ЛитМир - Электронная Библиотека

Пиппа пробралась сквозь толпу гостей, с радостью отметив, что они распробовали «Зомби» и на верном пути к полному «зомбированию». Телохранители в боулинге открывали уже второй бочонок пива. Вокруг вестминстерских экспертов и в «художественном ателье» царило оживление. Около гигантских тунцов выстроилась гораздо большая очередь из любопытных, чем возле Пуссена. Руди развлекал публику, открыв дверцы печи и вызвав хор ахов и охов, когда один за другим вынимал противни с тарталетками.

— Не для вас! — кричал он, шлепая по рукам, обвешанным драгоценностями. Все думали, что он шутит.

Пиппа вернулась к парадному входу. Большинство гостей уже явились; Коул и Мосс — еще нет.

— Где ваш супруг? — поинтересовалась она у Ли.

— Меня меньше всего интересует, где он. Неужели этот ублюдок всерьез рассчитывает, что я поверю, будто он понятия не имеет, как сережка оказалась в его кармане?

— Может, он подобрал ее на обочине.

— Такую жемчужную дешевку? Банально!

— Вы бы предпочли сапфир? Коул обещал зажарить тунца. В моем графике объявлена красная степень опасности. — Пиппа достала телефон. — Наберите номер мужа, сеньора. Срочно.

Мосс ответил после первого же звонка:

— Да?

— Где вы, сеньор Боус?

— Пытаюсь заработать ваше жалованье. Шестьдесят пять тысяч штук, если я правильно помню.

— Если вы не появитесь через десять минут, мы сварим в вашем джакузи трех огромных тунцов. Я не шучу.

Пиппа нажала кнопку отбоя, и тут у входа затормозило такси. Круглолицый молодой человек в спортивном костюме взбежал по ступенькам.

— Насколько я понимаю, здесь сегодня соревнования.

Пиппа побледнела — обладателя двух десятков золотых медалей Олимпийских игр 2004 года она не ждала.

— Спасибо, что пришли, мистер Фелпс. Вижу, у вас отличное чувство юмора.

— Вообще-то я просто оказался в городе, и комитет прислал меня сюда.

Пиппа решила начать соревнования по плаванию. Она отвела Фелпса к бассейну, максимально честно объяснила ему ситуацию и пообещала закончить все через час. Потребовалось совсем немного времени и слов, чтобы прийти к соглашению: Майкл Фелпс потолкается возле бассейна, а после соревнований раздаст автографы, по тысяче долларов за штуку. За две тысячи с ним можно будет сфотографироваться. Сборы поступят в Олимпийский комитет. Он оказался славным малым. И собачки оказались отличными спортсменами. Час спустя Фелпс собрал сто тысяч, а процесс все еще продолжался. Дамы были вне себя от восторга.

Наконец явились Мосс и Коул. Придя в бешенство при виде сотни псов, плещущихся в его бассейне, Мосс удалился в библиотеку, громыхнув дверью. Пиппа погнала Коула к грилю.

— Где вы оба весь день болтались?

— Встречались с мафиози, подонками и продажными юристами.

— Не смешно.

— А я и не шучу.

Не важно. Пиппа указала на три туши в глыбах льда:

— Приступайте к приготовлению!.. Он погасил огонь.

— Я тут подумал, Космо… Есть способ получше.

— Это какой же?

— Сашими.

Ну конечно, это выход.

— Отличная мысль.

Коул прекрасно знал, как обращаться с крупной рыбой. К тому времени как Пиппа раздала призы и вручила Фелпсу чек на сто шестьдесят тысяч долларов, первый тунец, в виде тоненьких прозрачных ломтиков, был разложен по тарелкам мейсенского фарфора.

— Прекрасно, — оценила Пиппа. — Где вы этому научились?

— Прежде служил на яхте, — подмигнул он.

Обед тянулся целую вечность. Дамы сожрали сашими до последней унции. Небольшими порциями, но настойчиво, они уничтожали и салаты. Два бармена едва успевали подавать «зомби» — тот немедленно исчезал. Пиппа в конце концов поняла почему: никто не собирался уходить, пока у столов расхаживал Фелпс в своих бикини «Спидо». Когда он поспешил в аэропорт, Пиппа пригласила всех в шатер. Началось собачье шоу. Оно имело грандиозный успех, омраченный лишь неспортивным поведением Дюси Деймон, которая пришла в ярость от того, что Каппа уступила первенство мопсу по кличке Стадс. Слегка оживилась Дюси лишь после того, как получила пластиковый пожарный гидрант из «Луксора» в качестве утешительного приза.

Подали кофе, шербет и шоколадные пирожные. Пораженные тем, как быстро пролетело время, гости Ли напоследок еще раз осмотрели выставку подарков, Пуссена, Руди и клавесин эпохи рококо. Пиппа постучала в двери кабинета Мосса.

— Сэр?

— Чем могу быть полезен, Космо? — лицемерно отозвался он.

Пиппа заглянула в дверь. Мосс сидел за секретером Людовика XIV и рассматривал старинную энциклопедию птиц.

— Гости уходят. Не желаете их проводить? Это было бы великодушным жестом со стороны хозяина дома. — Он не шевельнулся. — Убежден, сеньора Боус оценила бы это.

— Наверняка! — Он аккуратно перевернул пожелтевшую страницу. — Входите, Космо. Мне нужен ваш совет.

Пиппа просияла:

— Конечно, сеньор.

— Какая птица вам больше нравится? — Мосс шлепнул ладонью по развороту. — Красная или синяя?

— У синей красивый клюв.

— Я говорю не о клюве, остолоп. Имеется в виду оперение.

Понимая, что Мосс может потратить тысяч пятьдесят на птичку, которую она выберет, Пиппа ответила:

— Не могу сказать, сэр. Они обе восхитительны.

— И довольно редки, — усмехнулся он. — А скоро их станет еще меньше.

Пиппа ужаснулась:

— Позвольте спросить, а вы не думали об искусственных перьях?

— Нет, не думал. — Он вернулся к книге. — Ступайте прочь. От вас никакого толку.

В дверях Пиппа остановилась:

— Я думал, вы заинтересованы во вступлении в «Кантри-клуб», сеньор.

— Так и есть. Я просто не заинтересован в том, чтобы в данный момент находиться рядом со своей женой. — Он уставился на костюм Пиппы и не отводил взгляда так долго, что она почувствовала себя неловко. Пиппа была уверена, что он рассматривает ее утянутую грудь и вот-вот попросит снять пиджак. К ее глубочайшему облегчению, Мосс открыл рот лишь для того, чтобы произнести: — Этот шелк превосходно передает зеленый голубиный оттенок.

— Благодарю. — Пиппа помедлила. — Прошу вас, сеньор Боус. Без вас мы пропали. И окажется, что все ваши деньги потрачены напрасно. — Тейн всегда использовала подобные мотивы для достижения эффекта.

На Мосса это тоже подействовало. Вместе с Ли он проводил триста гостей, которые восторгались изумительным, поразительным, восхитительным, действительно великолепным праздником. И, что важнее всего, они действительно имели в виду то, о чем говорили. Только Дюси Деймон, прибывшая первой и уходившая последней, казалась менее восторженной, чем остальные.

— Ну что ж! Это было неплохо.

— Вам понравилось? — обеспокоенно спросила Ли. Пиппа чуть не пнула ее.

— Некоторые элементы были неплохо исполнены. Другие следовало продумать тщательнее.

— Вы же не думаете, что мы подкупили судей из Вестминстерского клуба? — вмешалась Пиппа. — Кстати, пожарный гидрант очень ценный. Мне сказали, что на него однажды помочился сам Фрэнк Синатра.

Дюси раскрыла рот, не нашлась что сказать и обратилась к Моссу:

— Поздравляю с Пуссеном, Мосс. С золотыми гардинами смотрится замечательно.

— Да. Я всегда стараюсь, чтобы живопись подходила к занавескам.

Дюси так и не поняла, шутит он или нет. Для человека, который отчаянно стремится попасть в «Кантри-клуб» Лас-Вегаса, Мосс проявлял невероятно мало уважения к ней. А в ее власти осуществить или развеять его мечты. Он был единственным мужчиной в Лас-Вегасе, который не заметил ее новую XXXL-грудь; даже сейчас он предпочитал влюбленно пялиться на кисточки на пиджаке Космо, нежели на ослепительное декольте ее, Дюси. Его немедленно надо было поставить на место.

Дюси протянула Ли затянутую в перчатку руку:

— Приходите ко мне завтра на ленч к полудню, вдвоем.

— Ты будешь свободен, Мосс? — радостно спросила Ли.

— Прошу прощения, я имела в виду вас и Космо. Ровно в двенадцать. — Дюси не смогла сдержаться и еще раз неодобрительно покачала головой, бросив прощальный взгляд на палисандровые двери. Вздернув носы вверх, они с Каппой торжественно удалились.

67
{"b":"191564","o":1}