ЛитМир - Электронная Библиотека

— Это не обо мне, — сквозь зубы процедил герцог.

Лорд Роуленд покосился на брата, потом опустил глаза и стал медленно загибать пальцы на левой руке. Его озаренные утренним солнцем золотисто-каштановые волосы светились, создавая вокруг его головы некое сияние.

— Нет, нет, это тоже не мог быть ты… Я вам точно скажу, — улыбнувшись, проговорил лорд Роуленд, обращаясь к Финну, — он и вполовину не так плох, как хочет казаться.

— Надеюсь, что нет, — усмехнулся Финн. — Избави нас Бог от Италии, населенной маленькими Уоллингфордами. Но дело в том, что Италия, которую я имею в виду, находится очень далеко… я бы сказал, чрезвычайно далеко, от той Италии, с которой вы знакомы.

Он начал медленно листать газету и довольно скоро нашел нужное ему место.

— Вот, — сказал он и протянул газету Уоллингфорду. — Взгляни, что ты об этом думаешь?

Уоллингфорд приподнял одну бровь, тяжелую и черную.

— И не подумаю. Всю жизнь я придерживался одного незыблемого правила — ничего не читать до ленча.

— Вздор! — Лорд Роуленд явно оживился и принялся резать лежащую перед ним на тарелке колбасу. — Но все равно лучше прочитай сам, Берк. Ты меня заинтриговал.

Финн глубоко вздохнул и прочистил горло.

— Объявление. «Английские лорды, леди и джентльмены, понимающие и проницательные, — вот почему ты пропустил его, Уоллингфорд, — могут обратить внимание на уникальную возможность взять в аренду великолепный замок и поместье, расположенные на идиллических холмах Тосканы, в стране незаходящего солнца».

— Надо же, — протянул Уоллингфорд, — оказывается, вращение Земли никак не влияет на прекрасные поля Тосканы. Я потрясен.

Лорд Роуленд указал ножом на газету:

— Чтобы выспаться, необходимо хотя бы несколько часов темноты.

Финн громко продолжил:

— «Владелец, человек безупречного происхождения, предки которого отражали нападения врагов на замок начиная с дней Медичи…»

— Послушай, — проговорил лорд Роуленд с задумчивой гримасой, — я считал, что все фортификационные сооружения Тосканы построены в городах-государствах. А единичный замок, стоящий сам по себе…

— Но это же не лекция по географии, — раздраженно воскликнул Финн, — а всего лишь газетное объявление. Ну вот, ты меня сбил. Где я остановился? «Безупречное происхождение… Медичи»… а, вот. В общем, «владелец» и прочее, и прочее, «вынужден уехать по делам бизнеса и предлагает годовую аренду принадлежащей ему собственности на условиях, чрезвычайно благоприятных для понимающего человека». Знаешь, Уоллингфорд, я, пожалуй, возьму переговоры на себя, так что он тебя не разоблачит — ха-ха! «Претенденты могут навести справки у лондонского агента владельца»… Послушай, Уоллингфорд, с тобой все в порядке?

Поперхнувшись, герцог зашелся в приступе отчаянного кашля.

— Кажется, он в замешательстве, — пожал плечами лорд Роуленд.

— По какой причине?

— Думаю, из-за предположения, что ты берешь в аренду на год итальянский замок от его имени.

— Да нет же, нет! Вы меня не поняли! Я просто пошутил! — Финн отложил газету и принялся за еду.

Уоллингфорд наконец перестал кашлять и вытер слезящиеся глаза.

— Пошутил? Хороши шуточки! — воскликнул он и еще пару раз кашлянул. — Ты называешь такие вещи шуточками, Берк? Боже мой, ты мог убить меня!

— Поверь мне, Уоллингфорд, я бы никогда не стал вести такого рода переговоры от твоего имени. У меня и собственных средств достаточно. — Финн благожелательно улыбнулся и взял тост. — Нет, аренда будет оформлена на мое имя. А вы двое станете моими гостями, и ничего более. Пенхоллоу, окажи любезность, передай мне джем.

Лорд Роуленд, двигаясь словно во сне, протянул гостю керамический горшочек с джемом.

Все оказалось намного забавнее, чем Финн мог себе представить. Замешательство на лице Пенхоллоу. Румянец на физиономии герцога, побелевшие суставы пальцев, сжимающих двухсотлетний столовый прибор.

Кто заговорит первым?

Уоллингфорд, конечно, кто же еще.

— Уверен, мой дорогой Берк, — сказал он, причем слова «дорогой Берк» явно дались ему с большим трудом, — что я тебя неправильно понял.

— Могу тебя заверить, что нет, — спокойно сообщил Финн, аккуратно намазывая джем на кусочек поджаренного хлеба. — Дорогие друзья, я открою карты. Дело в том, что в последнее время я тревожился за вас.

И без того хмурый Уоллингфорд стал мрачнее тучи.

— Не могу себе представить почему. Возможно, из-за нашей бедности? Или из-за отсутствия в нашей жизни женщин?

— Ты попал в точку. Именно в этом ваша беда. Вы даже не понимаете, насколько ветреной и бесполезной стала ваша жизнь. У вас нет цели, нет движущей силы. Каждый день вы напиваетесь до бесчувствия…

Лорд Роуленд со стуком положил вилку на стол.

— Не тебе говорить. Как будто я не видел тебя пьяным как свинья. И не единожды.

Но Финн только отмахнулся:

— Ну, было такое, один или два раза. Любой человек может позволить себе иногда расслабиться. Но вы превратили все это в систему. Вино, женщины и скандалы, как гласит пословица.

— Ничего подобного, — вяло запротестовал лорд Роуленд. — Никаких скандалов. Ну, или почти никаких.

— Да, тут и говорить-то не о чем, — добавил Уоллингфорд.

Финн подался вперед и уперся локтями в край стола по обе стороны от тарелки.

— Три дня назад, — сказал он, — я видел нашего старого знакомого еще по Кембриджу. Каллахана. Помните его?

— Каллахана? Конечно, я его помню. Веселый малый. Немного туповат, но всегда готов к озорству, — нахмурился лорд Роуленд. — Что с ним не так?

— Он мертв. Захлебнулся собственной рвотой в гостиной у своей любовницы в Кэмдене.

В наступившем молчании Финн услышал тиканье старых позолоченных часов, висящих над камином. Они неумолимо отсчитывали уходящие в вечность секунды.

— Боже правый, — наконец выдохнул Уоллингфорд.

— Кэмден, — пробормотал лорд Роуленд. С таким же выражением он произнес бы «Антарктида».

Финн убрал локти со стола и снова взялся за вилку и нож.

— Я случайно увидел похоронную процессию. Его тело отвезли в старый фамильный склеп в Манчестере, недалеко от завода, который я собирался купить. Оказалось, он единственный сын в семье. Его мать совершенно уничтожена.

— Ну, с этой точки зрения у нас все в порядке, — пожал плечами Уоллингфорд. — Наша мать уже десять лет, как отбыла в мир иной, так что в случае чего никто не заплачет.

Финн продолжил:

— Мне сказали, что гроб не открывали. Любовница обнаружила его тело утром и в панике сбежала вместе со своей горничной. Бедолагу нашли только через неделю.

Уоллингфорд выпрямился, сурово уставился на Финна и, величественно скрестив руки на груди, заговорил:

— Прекрасно, Берк, я все понял. Разгульная жизнь заканчивается трагедией и грязью. Женщинам доверять нельзя. Предупрежден — значит вооружен. Я немедленно удаляюсь в деревню и впредь буду вести жизнь трезвую и благочестивую.

Финн, конечно, ожидал сопротивления. Нельзя указать герцогу на необходимость изменить свой образ жизни и встретить лишь покорное согласие. Поэтому он терпеливо улыбнулся и сказал:

— У меня есть для вас предложение.

— Уверен, что есть. Ты же пришел в такую рань не просто так. И оно как-то связано с замком в Италии.

— Дело в том, что я уже некоторое врет переписываюсь с одним человеком. Он живет недалеко от Рима, занимается тем же проектом, что и я, но подходит к делу с другой стороны.

— Ты имеешь в виду свою навязчивую идею создать экипаж, который двигался бы без лошади? — спросил герцог.

— Дрянные машинки? — вмешался лорд Роуленд.

Финн возвел глаза к потолку:

— Да вы просто луддиты! Впрочем, ладно. Несколько недель назад мой коллега в Риме, его зовут Дельмонико, предложил мне устроить… не знаю, можно ли это назвать соревнованием, некую выставку, на которой будут показаны лучшие экземпляры машин. Если же их наберется достаточно много, можно будет устроить гонки.

— Гонки! — Лорд Роуленд расхохотался. — Какие к черту гонки! Я хожу быстрее, чем двигаются твои творения.

2
{"b":"191561","o":1}