ЛитМир - Электронная Библиотека

— Один готов, — констатировал он, когда тот въехал в заросли на обочине.

«Мини» все еще висел на хвосте. Заметив разрыв во встречном потоке, Пирс рванул ручной тормоз. Застывшие задние колеса описали полукруг вокруг колес передних, разворачивая «лексус» в противоположном направлении. Одним плавным движением Пирс отпустил ручной тормоз, нажал на газ и вырулил с обочины на асфальт. Секунду спустя «лексус» вспышкой мелькнул мимо «мини», продолжавшего движение в прежнюю сторону. Насвистывая, Пирс свернул в тихую улочку.

— Даже не пытайся, — усмехнулся он.

— Где вы этому научились?

— Я был каскадером. — Пирс ни разу еще не был таким веселым. — Кто эти люди, что вас преследовали?

— Они приняли меня за другую. Я немного похожа на особу, которую они разыскивают.

Пирс некоторое время молчал:

— В бытность свою каскадером я кое-чему научился, Пакита. Например, могу за милю учуять ложь.

— Я не лгу, — запротестовала она. — У меня просто небольшой личный кризис.

— Вы действительно не умеете врать.

Пиппа просияла:

— Какое облегчение.

Пирс в десятый раз пересмотрел свои соображения: может, она жестокий государственный контролер? И теперь в любую минуту достанет удостоверение и арестует его за многочисленные нарушения.

— Кто бы вы ни были, — вздохнул он, останавливаясь у мотеля, — убежден: это нечто уникальное.

— Не могли бы вы научить меня этому развороту? На случай, если они опять разыщут меня?

— Он называется «полицейский разворот». Я подумаю. — Как можно ответить «нет» этим зеленым глазам? Пирс оставил машину на задворках мотеля: вдруг белый «лексус» упомянут в полицейских сводках? Он внимательно осмотрел бампер. На крыле не осталось ни царапины.

— Занятие начинается через три минуты. — Он вошел в здание.

Пиппе потребовалось некоторое время, чтобы успокоиться. Она была действительно на волосок от беды. Кода она вошла в класс, Пирс спокойно опускал шторы. Можно было подумать, он провел обеденный перерыв, занимаясь йогой, а вовсе не автомобильной гонкой.

— Поскольку некоторым из вас, очевидно, скучно читать учебник, мы посмотрим фильм о технике безопасного вождения, — объявил он.

Кэрри-Джо подняла руку:

— У меня от запаха химикатов разболелась голова. Можно я пойду домой?

— Да, точно! У меня горло болит, — заныл Сеймур.

Для чтения учебника вслух с шестой главы по девятую группа переместилась во внутренний двор. Час спустя даже Пирсу стоило немалых усилий не клевать носом на такой жаре, и когда рабочие принялись разбирать ограждения вокруг бассейна, он объявил конец учебного дня.

— Завтра начнем с теста, — вместо прощания предупредил он.

Все, кроме Пакиты, тут же испарились.

А Пирс, реанимировав свою рухлядь, повез Пиппу на небольшую тренировочную площадку к западу от Далласа. По дороге он рассказывал ей каскадерские байки. Карьера Пирса закончилась не на съемках. На самом обычном рынке. Он покупал инжир, когда прямо в него врезался сумасшедший на «фиате». Почти год Пирс провалялся в больнице, а невеста его сбежала с врачом.

Пиппа была потрясена:

— Как вы это пережили?

— Занялся бальными танцами. Очень помогает. О'кей. Давайте попробуем разворот.

На старой парковке было не слишком много места для разгона, но после нескольких попыток Пиппа навострилась разворачиваться уже на сорок пять градусов.

— Что у вас за автомобиль? — поинтересовался Пирс.

— У моего бывшего жениха был «мазерати».

На площадку, мигая синими огнями, въехала полицейская машина. Из нее выскочил патрульный.

— Ваши права и документы на машину, — приказал он.

Пирс продемонстрировал значок:

— Я принимал экзамен по вождению у этой дамы.

— Нам сообщили, что кто-то отрабатывает здесь «полицейские развороты».

— Вас разыграли, коллега. В Техасе на экзамене по вождению никто не ездит быстрее двадцати пяти миль в час.

Заглянув в машину, полицейский обнаружил там очаровательную девушку, обезображенную татуировкой и дурацкой прической. И инструктор, и студентка были крепко-накрепко пристегнуты к креслам. Что-то в этой картинке было не так, но, в конце концов, автомобиль был казенным, а Пирс показал значок.

— Я не знал, что здесь сдают экзамены.

— Мы опробуем новое место. Спасибо, что обратили внимание. Полиция Далласа, как всегда, на высоте.

— Это наша обязанность. Слишком много вокруг сумасшедших.

Осторожно выруливая на бульвар, Пирс вдруг осознал, что за последние шесть часов нарушил столько правил дорожного движения, что вполне заработал тюремное заключение. Должно быть, Пакита излучала действовавшие на подсознание импульсы, которые блокировали радары его законопослушности. Он также обратил внимание, что при виде полицейских девушка буквально вжимается в пассажирское сиденье.

— Вы ведь не преступница, а?

— Нет, сэр. Ни в коем случае.

— Ваша машина краденая?

— Она принадлежит моей подруге, которая сейчас в Коста-Рике.

Несколько сотен свидетелей видели номерные знаки.

— Наверняка полицейские захотят расспросить ее, заявятся к ней домой.

Пакита побледнела:

— Вы хотите сказать, что возвращаться туда небезопасно?

— Я бы не стал рисковать. — Тяжелая пауза. — Можете пожить у меня.

— Нет-нет, я не стану вам навязываться! Возможно, в «Адольфусе» найдется свободный номер.

Ну разумеется — в кладовке, где работает ее дедушка.

— Дальше по дороге есть гостиница «Дейз». Оттуда вы даже пешком сможете добраться на занятия завтра утром.

Пиппа заколебалась; Тейн всегда говорила, что предпочтет переночевать под забором, чем где-нибудь в «Дейз».

— Думаю, это подойдет.

За комнату она расплатилась наличными. Пирс прикинул на глаз: в кошельке у нее около пяти тысяч баксов. Из этого следовало, что кольцо на пальце, пожалуй, настоящее, а учитывая случившуюся погоню, связана она с кем-то богатым, жестоким и крайне несдержанным.

— Вы уверены, что будете здесь в безопасности?

— Все будет в порядке. Спасибо, что спасли меня.

— Счастлив был помочь. — Он пригласил бы ее сегодня на занятия румбой, но это ее тату и эти шлепанцы… — Займитесь учебником!

У себя в комнате Пиппа в течение часа послушно корпела над параграфом, пока не сообразила: завтра ей придется идти в той же одежде, что и сегодня. Когда подобное случалось в стенах колледжа, это служило неопровержимым доказательством, что ночь студентка провела в постели преподавателя. Она позвонила портье.

— В этом здании есть бутик?

— Радуйтесь, что у нас есть генератор для производства льда.

Пиппа яростно стукнула по спинке кровати. Без джипа Джинни она беспомощна. И что прикажете делать с обедом? Ближайший источник еды в трех милях дальше по шоссе.

Ага! «Мазерати»! Она позвонила охране особняка Джинни.

— Стенли? Это подруга Джинни. Как у вас там?

— Какие-то люди разыскивали мисс Ортлип. Точнее, ее машину.

Пиппа вздрогнула:

— Что вы им сказали?

— Сказал, что ее нет в стране. Надеюсь, это было правильно.

— Абсолютно. Не могли бы вы оказать мне огромную услугу? Помните ту голубую машину, которую некто доставил для меня вчера? У вас ведь есть ключи от нее, верно? Я бы хотела, чтоб вы подъехали на ней к гостинице «Дейз» на бульваре Харри-Хайнс. А если бы вы смогли по дороге захватить еды из какого-нибудь китайского ресторана, это было бы вообще изумительно.

Парень хотел было отказаться, но от Джинни он получал огромные чаевые.

— Моя смена закапчивается в десять.

— Спасибо.

Пиппа вернулась к учебнику, рассчитывая поразить Пирса блестящими результатами грядущего теста. Однако через несколько абзацев, фактов и цифр ее начало клонить в сон: день выдался длинным и напряженным. Она поплелась в ванную сполоснуть лицо холодной водой. При свете флуоресцентных ламп Пиппа заметила, что кожа ее выглядит неухоженной. Последнее время она не слишком-то много внимания уделяла этому вопросу. Однако это не повод ходить по городу с лицом, напоминающим морскую губку.

33
{"b":"191564","o":1}