ЛитМир - Электронная Библиотека

— В чем проблема, Пакита? Уверен, вы уже сдавали экзамены прежде.

— Простите, офицер Пирс. Просто вы так похожи на моего бывшего жениха. — Она достала из сумочки носовой платок.

Кэрри-Джо прекратила чавкать жвачкой:

— Бедняжка! Он тебя бросил? — Если партнера бросили они сами, женщины никогда не плачут.

— Тихо! В этой комнате вы открываете рот, только если я задаю вопрос. Все остальное время вы закрываете его крепче, чем багажник «кадиллака». — Пирс пошел между рядами, раскладывая на столы маленькие буклеты. — Это правила для водителей Техаса. Следующие пять дней это будет вашей Библией.

— Стыдитесь, сэр, — вздохнула Хэтти.

— Я выразился фигурально. — Опуская буклет перед Пакитой, офицер Пирс уловил запах ее духов: тяжеловатый, но интригующий. — Откройте раздел первый. «Водительские права. Кто может управлять транспортным средством в Техасе. Первое: гражданин, имеющий водительские права штата».

Гордон, любитель пива, поднял руку:

— Мы что, будем всю неделю сидеть здесь и читать? Я могу прочесть книжку дома и прийти сдать экзамен.

Прекрасный вопрос, но этот курс предназначен не для облегчения жизни.

— Поскольку вы объявили себя грамотным, Гордон, почему бы вам не почитать для нас. Начните с первой страницы.

Гордон принялся читать усыпляющий текст, описывающий девять типов водителей, которые на законных основаниях могут управлять транспортным средством на территории Техаса. Пока Гордон бубнил, офицер Пирс наблюдал за классом. Он уже знал, кто сумеет сдать экзамен, а кто провалится. Старушка Хэтти сдаст, если пройдет проверку зрения. Как и Пакита, которая выделяла желтым маркером почти каждое предложение в своем учебнике. Парни в основном провалятся, ибо считают, что все знают. Результат Кэрри-Джо зависит от ее способности сжульничать. А Лола просто не продержится до конца курса.

Пирс позволил Гордону читать в течение тридцати минут, затем попросил Тома перейти к параграфу «Анатомические особенности». Плотно позавтракавший Том не слишком обрадовался перспективе излагать информацию об органах, тканях и смещении глазного яблока, но подчинился. Когда монотонное бормотание вновь погрузило класс в наркотическую дрему, взгляд Пирса вернулся к Паките. Симпатичная, но какая-то потерянная. И непохоже, чтобы у нее были проблемы с наркотиками. Возможно, сбежала откуда-то, но кто в здравом уме побежит в Даллас? Пирс внимательно разглядывал ее татуировку. Кляксы на левой руке напоминали Минни-Маус; остальное расплывалось неясным пятном. Интересно, есть ли у нее колечки в нижних частях тела? Почему-то многие женщины с угольно-черными волосами любят такие штуки. На левой руке у нее большое кольцо. Пирс предположил, что это чудовищная циркониевая подделка, поскольку богатые не посещают подобные курсы, а нанимают адвокатов.

Когда у Тома окончательно сел голос, Пирс предложил Лоле встать перед классом и читать о задержании по распоряжению суда, преступлениях, связанных с алкоголем, и системе оценки нарушений правил дорожного движения в баллах. Спустя тридцать минут Пирс повернулся к юноше, который глаз не сводил с Лолиного микроскопического костюма Санты.

— Сеймур, какова сумма штрафа за первое ЗНС?

Мастер граффити удивился:

— Никогда о таком не слышал. Это птица такая или что?

— Это сокращение. Задержание в нетрезвом состоянии.

— Ах это… — шумно выдохнул Сеймур. — И что с ним?

— Какова сумма штрафа? — стиснув зубы, повторил Пирс.

— Пятьдесят баксов?

Пирс нервно постучал пальцами по столу и предложил:

— Давайте прервемся минут на десять. Свежий воздух. Кофе. Пончики. Не забудьте про мусорную корзину, Том.

Из помещения вышли все, кроме Пакиты, которая, казалось, хотела ему что-то сказать.

— Штраф за первое ЗНС составляет тысячу долларов в год в течение трех лет.

— Очень хорошо, Пакита. Я заметил, вы внимательны к материалу.

— Мне крайне необходимо успешно пройти этот курс. От него зависит вся моя жизнь.

Заявляя нечто подобное, женщины обычно совали свое декольте ему прямо в нос. Пакита явно не это имела в виду. Пирс испытал облегчение, поскольку в ее случае искушение бартерной сделкой было велико.

— Уверен, вы прекрасно сдадите экзамен, — ответил он. А у нее, оказывается, прелестные зеленые глаза. Взгляд мягкий и доверчивый. — Могу я спросить, что у вас за духи?

— Они называются «Тейн». Их только четырнадцать флаконов. Они были выпущены на заказ, в Париже. — Пиппа едва не вытащила из сумочки флакончик, но вовремя поняла, что у официантки едва ли есть с собой лосьон для рук, не говоря уже о французских духах. — Я купила их за десять центов на «гаражной распродаже».

— Понятно. — Ничего не понятно. — А почему ваша жизнь зависит от этого экзамена?

— Мой дедушка… — Она густо покраснела. — Увеличит мое содержание. Я работаю официанткой, — непонятно зачем добавила она и пулей вылетела из комнаты.

Он проводил ее взглядом. В досье Пакиты значилось: во время задержания она была за рулем «лексуса» — это сколько же чаевых нужно насобирать на такую машину?

После перерыва занятие началось не слишком удачно: Кэрри-Джо, нависая сиськами прямо над его физиономией, осведомилась:

— А параллельная парковка будет на экзамене? Знаете, для меня это не самое любимое занятие за рулем, если вы понимаете, о чем я.

— Только для вас, Кэрри-Джо, я устрою так, что параллельная парковка будет составлять пятьдесят процентов экзамена.

— Это нечестно! Я не сдам!

— Вы наверняка провалитесь, если не будете следовать инструкциям.

Пирс повернулся к классу:

— Для вашего сведения, экзамен считается проваленным, если вы попадете в аварию в период с настоящего момента до сдачи экзамена. — Пакита что-то строчила в блокноте. — Эта информация есть на странице пятнадцать, Пакита. Нет необходимости переписывать весь учебник.

Она отложила ручку:

— Простите, сэр.

Он заставил ее прочесть две главы: «Технический осмотр транспортного средства» и «Закон о страховании ответственности». Написаны они вроде бы по-английски, но языком, понятным лишь судьям да Уильяму Шекспиру. Наконец будильник на его часах пропищал полдень.

— Давайте прервемся на обед. Увидимся ровно в час для изучения знаков дорожного движения.

Пиппа поспешила за Пирсом по коридору. Абсолютную тишину нарушало лишь звонкое шлепанье ее тапочек. Он наверняка слышал, что Пиппа силится его догнать, но лишь прибавил шагу.

— Мистер Пирс! Постойте!

Он, конечно же, подчинился. Не каменный же он.

— Чем могу быть полезен?

— Вы даете частные уроки?

Каждая молекула тестостерона в его теле протестующе вопила, когда он ответил:

— Ни при каких условиях.

Пристыженная, Пиппа поспешила к автомобилю. Едва она повернула ключ в замке зажигания, как зазвонил телефон. Пиппа узнала номер Лэнса. Если он звонил выразить сочувствие, то выбрал не самый подходящий момент.

— Дай-ка угадаю, — резко начала она. — Ты хочешь получить обратно свой университетский значок!

— Пиппа? — Незнакомый мужской голос.

— Да! — Неправильный ответ, а вдруг звонит враг. — Нет! — Неверно, если звонит друг. — Может быть! Кто говорит?

— Вуди. Физиотерапевт Лэнса.

— Ударение на «физио».

Он не отреагировал на колкость.

— Если это может вас утешить, Лэнс умирает от горя и раскаяния.

— Лучшее, что я услышала за день.

— Как это злобно!

— Просто заткнись, о'кей? Вы, два слизняка, это заслужили.

Вуди вздохнул:

— Да, это так. Пиппа, мы никогда не встречали более самоотверженной женщины, чем вы. Мать Тереза не идет ни в какое сравнение.

— Какова цель вашего звонка?

— Не хотели бы вы получить «мазерати» Лэнса?

Звучало заманчиво. Но второй мыслью было: «Подкуп?» Она произнесла вопрос вслух.

— Более любезный человек назвал бы это подарком.

— Искренне благодарный человек преподнес бы подарок самостоятельно. — Пиппа включила кондиционер: от голоса Вуди у нее кровь закипала в жилах. — Как вы догадываетесь, я сейчас не жажду получить сувенир в память о наших отношениях. Благодаря Лэнсу Тейн намерена отказаться от меня. Мой дед умер. Я, как преступница, скрываюсь в доме Джинни. Да у радиоактивного плутония больше друзей, чем у меня!

29
{"b":"191564","o":1}