ЛитМир - Электронная Библиотека

— Ой, смотри! — воскликнула Абигайль.

Александра обернулась. Ее сестра смотрела на дорогу, прикрыв рукой глаза, хотя никакого солнца не было и в помине.

— Разве это не те джентльмены, с которыми мы ужинали вчера вечером? — спросила она, стараясь перекричать внезапно поднявшийся ветер.

— Черт бы их побрал, — тихо пробормотала Александра. — Впрочем, ладно, что будет, то будет.

Она приподнялась на цыпочки и вытянула свою немаленькую шею, стараясь разглядеть, что происходит за пеленой висевшей в воздухе влаги. Ну, конечно, это они. Она увидела, как на фоне серой скалы мелькнули знакомые ярко-рыжие волосы. Мужчины ехали верхом, вероятно, намного обогнав транспортное средство, которое везло их багаж. Александра от души выругалась. Конечно, по этим дорогам им тоже следовало ехать верхом. Если бы не маленький мальчик… Но она быстро отбросила эту мысль. Они не могли оставить Филиппа дома.

Александра представила, как прячется за массивными скалами у дороги или, еще лучше, покрывает голову куском холста и притворяется крестьянкой. Она взглянула на телегу, на косматых караковых лошадок кучера, топчущегося в грязи. Что же делать?

— Итак, дамы, — решительно заговорила она, ни в коем случае не желая встретить предстоящее унижение как перепуганная крестьянка, застывшая в ожидании приезда императора. — Давайте-ка переложим наши вещи.

Кучер уже убрал парусину, закрывающую багаж. Он двигался неторопливо и размеренно, как человек, который не видел смысла в спешке в любых жизненных ситуациях. Абигайль подошла к сестре и взялась за одну ручку своего обитого кожей дорожного сундука. Александра взялась за другую, и они попытались его поднять.

Он был тяжелый. Очень тяжелый. Намного тяжелее, чем можно было ожидать. К тому же его намертво заклинило между соседними сундуками.

— Что ты туда положила? — удивилась Александра и изо всех сил потянула ручку. Результата не последовало.

— Только одежду, — поспешно ответила сестра и, помедлив, добавила: — И несколько книг. Совсем немного.

— Книги? — взвилась Александра. — Я же запретила брать книги! — Таскать тяжести и при этом еще ругаться было слишком тяжело — не хватало дыхания.

— Но я взяла только несколько… не больше дюжины, честное слово! — Абигайль тоже громко пыхтела, тщетно стараясь сдвинуть с места неподъемный сундук. — Я же понимаю, что в этом твоем замке не будет последних романов…

— Романов? Ты взяла с собой романы? — Александра даже задохнулась от возмущения.

В этот момент обе сестры дернули сундук особенно сильно и он наконец поддался, слетел с повозки, сшиб Александру с ног прямо в грязь и приземлился ей на колени.

Грязь была липкой и холодной.

Абигайль бросилась к сестре:

— Ой, Алекс, прости, пожалуйста. С тобой все в порядке?

— Все в порядке, спасибо, — ответствовала вежливая Александра. — Но будет еще лучше, если ты снимешь с меня этот проклятый ящик с романами.

— Да, конечно. — Абигайль ловко столкнула сундук в грязь, освободив Александру.

Поерзав в липкой грязи, Александра села прямо.

— После того, как я велела брать только академическую литературу…

— Алекс! — перебила ее сестра странным напряженным голосом. — Может быть, ты…

— Если не возражаешь, Абигайль… Чертовы юбки! Они только мешают! — Александра тщетно пыталась найти прочную опору для ног в толстом слое сколькой грязи.

Вмешалась Лилибет:

— Алекс, дорогая…

— Может быть, кто-нибудь из вас все же поможет мне встать? Те проклятые мужчины будут здесь с минуты на минуту…

— Леди Морли.

Слова неспешно проплыли через пропитанный влагой воздух и достигли ушей Александры.

Вздрогнув, она подняла глаза и взглянула в лицо мистера Финеаса Берка. Мужчина наклонился к ней и протянул затянутую в черную перчатку руку.

— Вы позволите вам помочь?

Как будто у нее был выбор!

Она тяжело вздохнула и вложила свою руку в его ладонь.

Его пальцы, легко раздавившие грецкий орех, были длинными и сильными. Он легко выдернул Александру из тосканской грязи, и она неожиданно для самой себя обнаружила, что стоит перед ним — близко, слишком близко к его широкой груди. Она беспомощно уставилась на простую пуговицу, расположенную в нескольких дюймах от ее носа, и снова подумала, что этот потрясающий мужчина очень высок. Она решила, что должна срочно отойти назад, но не смогла.

И не потому, что не хотела этого, слава Богу. Просто ее ноги провалились в грязь, и вытащить их оттуда было ей не по силам.

— Леди Морли! — сказал мистер Берк ей прямо в ухо.

— Мои ботинки! — тихо пробормотала Александра, глядя вниз. — Кажется, они увязли.

— Довольно любопытный образчик грязи, — сообщил Финн, наклонился и обхватил ее за щиколотку. — Очень вязкий.

Он освободил одну ее ногу из грязевого плена, а после того, как она ухватилась за него, чтобы снова не рухнуть на дорогу, освободил и вторую.

Потом он поднял Александру, на мгновение прижав к себе, и поставил на камень. Ее спутницы смотрели на происходящее круглыми от изумления глазами.

— Спасибо, — пробормотала Александра, пытаясь отряхнуть покрытое грязью пальто.

— Не за что, — раздалось ей в ответ.

Ученый муж ехал впереди своих спутников. Александра слышала приближающийся стук копыт и понимала, что Уоллингфорд и Пенхоллоу были уже близко, но в течение нескольких секунд не могла отвести взгляд от пронзительных зеленых глаз Финеаса Берка. Их цвет немного изменился. Этим холодным серым итальянским утром они напоминали цветом болотный мох, а не траву. Окружавшие их длинные ресницы были чуть темнее шевелюры. Его глаза смотрели на Александру серьезно, без намека на флирт.

Этот взгляд и воспоминания о ночной встрече в конюшне заставили сердце Александры отчаянно колотиться. Нет, он вовсе не злится. И он вовсе не разоблачил ее тайны. Или она ошибается?

Нет, это невозможно. Он не мог ничего знать о ее личных делах и явно не имел представления о бедственном положении, в котором она оказалась. Все общество знало, что вдова лорда Морли — состоятельная женщина.

— Послушай, Берк, — раздался резкий голос герцога Уоллингфорда. — Подразумевалось, что ты будешь вести несчастных заблудших грешников по пути добродетели, а не соблазнять первую женщину, которая встретится на твоем пути.

Голова мистера Берка дернулась, словно от удара. Он отступил от Александры, поскользнулся в грязи, но удержался на ногах и повернулся к братьям.

— Ради всего святого! Я же только помог даме, оказавшейся в затруднительном положении!

Герцог остановил лошадь, у которой разъезжались ноги в грязи. Его рот скривился в насмешливой улыбке.

— Должен заметить, что вы до неприличия часто попадаете в затруднительные ситуации, леди Морли. Все же необходимо сначала думать, а потом действовать. Кто же отправляется в путь с груженой телегой, когда на дороге грязи по колено?

— Мы спешим! — воскликнула Александра.

Она гордо выпрямилась, чтобы с достоинством ответить на презрительную реплику герцога, но вдруг поняла, что стала ниже ростом, поскольку на ней нет обуви. Поискав ее глазами, она с ужасом обнаружила свои ботинки в руке мистера Берка. Впрочем, из-за налипших на них комьев грязи их было довольно трудно узнать.

Она закрыла глаза и прочистила горло.

— Мистер Берк, если вы окажете любезность и вернете мне ботинки…

Он с явным недоумением взглянул на… на то, что держал в руке, и, сообразив наконец что это, воскликнул:

— Ох, простите, пожалуйста. Вот ваши ботинки. Если позволите…

Все выглядело так, как будто он намеревался надеть их ей на ноги лично.

— Спасибо, — быстро проговорила Александра и ловко выхватила свою обувь из рук мужчины, чувствуя, что краснеет. — Не стоит беспокоиться.

Ее слова вывели из ступора Абигайль. Она бросилась к сестре и схватила левый ботинок.

— Алекс, позволь, я тебе помогу.

— Скажите, Уоллингфорд, — выпалила Александра, не в силах заставить себя снова взглянуть в зеленые глаза мистера Берка, — какой несчастливый случай привел вас сегодня на эту дорогу? Вы направляетесь в Сиену?

9
{"b":"191561","o":1}