ЛитМир - Электронная Библиотека

Нарвайн только сверкнул глазами, увидев меня, а Шен быстро кивнул. Палка, развалившийся в кресле, поднял руку, а Сверкающий Псих сказал:

– Рад вас видеть, босс. Я уже начал думать, что вы превратились в миф.

– Если ты наконец-то начал думать, это уже хорошо. Идемте, господа.

На этот раз первым на улицу вылетел Лойош, за ним вышли Сверкающий Псих и Нарвайн. Остальные двое устремились за мной, оставив Крейгара последним. Мы свернули налево и направились к Кругу Малак. Я поприветствовал нескольких клиентов, с которыми был знаком лично, и людей, работавших на меня. У меня создалось впечатление, что за последний день наши дела немного оживились. Это порадовало. В воздухе по-прежнему чувствовалось напряжение, но оно перестало быть таким навязчивым.

Мы подошли к таверне под названием «Фонтан» и оказались возле первой двери налево.

– Палка, – сказал я.

– Гм?

– Именно здесь все и началось. Ларис открыл наверху маленькое дело, не сказав мне ни единого слова.

– М-м-м.

– Насколько мне известно, они продолжают работать. Сверкающий Псих и Шен подождут тут вместе со мной.

– Ладно.

Он повернулся и пошел вверх по лестнице. Нарвайн молча последовал за ним. Палка на ходу вынимал из-под плаща пару дубинок. Я прислонился к стене здания и приготовился к ожиданию.

Сверкающий Псих и Шен встали по разные стороны от меня, внимательно оглядываясь по сторонам.

– Посмотри, что происходит наверху, Лойош.

– Я уже этим занялся, босс.

Прошло совсем немного времени, и мы услышали треск, доносящийся откуда-то справа и сверху. Мы подняли глаза и увидели, как из окна вылетело тело и ударилось о мостовую в десяти футах от меня. Примерно через минуту появились Нарвайн и Палка. В левой руке Палка что-то держал. Дубинкой, зажатой в правой руке, он нарисовал на земле передо мной несколько квадратов. Я вопросительно на него взглянул. Не успел он ответить, как возле тела начала собираться толпа. Я всем широко улыбнулся.

Палка разжал левую ладонь и бросил несколько камней – черных и белых – на квадратики, нарисованные на земле.

– Короткую партию, босс?

– Нет, благодарю, – ответил я. – Я не играю.

Он со значением кивнул.

– В этом нет будущего, – заявил Палка.

Мы зашагали дальше.

Позже я вернулся в офис и с удовлетворением сообщил Крейгару, что на этой неделе можно ожидать увеличения доходов. Он что-то проворчал себе под нос.

– Крейгар, сделай кое-что для меня.

– Что?

– Навести парня, который предупредил нас о ловушке. Выясни, знает ли он что-нибудь еще.

– Навестить его? Лично?

– Да. С глазу на глаз.

– Почему?

– Не знаю. Может быть, чтобы понять, чем он отличается от своих коллег и сумеем ли мы заручиться поддержкой других людей Лариса.

Он пожал плечами.

– Хорошо. Но разве мы не подставим его?

– Если никто тебя не заметит, то нет.

Он снова что-то проворчал.

– Хорошо. Когда?

– Сейчас, по-моему, самое время.

Он вздохнул, что было приятным разнообразием после бесконечного ворчания, и ушел.

– Ну, что теперь, Лойош?

– Трудно сказать. Найти Лариса?

– Я бы очень хотел. Но как? Не будь он защищен против колдовства, я бы попытался достать его прямо сейчас.

– Ну, это дело обоюдное. Если бы ты не был защищен от магии, он бы тебя давно накрыл прямо в офисе.

– Наверное. Слушай, Лойош.

– Да, босс?

– У меня такое ощущение, что последнее время я недостаточно обращал на тебя внимания, когда был с Коти. Извини.

Он лизнул меня в ухо.

– Все в порядке, босс. Я понимаю. Кроме того, наступит день, и я тоже себе кого-нибудь найду.

– Надеюсь. Я вот о чем думаю. Скажи мне, я много отсутствовал? Мои отношения с Коти не мешали делу? У меня такое впечатление, что я слишком отвлекался на посторонние вещи.

– Может быть, немного. Не беспокойся об этом. Когда ситуация того требовала, ты оказался на высоте. К тому же я не знаю, что еще можно было сделать.

– Кстати, Лойош, я рад, что ты рядом со мной.

– Брось, чушь все это, босс.

Крейгар вернулся два часа спустя.

– Ну?

– Не знаю, удалось ли мне узнать что-нибудь полезное, Влад. Он понятия не имеет, где находится Ларис, но готов рассказать нам, если узнает. Он заметно нервничал, когда увидел меня, но это понять нетрудно. Точнее, он казался удивленным, словно не ожидал, что я заявлюсь. В любом случае он не смог сказать ничего важного.

– Гм. А как насчет других? Что ты думаешь по этому поводу?

Крейгар покачал головой.

– Что ж, – вынужден был признать я, – похоже, твой визит ничего нам не дал. А другие источники? Удалось найти новых людей, работающих на Лариса?

– Парочку. Но пока у нас нет денег, мы ничего не можем сделать. Если придется платить за «работу», мы будем разорены.

– Осталось всего два дня до конца недели. Может быть, после этого у нас появятся новые возможности. Оставь меня одного. Я хочу подумать.

Он ушел. Я откинулся на спинку, закрыл глаза, но мои размышления очень скоро были прерваны.

– Господин?

– Что случилось, Фентор?

– Мы все выяснили. Квартиры принадлежали умершему драконлорду, и с тех пор их перепродавали много раз.

– Как давно он умер?

– Около двух лет назад.

– Понятно. И ты не в состоянии выяснить, кто стал владельцем после этого?

– Пока нет, господин.

– Продолжай над этим работать. А как, кстати, звали этого дракона?

– Могущественный маг, господин. Его звали Баритт.

Вот так…

Ну и как мне с этим разобраться? Какое отношение Баритт может иметь ко мне? Совпадение – первое, что приходит в голову. Нет. Невозможно. Но как это может быть чем-то иным?

– Господин?

– Фентор, постарайся выяснить все подробности. Возьми еще людей. Необходимо проникнуть в имперские архивы, подкупить кого следует, короче – сделать все, чтобы найти ответы.

– Да, господин.

Баритт… Баритт… Могущественный маг, драконлорд. Он умер в весьма преклонном возрасте и стал таким известным, что никто не упоминал его линию, достаточно было назвать имя. Более того, его потомки называли себя «э’Баритт». Он умер всего два года назад, а его памятник стоит рядом с Водопадами Врат Смерти. Там произошла самая кровавая битва со времен Междуцарствия.

Баритт. Я мог легко представить его вовлеченным в интриги Дома Дракона, но какое отношение он имеет к джарегам? Мог ли он быть патроном Лариса? Или кто-нибудь из его потомков? Если да, то почему?

Более того, есть ли связь между моими проблемами с Ларисом и проблемами Норатар с Бариттом? Если да, то налицо очень сложный заговор. Драконы не склонны к таким интригам – за исключением Алиры, да и то в весьма ограниченной области.

Неужели мне опять придется посетить Водопады Врат Смерти и Дороги Мертвых? Я содрогнулся. Вспоминая свой последний визит, я понимал, что те, кто там обитают, вряд ли организуют мне радостную встречу. Будет ли толк от моего нового посещения? Скорее всего нет. В прошлую встречу Баритт не испытывал ко мне дружеских чувств.

Но это никак не может быть совпадением. Баритт владел квартирами, которые потом использовал в своих целях Ларис. Почему эти дома не перешли к наследникам Баритта? Потому что кто-то поиграл с бумагами? Может быть, именно из-за этого Фентору так трудно было установить имя владельца. Но тогда кто? И зачем?

Я вошел в контакт с Мароланом.

– Да, Влад?

– Расскажи мне о Баритте.

– Гм-м.

– Это мне уже известно.

– А что именно тебя интересует, Влад?

– Как он умер?

– Что? Ты не знаешь?

– Если бы я знал… Нет, мне это не известно.

– Он был убит.

Ага. По крайней мере это объясняет некоторые слова Баритта, обращенные ко мне.

85
{"b":"191559","o":1}