ЛитМир - Электронная Библиотека

— Если уйдет Джинни, я тоже уйду! — вопила Пиппа. — Это моя свадьба, а не твоя!

Тейн уставилась на дочь, пораженная вспышкой ее гнева:

— Дорогая, у тебя что, плохой день?

— Да, у меня очень плохой день. — Пиппа рухнула на президентский диван. — Мне надо было остаться в Праге и войти в шведскую семью.

Подскочил Брент с коробкой вишни в шоколаде:

— Возьми сразу три штучки, дорогуша. — Последнее, о чем он мог мечтать, это невеста, исчезающая в клубах дыма: Тейн заплатила ему пока лишь пятьдесят процентов гонорара. — У меня есть парики, — объявил он, вытаскивая один из чемодана. — Мы вмиг все исправим.

Джинни встретила новость без восторга:

— Звучит так, словно я сломалась.

— Уж снизойди до нас, — прошипела Тейн.

Разве у нее был выбор? Джинни опустилась в парикмахерское кресло:

— Я делаю это ради тебя, Пиппа.

— Спасибо, — всхлипнула в подушку подруга.

Когда Джинни ушла, ошеломленная и опариченная, Тейн наконец опустилась на диван:

— Так в чем на самом деле проблема, дорогая?

Это был сложный вопрос.

— Мне кажется, Лэнс сегодня был в публичном доме.

— Это просто смешно! Он может иметь любую женщину, стоит только пальцами щелкнуть. — С опозданием сообразив, что это вряд ли может утешить, Тейн добавила: — И даже если так, совершенно не о чем горевать. Поверь, через год ты еще будешь радоваться, если он отправится туда, когда у него возникнет потребность.

В дверь постучали. Вооружившись баночкой мусса для волос, Брент ринулся к двери.

— Миссис Хендерсон посылает украшение для прически Пиппы, — раздался голос Гарри, дворецкого. — Нам было бы очень приятно, если бы она надела его сегодня вечером.

Брент возвратился с маленькой коробочкой в руках. Внутри покоилась драгоценная фамильная заколка, инкрустированная четырьмя каратами бриллиантов старинной огранки.

— Мило, — сказала Пиппа, прекрасно понимая, что заколка была скорее миной для ее мамочки, чем подарком для нее самой.

— Вы не взволнованы? — воскликнул Брент.

— Прямоугольники — это так старомодно! — заметила Тейн. — Я бы предпочла оправу в виде платинового овала. Но, полагаю, тебе придется ее надеть, в противном случае Розамунд будет сокрушаться.

К ее удивлению, Пиппа не шевельнулась.

— Хватит злиться, детка. Пожалуйста. Столько людей зависят от тебя.

Это сработало, как всегда. Пиппа сползла с дивана. Пока Брент укладывал ее волосы в узел, она наблюдала за матерью, курившей в раскрытое окно.

— Нервничаешь по поводу вечера, мам?

— Ни капельки.

На самом деле Тейн искренне удивлялась тому, что до сих пор не валяется в отделении кардиологии университетского медицинского центра. Увольнение Уайетта положило мрачное начало этому дню. Подружки невесты почти готовы поднять бунт из-за дефицита калорий: шансы, что они обожрутся на бале Хендерсонов, были велики, а примерки и подгонки платьев больше не будет. Заменивший Уайетта Седрик оказался крайне эксцентричным персонажем. Тейн была далеко не уверена, что он сумеет справиться с ситуацией. Хуже всего, Пиппа огрызается и на грани срыва. Лэнс в борделе? Возможно, Розамунд просто от злости купила ему туда билет на весь день.

— Ты плакала, дорогая? У тебя глаза красные.

— Я ела остро-кислый суп. От него всегда глаза слезятся.

— Надеюсь, в нем не было глютамата натрия! Не то всю ночь не уснешь! — Тейн взглянула на свои золотые «Картье». — Ступай к себе и положи на глаза ломтики огурца. Я хочу, чтобы ты выглядела идеально.

Как и Розамунд. Как и все. Пиппа поцеловала мать в щечку:

— Я изо всех сил постараюсь, мамочка.

Тейн уже набирала номер на своем телефоне:

— Седрик? Позвоните ансамблю колоколов. Большие колокола нужно отполировать еще раз. Я видела на них отпечатки пальцев. — И она прервала разговор.

Пиппа задержалась в дверях:

— Кто такой Седрик?

— Я не сказала, что сегодня утром уволила Уайетта?

— Нет, не сказала. — Так вот почему Тейн на целый час опоздала к завтраку. И вот почему она звонила из аэропорта. — И где же ты нашла замену?

— Мне его рекомендовали. Седрик — ветеран трех королевских свадеб. Нужно было с самого начала пригласить именно его.

— А что случилось с Уайеттом?

Тейн не собиралась рассказывать дочери, что разорвать чек на двести пятьдесят тысяч долларов Уайетта заставила дурная карма.

— Он не выдержал напряжения, милая. А теперь поторопись.

Пиппа тут же позвонила Уайетту, но тот не ответил. Она позвонила Лэнсу — он тоже не отвечал. Официант принес превосходно охлажденный огурец ровно в тот момент, когда она боролась с подступившими слезами разочарования и растущей ярости. Пиппа положила несколько ломтиков на воспаленные веки, но отдохнуть все равно не получилось: каждые две минуты к ней влетала очередная подружка с очередной проблемой по поводу платья, внешнего вида или цвета лица. Общую ситуацию осложнял просочившийся в прессу слух, что на свадьбе Тейн существует два списка приглашенных, А и Б. Попавшие в список А получили лаковую коробочку, наполненную роскошно выполненными приглашениями с золотым обрезом на многочисленные приемы, вечеринки и собственно свадебную церемонию в симфоническом центре «Майерсон» с последующим ужином и танцами под шесть различных оркестров в усадьбе Уокеров. Те же, кто вошел в список Б, получили простое приглашение на свадьбу и фуршет в «Майерсон», где позже начнется вечеринка. Нечего говорить, что ряд светских персонажей Далласа пришли в неистовство, узнав, что не попали в список А. После дюжины словесных перепалок Пиппа попросила не соединять ее ни с кем. Она решила сложную головоломку судоку и съела половину шоколада, подаренного Кимберли. Когда же мигрень, несмотря ни на что, усилилась, Пиппа доела и ломтики прохладного огурца.

Едва пробило пять, свита невесты собралась у входа в отель. Поскольку Тейн запретила надевать на репетицию брючные костюмы, все юные леди щеголяли в скромных коктейльных платьях и на высоченных каблуках. Столпившиеся на веранде зеваки восторгались их нарядами. Под одобрительно-восхищенные крики и вспышки фотокамер девушки нырнули в первый из трех длинных лимузинов, дожидавшихся у кромки тротуара.

— Дебби Бинтц предложила мне четыре тысячи долларов за приглашение из списка А, — похвасталась Шардонне, пуская по кругу фляжку с водкой. — Я сказала, что ничего не могу сделать. Эта старая кошелка не пригласила меня на бал с Сейди-Хокинс прошлой осенью.

— Рокси Хупер предложила мне десять штук и неделю на курорте! — Франческа постучала по стеклу, отделявшему кабину водителя. — У вас там не найдется ножниц? Очень нужно.

Волосатая рука протянула в окошечко щипчики для ногтей. Франческа отстригла бретельки со своего зеленого коктейльного платья. Щипчики вернулись туда же, откуда прибыли, вместе с полосками ткани.

— А где Пиппа? И Кимберли? В пятницу вечером кошмарные пробки.

Хэзел глаз не могла отвести от Джинни, великолепно выглядевшей в бирюзовом платье из тафты, которое подчеркивало каждый изгиб ее тела.

— Это парик? — наконец спросила она.

— Нет, я выпила «Рогаин»[19], — любезно ответила Джинни.

Наконец появилась Пиппа в винтажном желтом шифоновом платье. Чуть бледная, выглядела она превосходно.

— Спасибо, что подождали.

— Где ты отыскала такое фантастическое платье?

— Это мамино, — прозвучало как удар тортом в физиономию.

— А ожерелье откуда? — поинтересовалась Стефани с легкой ноткой упрека. Она всегда хотела именно такое, из отборных бриллиантов. — Опять Лэнс?

— Это бабушкино. — Пиппа окинула взглядом белые кожаные сиденья. — Где Кимберли? Пять минут назад она была в моей комнате, полностью готовая к выходу.

— Ой божечки, Хендерсоны приехали, — взвизгнула Кора.

Лимузин едва не опрокинулся, когда девять девиц устремились в одну сторону, чтобы получше рассмотреть Лэнса, его родителей и маленькую сестренку Арабеллу.

вернуться

19

Шампунь от выпадения волос и для стимуляции их роста.

10
{"b":"191564","o":1}