ЛитМир - Электронная Библиотека

Он обожал ее.

Руки, нет не руки, лапы Уоллингфорда ухватились за дверную раму как раз в том месте, которого двадцать четыре часа назад касались тонкие пальчики леди Морли, и герцог заглянул внутрь. Он подошел к машине вплотную, и носки его сапог оказались под шасси. Финн прикинул, что они не более чем в футе от элегантного ушка Александры. А за дверью вовсю голосили белки, не ведая о накале страстей в мастерской.

— Пусто! — прорычал Уоллингфорд, развернулся, злобно прищурился и уставился на Финна. — Где она? Говори?

Финн изо всех сил старался не расхохотаться.

— Понятия не имею. В замке, наверное.

Только теперь герцог заметил заднюю дверь, давно и надежно заколоченную.

— Она выскользнула отсюда и убежала, когда пришел Пенхоллоу, да? — Он подскочил к двери, легко оторвал пару досок и распахнул ее, впустив в помещение солнечный луч, осветивший машину с другой стороны.

— Вопрос лишь в том, — сказал он сам себе, — вернулась ли она в замок, или спряталась где-то поблизости и вернется, когда я уйду.

Финн пожал плечами и вздохнул.

— Ищи!

— Думаю, она где-то здесь. Она упорная женщина, и всегда добивается, чего хочет. — Он оглянулся на Финна. — Ты пойдешь со мной. Я должен следить за тобой.

— Вы, герцоги, — теряя терпение, медленно проговорил Финн, — не знаете, что такое работа. Представь себе, она требует многочасовой сосредоточенности…

— Не смеши меня.

Финн всплеснул руками:

— Да что же это такое, Уоллингфорд! Ты перешел все границы.

Чеканя шаг, Берк вышел из мастерской, остановился у толстой оливы и скрестил руки на груди. Воздух был наполнен восхитительным ароматом — в садах цвели яблони.

— Ищи, — сказал он. — Я буду ждать здесь.

Герцог обошел все вокруг с большим вниманием, словно охотник, выслеживающий особенно хитрую дичь.

У каждого дерева он останавливался и задирал голову, внимательно осматривая кроны. Только, пожалуй, не принюхивался.

«Нет, — потрясенно заметил Финн и прикусил губу, чтобы не захохотать, — он действительно нюхает воздух.

Возможно, старается почувствовать запах лилий?» Финн инстинктивно сжал кулаки. Почему-то его оскорбил тот факт, что Уоллингфорд знает этот запах.

— Тебе не надоело? — лениво спросил он. — Ведь ежу понятно, что ее здесь нет. Может быть, ты наконец уйдешь и дашь мне возможность вернуться к работе?

Но герцог продолжал осматривать окрестности. Утомившись, он вернулся к Финну:

— Хорошая работа, Берк. Считай, что я тебе мысленно аплодирую. Все разыграно, как по нотам. Но, уверяю тебя, в следующий раз я буду наготове.

— На чьей ты стороне?

— На твоей, друг мой, хотя ты мне и не веришь, — ответил герцог и положил руку на засов.

Финн похолодел от ужаса. А вдруг Александра решила, что опасность миновала, и покинула свое укрытие?

— Какого черта ты опять туда идешь? Ты же вроде бы обыскал всю эту проклятую мастерскую!

— Я всего лишь хочу забрать свою шляпу, — с достоинством ответствовал Уоллингфорд.

Финн рванулся за ним:

— Я принесу тебе шляпу.

Но было уже поздно. Герцог снова ворвался в мастерскую. Финн быстро огляделся. Слава Богу, леди Морли сохранила самообладание и осталась в укрытии в ожидании его сигнала.

Уоллингфорд внимательно взглянул на лицо Финна.

— Ага! — сказал он на удивление тихо. — Она все еще здесь, не так ли?

— Ее здесь никогда не было. У тебя больное воображение.

Герцог не обратил внимания на слова друга. Он медленно скользил взглядом по толстым каменным стенам.

— Итак, — сказал он сам себе, — если бы я был женщиной, застигнутой in flagante…

— In flagrante[1], тупица!

— …куда бы я забился, чтобы скрыть позор? Причем женщина довольно-таки изящная, хотя и с широкими бедрами. Она уже не девочка, твоя леди Морли.

Его взгляд остановился на машине, а потом скользнул вниз к полу.

— Вот оно что, — спокойно сказал он. — Умно, ничего не скажешь.

— Уоллингфорд, ты совсем спятил?

— Знаешь, Берк, — сказал герцог, медленно продвигаясь к машине, как будто наслаждаясь моментом, — мне, пожалуй, нравится твоя леди Морли. Требуется немалое мужество, чтобы спокойно лежать под автомобилем, да еще и так долго. Мне иногда кажется, что она действительно влюблена в тебя.

Не дойдя до своей цели двух шагов, Уоллингфорд остановился и игриво заговорил:

— Что скажете, леди Морли, вы действительно влюбились в моего друга Берка?

Финн в ужасе застыл, приказав себе сохранять спокойствие до последнего момента. А что потом? Броситься на ее защиту? Выгнать? Как будет правильно?

Герцог наклонился.

— Хотя, — продолжил он и оперся одной рукой о пол, — она все равно ни за что не признается… Проклятие! — прошипел он и стукнул по полу кулаком. — Ее здесь нет! Улизнула!

Финну потребовался весь его самоконтроль, чтобы не опуститься на колени рядом с герцогом и не проверить его утверждение.

— Могу только повторить, — устало сказал он, — ее здесь никогда не было.

Уоллингфорд выпрямился во весь рост, немного постоял в задумчивости и повернулся к Финну. Его физиономия постепенно смягчилась, на ней даже проступило нечто вроде раскаяния.

Финн позволил себе криво улыбнуться:

— Неужели человек не может приготовить себе вторую чашку чая, не рискуя подвергнуть свое рабочее место обыску?

— Ладно, приятель, — примирительно сказал герцог. — Извини. Я только возьму свою шляпу и уйду. — Он взял со стола свою шляпу и водрузил на голову. — Но помни, что я тебе сказал, хорошо?

— Обязательно.

— И если окажешься в трудном положении, помни, выход всегда есть. Я сам в этом неоднократно убеждался. Ха-ха.

— Я запомню, — пробормотал Финн, соображая, куда могла подеваться леди Морли.

— Ты, конечно, признанный эксперт во многих научных вопросах, но…

— Уоллингфорд! Убирайся!

— Увидимся за ужином, — с этими словами герцог наконец вышел из мастерской, с грохотом захлопнув за собой дверь.

Финн закрыл глаза и принялся считать секунды, стараясь не торопиться. Досчитав до двадцати, он тихо позвал, не открывая глаз:

— Леди Морли!

Слева от него послышался скрип открывающейся двери. Он повернулся на звук, открыл глаза и увидел, как из нижнего отделения буфета появляется леди Морли — растрепанная, чумазая, в измятом платье.

— Горизонт чист? — спросила она, и ее губы тронула слабая улыбка.

— Вроде бы да. С вами все в порядке?

— Более или менее.

Она стояла в нерешительности, нервно разглаживая платье. Потом оставила это бесполезное занятие и стала поправлять волосы, которые выбились из прически и теперь свисали пыльными, промасленными прядями.

Финн понял, что его бьет дрожь.

— Могу ли я… боюсь, ваш чай остыл.

— Да ну его, этот проклятый чай, — отмахнулась Александра и убрала прядь волос, прилипшую к щеке.

— Сядьте, — сказал он. — Представляю, как вы натерпелись. А я приготовлю еще чаю.

Не надо, тряхнула головой леди Марли и спросила: — Скажите, почему вы это сделали?

— Что вы имеете в виду?

— Почему вы меня спрятали? И потом, было бы намного проще, если бы вам помогал Пенхоллоу или Уоллингфорд, а не я. Почему вы дали им от ворот поворот?

Ее глаза лихорадочно блестели.

— Я всего лишь поступил честно. — Он хотел безразлично пожать плечами, но эти части тела решительно отказались ему подчиняться. — Я позволил вам остаться, значит, вы находились под моей защитой. Вы имели полное право на нее рассчитывать.

Леди Морли отвела глаза, а потом принялась внимательно рассматривать носки своих туфель.

— Спасибо.

Между ними повисло молчание, исполненное напряженного ожидания. Солнце переместилось и теперь посылало свои лучи через южное окно, согревая воздух, ощутимо пригревая затылок Финна и окрашивая кожу леди Морли в золотистый цвет. Финн наконец обрел способность двигаться и направился к столу у стены, где он меньше часа назад готовил чай. Или это было полжизни назад? Его руки стали машинально перекладывать мелочи, лежавшие на столе. Первым делом он убрал в буфет чайные принадлежности, начисто забыв, что обещал несчастной женщине еще чашку чаю.

вернуться

1

In flagrante — на месте преступления, лат.

27
{"b":"191561","o":1}