ЛитМир - Электронная Библиотека

В последний момент Александра заметила перед собой какое-то движение.

— Черт! Телега! — завопила она и дернула руль вправо. Автомобиль послушно слетел с дороги и покатился по траве.

Глава 14

— Это целиком и полностью ваша вина! — заявила Александра, устремив на Финна самый возмущенный и высокомерный взгляд из арсенала маркизы Морли.

Он выпрямился, закончив осмотр правого переднего колеса машины, и покаянно вздохнул.

— Я и не спорю. Вся ответственность лежит на мне.

Выражение лица Александры смягчилось.

— Тогда ладно.

— Вы не думайте, я умею учиться на своих ошибках.

— Прекрасно. Значит, договорились: больше никаких поцелуев и прочей ерунды…

— …пока машина не остановится, — закончил Финн. Он снова взглянул на свою патентованную пневматическую шину. Спустившую.

— Я вовсе не это имела в виду.

— Шина спустила, — констатировал Финн. — Боюсь, наша поездка окончена. Я должен был взять с собой инструменты. — Он поднял глаза на Александру и подмигнул. — Похоже, я позволил себе немного увлечься.

— Вы невозможны. — Она подняла руку, чтобы защитить глаза от солнца, и посмотрела на дорогу. Перепуганный кучер, на повозку которого они едва не налетели, уехал, получив сбивчивые объяснения на плохом итальянском. Его уже почти не было видно.

«Застенчивые мужчины становятся самыми лучшими любовниками». От кого она это слышала? Кажется, от леди Пемброук. Ее светлость имела большой опыт в подобных делах, и ее мнение считалось авторитетным. «Юные неопытные девушки всегда влюбляются в заносчивых, уверенных в себе хлыщей, — сказала она как-то Александре за чаем в оранжерее. — Все это хорошо, если хочешь, чтобы с тобой разобрались за двадцать минут. А застенчивому человеку нужно время, Александра. Всегда помни это. Он обладает воображением, и под штанами — настоящий тигр. — Глоток чаю, задумчивый взгляд. — Мне нужны только застенчивые, робкие мужчины».

Александра выпила чай, понимающе улыбнулась и отправилась домой к дорогому лорду Морли, его подагре и ежемесячным попыткам исполнить свой супружеский долг. Она в принципе ничего не имела против. От лорда Морли приятно пахло хересом и шерстью, он с трогательным энтузиазмом целовал ее груди. Любовные игры очень быстро кончались, при этом лорд Морли ни разу не снял свою ночную рубашку. Зато всегда благодарил ее за доставленное удовольствие, хвалил красоту и страсть. Были времена, еще до того как подагра сделала его злым и вспыльчивым, когда его стук в дверь ее спальни приятно волновал. Возможно, ей нравилась ее власть над могущественным человеком. Все же лорд Морли обладал большим влиянием и даже был вхож к королеве. В любом случае лорд Морли не был ей противен.

«Застенчивые мужчины — прекрасные любовники». У Александры никогда не было любовника. Она никогда не хотела его иметь. Зачем рисковать репутацией, независимостью, наконец, покоем ради нескольких минут физического удовольствия?

Финн — мистер Берк — опустился на колени на траву, чтобы как следует рассмотреть шину. Рабочий халат остался в мастерской, и Александра видела, как натянулся на его широкой спине коричневый твидовый пиджак. Она отошла в сторону. Теперь ей был виден его профиль — золотистая кожа, прищуренный глаз, нахмуренные брови. Он провел рукой по боковой поверхности шины и сосредоточенно уставился на измазанные пальцы.

Интересно, какой он любовник?

Она знала ответ. Разве он не целовал ее? Не ласкал? Он умен и терпелив, ему требуется время и он обладает воображением. В постели он будет тигром. Он сломит ее волю, подчинит себе и бросит весь мир к ее ногам. Он крепко обнимет ее, даст чувство безопасности.

— Мистер Берк! — Господи, о чем она думает? Что делает? — Финн!

Он поднял голову и улыбнулся.

Кровь зашумела в ушах. Говорить она не могла.

— Я понимаю, все это досадно, — сказал он. — Мне необходимо сбегать в мастерскую за инструментами. Вы не успеете заскучать, как я вернусь. Посидите пока здесь на солнышке и послушайте пчел.

— Я боюсь пчел, — солгала Александра. — Лучше уж я пойду с вами.

— Вы только представьте, — сказал Финн, вставляя ключ в замок. Надо же, он открывает дверь в уединенное помещение, рядом с ним стоит она, леди Морли, и это кажется само собой разумеющимся. — Восемнадцать миль в час! Я в восторге!

— Зачем вы запираете дверь на замок? — спросила Александра. Ее голос был странным — тихим, подавленным.

Финн открыл замок и снова опустил ключи в карман.

— Мы, механики-энтузиасты, очень азартные люди, в нас силен состязательный дух, и к цели мы стремимся не всегда прямым путем, по крайней мере некоторые из нас, — объяснил он и отступил в сторону, предлагая ей войти. — Ставки высоки. Это главная причина, почему я выбрал столь уединенное место. Так сказать, подальше от людских глаз.

— А другие причины?

Александра не смотрела на мужчину. Она была занята вытаскиванием булавок из своей большой соломенной шляпы и укладыванием их на стол.

— Меньше отвлекающих факторов.

Финн ожидал, что она рассмеется. Ему очень нравился ее мелодичный звонкий смех. Но она лишь сняла шляпу и положила ее на стол рядом с булавками.

— Думаю, можно считать везением то, что вы допустили меня сюда, в свою святая святых, — сказала она, все еще глядя в сторону. Утреннее солнце еще не добралось до окна, и в рассеянном свете казалось, что кожа на ее лице светится изнутри. — Значит, вы мне доверяете.

— Да, Конечно, — согласился Финн, с некоторым недоумением наблюдавший, как она стоит без движения: волосы слегка растрепаны, одна рука опирается на стол, другая теребит край шляпы. — С вами все в порядке?

— Да.

— Я вас чем-то обидел? Понимаете, ночь была долгой, и со всеми этими волнениями я мог…

— Нет, что вы. Вы меня ничем не обидели, — теперь ее голос звучал увереннее.

Она наконец повернулась и остановилась спиной к столу, крепко держась за его край.

— Нет, правда, все в порядке, — снова сообщила она, но при этом выглядела, как преступник, оставленный на эшафоте, чтобы казнил себя сам.

Финн открыл рот и тут же его закрыл. Что происходит?

— Я только… — с трудом выдавил он, — я сейчас соберу инструменты, и мы пойдем обратно. Я быстро.

— Нет! — воскликнула Александра.

— Простите?

— Нет, давайте останемся здесь на несколько минут. — Она с трудом сглотнула. — Пожалуйста, я прошу вас, Финн.

Секунду или две он изумленно таращился на нее, прежде чем понял ее слова.

— Хорошо.

Его голова была тяжелой после бессонной ночи, а мускулы ныли из-за перетаскивания тяжестей — сначала он переносил батарею, потом выталкивал автомобиль на дорогу. Все это в комплексе делало его несколько заторможенным, как будто он выпил накануне слишком много шотландского виски.

— Пожалуйста, — жалобно повторила Александра, и тяжесть в его голове переместилась в пах, а мускулы, как и при перетаскивании батареи, налились новой энергией.

Финн подошел к ней и успел заметить, как расширяются и начинают блестеть по мере его приближения ее глаза. По пути он снял шляпу и перчатки и швырнул их на стул, стоящий рядом с ее скрытыми юбками ножками.

Ее запах окутал его плотной пеленой. Финн потянулся к ее уху и шепнул:

— Скажите, это мыло или духи?

— Что? — Александра явно думала о чем-то другом.

— Лилии. Ты пахнешь лилиями.

— А… наверное, это мыло, — с усмешкой произнесла она.

— Чертовски беспечно с твоей стороны.

Финну нравилось, что в ее присутствии он мог не выбирать слова и она не обращала на это внимания. Он неторопливо поднес руку к ее затылку и принялся вытаскивать заколки. Когда тяжелая шелковистая копна рассыпалась по ее плечам, он довольно хмыкнул:

— Ты хотя бы примерно представляешь, что твои лилии способны сделать с мужчиной?

— Нет, — тряхнула она головой.

Финн вытащил последнюю заколку и положил на стол рядом со шляпой и булавками. Александра закрыла глаза, пожалуй, даже зажмурилась. Создавалось впечатление, что она боится открыть глаза. Он запустил обе пятерни в ее густые мягкие волосы и аккуратно разложил их по ее плечам. От них исходил аромат свежего воздуха и солнца.

38
{"b":"191561","o":1}