ЛитМир - Электронная Библиотека

В тот же миг я скорее почувствовал, чем увидел, как в руке Коти оказался нож. Я ощутил, как меня раздирают на части противоречивые чувства. Что я буду делать, если начнется сражение? Попытаюсь ли остановить Коти или предупредить Сетру? Смогу ли сидеть и смотреть, как Сетру убивают в спину? Богини Демонов, унесите меня отсюда!

Норатар, продолжая смотреть на Сетру, сказала:

– Коти, не надо.

Коти тихонько вздохнула, и я вознес беззвучную молитву Вирре. Потом Норатар заявила, обращаясь к Сетре:

– Я бы хотела получить обратно свой меч, если вы не возражаете.

– Значит, вы не хотите прислушаться к моим доводам? – ровным голосом осведомилась Сетра.

– Хорошо, – сказала Норатар, – говорите.

– Благодарю вас, – ответила Сетра, убирая в ножны Ледяное Пламя.

Я сделал выдох. Сетра села, а спустя несколько мгновений ее примеру последовала Норатар, но глаз от Сетры она не отрывала.

– Мне сообщили, – продолжала Темная Леди горы Тсер, – что ваша наследственность вызывает сомнения. Откровенно говоря, было сказано, что вы незаконнорожденная. Я очень сожалею, но именно таким был окончательный вердикт.

Я слушал очень внимательно. Среди драгейриан гораздо меньше незаконнорожденных, чем на Востоке, потому что драгейрианская женщина не может забеременеть случайно – так по крайней мере говорят. Обычно незаконнорожденные появляются только в том случае, если один из супругов не способен иметь детей. Стерильность практически неизлечима и изредка встречается среди драгейриан. Поэтому слово «ублюдок» – гораздо более серьезное оскорбление для драгейриан, чем для выходца с Востока.

– Позднее мне сказали, – невозмутимо продолжала Сетра, – что ваш настоящий отец не был драконом. – Норатар сидела неподвижно, но ее правая рука вцепилась в стол. – Вы являлись старшим ребенком Наследника Дома Драконов. Моей обязанностью было указать на этот факт совету, если слух соответствовал истине.

Я могла бы проникнуть в дом ваших родителей вместе с моей ученицей, которая искусна в генетическом сканировании. – В этом месте Алира едва слышно фыркнула. Вероятно, у нее было собственное мнение относительно способностей Сетры Младшей. – Однако я отказалась от этой идеи. Я напрямую обратилась к лорду Клайеру. Он счел себя оскорбленным и отказался разрешить сканирование. Более того, он объявил войну и послал против меня армию.

Сетра вздохнула.

– Я уже потеряла счет армиям, которые пытались взять гору Тсер. Если это может послужить вам утешением, он был прекрасным стратегом, безусловно, достойным линии э’Лайна. А мне помогали несколько друзей, мы наняли армию, не говоря уже о самой горе Тсер. Он доставил мне несколько неприятных минут, но окончательный результат сомнений не вызывал. К концу сражения ваши родители были мертвы.

– Как они погибли? – сквозь сжатые зубы спросила Норатар.

Хороший вопрос. Почему их не оживили?

– Я не знаю. Они участвовали в сражении, но их убила не я. Ваши родители получили многочисленные ранения в голову – в результате магических атак. Больше мне об этом ничего не известно.

Норатар едва заметно кивнула.

– Естественно, я завладела их замком. Там нашли вас. Тогда, как мне кажется, вам было около четырех лет. Моя ученица сделала сканирование, а остальное вам уже известно. Я передала ваш замок Дому Дракона. Не знаю, что стало с ним или с другими владениями ваших родителей. Возможно, сохранились родственники…

Норатар снова кивнула.

– Благодарю вас, – сказала она. – Но это ничего не меняет…

– Я еще не закончила. Если моя ученица сделала ошибку, значит, тень падает и на меня. Более того, не вызывает сомнений, что мои действия явились причиной всех этих событий. Я доверяю знаниям Алиры в генетике больше, чем кому бы то ни было, а она утверждает, что вы дракон по обоим родителям с доминантной линией э’Лайна. Я хочу выяснить, что произошло. Если я вас убью, то сделать это будет гораздо труднее. Ну а если вы убьете меня, то это и вовсе будет невозможным. Была бы вам весьма признательна, если вы воздержитесь от вызова до окончания расследования. После этого, если пожелаете, я готова принять ваш вызов на любых условиях.

– На любых условиях? – переспросила Норатар. – Даже на обычных мечах?

Сетра фыркнула.

– Я готова даже на дуэль джарегов, если вы того пожелаете.

Тень улыбки скользнула по губам Норатар и тут же исчезла.

– Я принимаю ваше предложение, – заявила она. Коти и я расслабились. Маролан и Алира были заинтересованы происходящим, но особого беспокойства не испытывали – так мне показалось.

Маролан прочистил горло и сказал:

– Ну, тогда нам следует обсудить, что делать дальше.

– Скажите мне: если это был заговор, то мог ли Баритт быть его участником? – поинтересовалась Сетра.

Алира ответила:

– Да.

А Маролан одновременно сказал:

– Нет.

Я рассмеялся, а Алира пожила плечами и добавила:

– Ну, может быть.

Маролан фыркнул.

– В любом случае, – заявил Маролан, – неужели они смогли одурачить атиру? И станет ли атира участвовать в таком заговоре? Не говоря уже о лиорне. Если это заговор, как вы утверждаете, они должны были убедить атиру присоединиться к ним, а я не могу поверить, что такое возможно. К тому же ни один лиорн в Империи не станет участвовать в подобном деле – именно поэтому их всегда и включают в такие проверки.

Сетра кивнула каким-то собственным мыслям.

– Простите, а как происходит процедура выбора лиорна и атиры? – поинтересовался я. – Вы же не пойдете в Дом Лиорна и не будете кричать: «Нам необходимо сделать генетическое сканирование, хочет кто-нибудь помочь?» Как это происходит?

– Делается официальный запрос в Дом Лиорна от имени Империи. – ответила Сетра. – А если речь идет об атире, то кто-нибудь предлагает мага, которого он хорошо знает, а совет одобряет его кандидатуру.

– А Дом Лиорна выбирает того, кто знаком с подобными вещами, – добавил я. Сетра кивнула. – Ладно, – сказал я. – Но, Алира, насколько сложно обмануть кого-то при генетическом сканировании?

– Тут может помочь сложное заклинание, создающее иллюзию, – задумчиво проговорила она. – Если сканирующий недостаточно компетентен.

– А если компетентен?

– Его не удастся обмануть.

– А можно ли обвести вокруг пальца Сетру Младшую?

– Легко. – Алира фыркнула.

Я бросил взгляд на Сетру Лавоуд. Алира ее не убедила.

На время я решил забыть об этом.

– А как насчет Баритта?

– Нет, – заявила Алира. Маролан согласился с ней. – Уж в некомпетентности его обвинить никак нельзя.

– Значит, – продолжал я, – если кто-то сотворил заклинание, чтобы у всех создалось впечатление, что Норатар не дракон, Баритт должен быть с ним заодно. Лиорна могли обмануть.

– Влад, – сказал Маролан, – атира тоже должен был войти в сговор, но в этом меня еще нужно убедить.

– Я еще не до конца все разгадал, – признался я. – Но не будем торопиться. Сетра, а как об этом впервые услышала Сетра Младшая?

– Я не знаю, Влад. Все это случилось более четырехсот лет назад.

– Для вас это все равно что вчера.

Она вздернула бровь. Потом ее глаза переместились вверх, и она попыталась вспомнить.

– Сетра говорила, что слышала об этом от приятеля, который выпивал с леди Миерой. Леди Миера сказала ее приятелю об этом, а тот передал Сетре.

– И как звали этого приятеля?

Сетра вздохнула и откинулась на спинку стула. Положила руки на макушку, подняла голову вверх и уставилась в потолок. Мы сидели, не осмеливаясь вздохнуть. Неожиданно она выпрямилась.

– Влад, это Баритт!

«Почему, – подумал я, – меня это не удивляет?» Я покачал головой.

– Если вы хотите узнать, что думает по этому поводу Баритт, я могу рассказать вам, где его можно найти, только не рассчитывайте, что я пойду вместе с вами. Я уже один раз побывал у Врат Смерти – это займет целую жизнь, не меньше. У меня хватает своих проблем. Есть один парень, который хочет меня туда отправить. Фигура речи, – добавил я. – Насколько мне известно, туда не пускают выходцев с Востока.

83
{"b":"191559","o":1}