ЛитМир - Электронная Библиотека

– Знаю, тебе трудно, – сказал я.

А теперь не хотите ли услышать нечто безумное? Я ужасно хотел сказать что-нибудь вроде: «Надеюсь, я сумею занять ее место в твоей жизни», или, может быть: «Я буду рядом», или даже: «Я люблю тебя, Коти». Но я не мог. Почему? Я предполагал, что через короткое время меня убьют. Ларис все еще хотел моей крови, у него, как и прежде, было больше ресурсов, чем у меня, и, что еще важнее, он знал, где меня найти, а я понятия не имел, где он прячется. Вот почему я не мог вести себя так, чтобы Коти ко мне привязалась. Настоящее безумие. Я потряс головой и постарался держать рот на замке.

Я поднял глаза на Коти и заметил, что она смотрит мне через плечо и слегка кивает.

– Лойош!

– Да, босс?

– Что, проклятая твоя башка, ты ей говоришь ?

– То, что ты сам должен был сказать, если бы не был болваном с мозгами тсера.

Я попытался его схватить, но он легко увернулся и улетел на подоконник. Я зарычал и вскочил на ноги, но тут же почувствовал легкую руку Коти на своем плече.

– Владимир, – спокойно сказала она, – давай ляжем в постель.

Ну, если приходится выбирать между тем, чтобы свернуть шею всезнающему нахальному джарегу, и занятиями любовью с самой замечательной женщиной в мире…

Колебался я недолго.

13

А что я, по-твоему, сделаю? Поцелую его?

– Господин?

– Да, Фентор? – Я окончательно проснулся и притянул к себе Коти.

– Я нашел графиню Неоренти.

– Хорошая работа Фентор, я доволен. А как насчет атиры?

– Господин, вы уверены, что ее имя именно баронесса Тайрелла?

– Думаю, да. Но могу еще раз проверить. В чем дело? Ты не можешь ее отыскать?

– Я со всей тщательностью изучил архивы. В Доме Атиры никогда не было никого, кто носил бы имя Тайрелла. «Баронесса» она или нет.

Я вздохнул. Почему жизнь оказывается такой, Вирра ее забери, сложной?

– Ладно, Фентор. Я вернусь к этой проблеме завтра. Поспи немного.

– Благодарю вас, господин.

Я прервал контакт. Кота проснулась и прижалась ко мне еще теснее.

– Что случилось, Владимир?

– Новые проблемы, – ответил я. – Давай забудем о них сейчас.

– М-м-м, – сказала она.

– Лойош.

– Да, босс?

– Ты условно прощен.

– Да, я знаю.

Спустя несколько коротких счастливых часов мы встали, готовые действовать. Коти предложила угостить меня завтраком, и я согласился. Перед уходом Коти прошлась по комнатам, заглядывая во все углы и щели. Она прокомментировала дешевую копию дорогого рисунка горы Тсер, выполненного Катаной, доброжелательно усмехнулась, глядя на имитацию восточного стекла – так продолжалось бы до бесконечности, если бы я наконец не сказал:

– Сообщи мне, когда инспекция будет закончена, я проголодался.

– Да? Извини. – Она бросила еще один взгляд на мою квартиру. – Мне вдруг показалось, что я у себя дома.

Я вдруг почувствовал комок в горле, а Коти взяла меня за руку и повела к двери.

– Где мы будем есть, Владимир?

– Что? Ну, мне все равно. Рядом имеется одно местечко, где сравнительно чистые приборы.

– Звучит привлекательно.

Лойош устроился у меня на плече, и мы зашагали по улице. Прошло четыре часа после рассвета, кое-какие лавки уже открылись, но народу на улице было мало. Мы вошли в «Тседик», и Коти взяла мне две жирные колбаски, пару печеных куриных яиц, теплый хлеб и вполне приличное пиво. Себе она заказала то же самое.

– Мне только что пришло в голову, что я еще ни разу не готовил для тебя, – сказал я.

– Я все ждала, когда до этого дойдет. – Коти улыбнулась.

– Ты знаешь, что я умею готовить? Да, конечно. – Она продолжала есть. – Мне следует изучить твое прошлое, чтобы мы оказались в равном положении.

– Вчера вечером я рассказала тебе почти все, Владимир.

– Не считается, – фыркнул я. – Это совсем другое дело. Пока мы ели, я пришел к выводу, что пора заняться чем-нибудь полезным.

– Извини, – сказал я Коти.

– Маролан…

– Да, Влад?

– Атиры, имя которой вы мне назвали, не существует.

– Прошу прощения?

– Она не атира.

– Ну и кто же тогда она?

– Насколько мне удалось выяснить, ее нет в природе.

Наступила пауза.

– Я должен кое-что уточнить. О результатах я тебе сразу же сообщу.

– Хорошо.

Я вздохнул, и оставшаяся часть нашего завтрака прошла в молчании. Мы постарались не задерживаться, потому что находиться в ресторане без телохранителей – дело опасное. Достаточно официанту, которому известно, что происходит, сообщить людям Лариса, а те сразу пришлют убийц. Коти это известно не хуже меня, поэтому она ничего не сказала, когда я заторопился.

Она прекрасно все понимала и первой вышла из ресторана, чтобы убедиться, что у выхода меня никто не поджидает. Лойош сделал то же самое.

– Босс, не выходи!

– Владимир!

Впервые в жизни я застыл в нерешительности. Почему? Потому что все мои инстинкты и опыт подсказывали, что необходимо держаться подальше от двери, но разум кричал о том, что Коти столкнулась лицом к лицу с убийцей.

Я стоял на месте, как идиот, а Коти бросилась вперед. В следующее мгновение передо мной возник какой-то тип с жезлом мага в руках. Он сделал движение, и, прежде чем я успел сообразить, что происходит, в моей руке оказался вращающийся Разрушитель Чар. Я почувствовал покалывание в ладони и понял, что мне удалось перехватить заклинание. Тип, атаковавший меня, выругался, но тут ему в шею вонзился кинжал. Судя по всему, Коти держала дверь под контролем. На ходу вытаскивая стилет, я успел псионически крикнуть Крейгару:

– Помощь!

В следующее мгновение я увидел еще троих. Вот это да!

Один из них кричал, отбиваясь от Лойоша. Другой бился на мечах с Коти. Третий заметил меня, и в его руке что-то сверкнуло. Я нырнул вперед, к нему, перекатился (а это не так-то просто сделать с мечом на поясе), и ему не удалось в меня попасть. Я ударил двумя ногами, но он успел отскочить. В его левой руке появился метательный нож. Оставалось надеяться, что он не попадет в жизненно важную точку.

Нож вылетел из его ладони, а в правой руке возник кинжал. Я воспользовался моментом, еще раз перекатился и сделал с ним то, что он пытался сделать со мной. Я полагал сердце жизненно важной точкой – и не промахнулся.

Быстрый взгляд в сторону Коти показал, что с ней все в порядке. Ее противник явно не привык к восточной манере фехтования. Я вытащил рапиру и устремился к типу, на которого напал Лойош. Он в последний раз попытался зарубить джарега, повернулся ко мне, поднял клинок – в этот момент моя рапира вонзилась в его левый глаз. Я снова повернулся к Коти. Она вытирала свой меч.

– Пора уносить ноги, – сказал я, когда Лойош уселся на мое плечо.

– Хорошая мысль. Ты можешь телепортироваться?

– Нет, когда так сильно возбужден. А ты?

– Нет.

– Ну, тогда пойдем в мой офис пешком.

Коти почистила клинок и засунула его в ножны, а я оставил свое оружие рядом с телом. Мы вернулись обратно в «Тседик», и я вывел Коти через черный ход на другую улицу, после чего мы неторопливо направились к моему офису.

Если бы мы шли быстро, то привлекли бы внимание, а это нам совсем ни к чему. Но что может быть невыносимее такой неспешной прогулки, когда сердце отчаянно бьется, а адреналин кипит в крови? Я дрожал, как текла, и мысль о том, что это делает меня еще более легкой добычей, мало помогала.

Мы успели пройти больше квартала по направлению к офису, когда встретили четверых джарегов: Сверкающего Психа, Наала, Шена и Палку.

– Доброе утро, господа, – сумел поприветствовать я их.

Они ответили тем же. Я не стал говорить Наалу, что он хорошо выглядит, чтобы не обидеть его. Однако он казался вполне довольным жизнью.

89
{"b":"191559","o":1}