ЛитМир - Электронная Библиотека

Оставшись в одиночестве, Пиппа сорвала очки, оставившие у нее на переносице глубокий отпечаток. Парень в круглосуточной аптеке уговаривал купить оправу поменьше, но она спешила. Наверное, это было ошибкой. Она распаковала форму дю Пиша. На всякий случай Пиппа прихватила один из костюмов «Шанель»: вероятно, это было второй ошибкой; пришлось затолкать его поглубже в шкаф. Сверток с драгоценностями она спрятала под креслом и пошла в ванную. Коул пользовался туалетными принадлежностями «Ланвин», брился четырнадцатикаратной золотой бритвой и помазком «Пенаглион». Раковина сияла чистотой. В обычных обстоятельствах Пиппа этому обрадовалась бы, теперь же понимала, что существование в одном пространстве с таким загадочным мужчиной могло представлять опасность для ее диплома. Ей нужно быть предельно осторожной. Приняв душ, Пиппа прилепила усы и направилась в кухню.

Ли и Керри пробовали микроскопические тарталетки, которые Руди планировал подать на завтрашнем банкете.

— Что вы об этом думаете, Космо? — Ли протянула ей крошечный кругляшок. — С прошютто и спаржей.

— Очень вкусно.

— Ягненок и лук-порей.

— Прекрасно. Руди, вы настоящий мастер.

— Копченая индейка с укропом.

— Потрясающе.

— Отлично. Эти мы и выберем, — решила Ли. — Триста штук каждого вида, Руди.

— А что-нибудь для вегетарианцев есть? — спросила Пиппа. — В каждом обществе найдется хотя бы один.

— Для вегетарианцев? Это для собак.

Людям полагался тунец. Три пятидесятифунтовые рыбины, каждая стоимостью три тысячи долларов, прибудут завтра прямо с рыбного рынка Токио.

— Как вы собираетесь жарить их, Руди?

— Я никогда не работать с рыба.

— Космо? Можете заняться грилем?

Пиппа сглотнула. На девять тысяч баксов можно превратить в головешки много тунца.

— Нет проблем, сеньора.

Кроме того, Ли собиралась подать тонну разных салатов. Юбилейный торт Тициана представлял собой пятьдесят фунтов тартара из телятины в форме окорока, украшенного глазурью из картофельного пюре. Людям подадут домашний шербет и крошечные шоколадные булочки в форме головы Тициана.

— Что с напитками? — продолжала Ли. Об этом никто ничего не знал. — Космо, могу я оставить это на вас?

— Разумеется.

Ли повернулась к Керри:

— А развлечения?

— Прицепить хвост ослу. Прятки, — пожала плечами Керри.

— Я специально обратила ваше внимание на игры для собак.

— А я специально обратила ваше внимание на то, что в мои обязанности входит стирка, белье и серебро.

— Космо, могу я и это доверить вам?

— Конечно. — Напитки, гриль и игры для трехсот гостей? Завтра? Пиппа почувствовала первые признаки нервной диареи. — А каков бюджет, простите?

Тейн всегда первым делом спрашивала о деньгах.

— Никакого бюджета. Можете тратить сколько посчитаете нужным.

Ли удалилась на урок брейк-данса, который врач прописал ей для снятия стресса. Пиппа налила себе полчашки кофе, с трудом поборов желание долить чашку доверху виски. «Действуй по порядку», — сказала она себе. Если Седрик, отставной морпех-алкоголик, сумел без всякой подготовки организовать для Тейн «несвадьбу века», Пиппа вполне могла совладать с устройством вечеринки для бишон-фризе.

— Тициан, должно быть, особенная собака.

— Да кому дело до этой тупой шавки? — огрызнулась Керри. — Весь фокус в том, чтобы произвести впечатление на членов «Кантри-клуба». Попасть туда труднее, чем выиграть мировое первенство.

Эти игры были Пиппе хорошо знакомы.

— В таком случае кто-то всерьез готовил праздник. Подобные мероприятия планируют как военные кампании.

— Над этим работал Фердинанд. Парень, которого ты заменил.

— Он оставил какие-нибудь записи?

— Да, наверху.

— Не могли бы вы принести их?

Керри ушла, зато прибыл грузовик с навесами. Шестеро мужиков спрашивали Пиппу, где втыкать опорные шесты. «Всегда действуй уверенно», — мысленно произнесла она.

— Сюда, пожалуйста! — К счастью, двор у Ли был просторный. — Вон там. Не сломайте кактусы.

Вернулась Керри с папкой «Первый день рождения Тициана». Большая часть задуманного уже была, благодарение Господу, выполнена.

— Могу я положиться на вас в организации столов? — обратилась к Керри Пиппа. — В десять часов прибудут двадцать официанток.

— Я знаю, что делать.

— О закусках я могу не беспокоиться, Руди?

— Вы не беспокоиться.

Игры? Фердинанд, видимо, до них не дошел. «Мысли масштабно, — всегда говорила Тейн. — Заявляй о себе». Пиппа припомнила, что собакам нравится смотреть собачьи же шоу, поэтому позвонила в Вестминстерский собачий клуб и пригласила на завтра трех экспертов для участия в мастер-классах и неформальных соревнованиях. Затем Пиппа пригласила декоратора из казино «Луксор», чтобы построить трибуны и мини-Гайд-парк. Детвора любит рисовать пальцами, поэтому она заказала актера, который должен был явиться в костюме большой птицы и провести веселый урок рисования ладошками. А что, если устроить состязания в бассейне? Пиппа позвонила в Олимпийский комитет и поинтересовалась, не найдут ли они пловца-любителя, желающего руководить мероприятием на завтрашней собачьей выставке. Благотворительной, добавила она: после окончания он мог бы раздать автографы по тысяче долларов за штуку.

Напитки? Все будут счастливы после девяноста галлонов «Зомби»[46]. Пиппа заказала выпивку, а Керри разыскала миску для пунша размером с крестильную купель.

Зажаривание тунца на гриле по-прежнему оставалось проблемой. Пиппа не представляла, как к этому подступиться. Она задумчиво подошла к кухонному окну и едва не выронила чашку с кофе на гигантский навес, взмывший над землей. Ей показалось, что послышался рев разъяренного слона.

Но это были вопли Ли:

— Не смей вмешиваться! Это мой праздник!

Хозяйка дома ворвалась в кухню, от нее не отставал какой-то мужчина — блондин, загорелый, стильный: Хладнокровный Люк[47] в костюме от Армани. Не останавливаясь, Ли схватила со стола алюминиевую миску и запустила ею в преследователя.

— Жалкий ублюдок! — проорала она, выбегая на улицу.

Мужчина молча замер на месте. Две кварты шафранового майонеза стекали по его пиджаку. Руди взвился под потолок.

— Тшорт! — взвизгнул он, швыряя миску в раковину. — Моя только что делать это! Руками, нет миксер!

Швырнув в раковину и вторую миску, он покинул место события:

— Тшорт!

Появившийся Коул оценил масштабы повреждений и ринулся на помощь костюму «Армани». Пока Коул чистил лацканы, мужчина обратил внимание на Пиппу.

— Космо дю Пиш, — поклонилась она, чуть напуганная стальным взглядом голубых глаз.

— Новый мажордом, — переведя дыхание, пояснил Коул. — Утверждает, что мужчина.

— Колумба ливиа, — произнес мужчина.

— Вы знакомы с Оливией? — растерялась Пиппа. — Она действительно некоторое время жила в Колумбии.

— Колумба ливиа, — повторил мужчина. — Это латинское название домашнего голубя.

— О! Вы абсолютно правы, сэр. Цвета дю Пиш — это цвета благородного голубя. Вы первый, кто заметил связь. Я поражен.

В ответ она заслужила сардоническую усмешку. Мужчина подождал, пока Коул соскребет большую часть майонеза, извинился и вышел на улицу. Спустя несколько секунд вопли возобновились.

— Если вы не догадались, это Мосс Боус, — пояснил Коул, бросая Пиппе пару кухонных прихваток. — Помогите мне с духовкой, пока печенье не превратилось в чипсы.

Пиппа поспешила на помощь:

— Они всегда так скандалят?

— Непрерывно. Вы скоро привыкнете. — Коул вытащил два противня тарталеток со спаржей. — Как продвигается дело с подготовкой?

— Фердинанд подготовил почву. — Пиппа наблюдала, как ловко Коул управляется с прихватками. — Вы заняты завтра днем? Мне нужен помощник, чтобы зажарить на гриле трех тунцов.

— Целиком?

— Ну разумеется! Имидж — всссссе! — Цитата прямо из записной книжки Тейн. — Вы ведь сможете повесить их над огнем, как поросят например? В доме наверняка найдутся вертелы.

вернуться

46

Коктейль на основе рома.

вернуться

47

Персонаж фильма, своеобразный антигерой, образец нонконформизма.

64
{"b":"191564","o":1}