ЛитМир - Электронная Библиотека

Пиппа поспешно захлопнула дверь:

— Не стоит махать ручкой на прощание.

Ли разволновалась:

— Что она хотела сказать этим «Некоторые элементы… следовало продумать тщательнее»?

— Абсолютно ничего. Спасибо, что появились, сеньор Боус. Я понимаю, ужасно скучно делать вид, что триста незнакомых людей являются вашими лучшими друзьями. — Отцу Пиппы всегда нужно было выпить не менее полубутылки хереса, прежде чем спускаться к гостям. — Особенно эта женщина.

— Космо! — ахнула Ли. — Мы всем обязаны Дюси.

— Или она хочет, чтобы вы так думали. Когда будет решаться вопрос о вашем членстве?

— В течение следующих двух недель.

— Кстати, о времени. — Мосс устремил на Пиппу свой стальной взгляд. — Я хочу, чтобы завтра на моем столе лежали все счета за этот праздник дворняжек. Выпустите воду из бассейна и проведите дезинфекцию. Чья была идея устроить там ванну для собак?

— Моя, — созналась Пиппа. — Это были соревнования по плаванию, а не купание.

— Расходы на уборку будут вычтены из вашего жалованья.

— Ах ты, задница! — завопила супруга Мосса. — Да ты на коленях должен благодарить Космо за такую блестящую идею! Люди еще долгие годы будут говорить об этом!

Пиппе показалось, что Мосс сейчас пристукнет их обеих. Ее подозрения обрели почву, когда тот спросил:

— А где Самсон?

— Я его уволила. Теперь мой телохранитель Космо.

— За те же деньги, — поклонилась Пиппа.

— Отлично. — Мосс достал переговорное устройство. — Я буду в машине. — И вышел.

Пиппа закрыла входную дверь:

— Он понимает, что вступление в «Кантри-клуб» немногим дешевле участия в президентских выборах?

— Понимает. Просто я не уверена, что он хочет, чтобы я была членом его предвыборной команды. — У Ли в глазах стояли слезы. — Простите. Мне нужно выпить.

Пиппа осталась в холле в полном одиночестве, если не считать Тициана, жевавшего ее шнурки. И тут появился Коул, в шоферской фуражке:

— Отличный праздник, Космо. Вам не хватало только парней с развлекательного канала!

Пиппу передернуло: с нее достаточно развлекательных каналов на всю оставшуюся жизнь.

— Спасибо, что нарезали рыбу.

— К вашим услугам. — Он произнес это так, что она покраснела.

Спустя два часа все следы праздника Тициана в «Каса-Боус» были ликвидированы. У дорожки для боулинга Пиппа разыскала Керри, уже проспавшуюся после реки пива, выпитой вместе с телохранителями гостей. Они вместе принялись разбирать выставку подарков. Отвозя вниз тележку за тележкой, Пиппа выяснила, что Мосс содержит громадный винный погреб. Каждый поступивший предмет Керри тщательно регистрировала в электронном блокноте.

— Ты что, сомелье? — удивилась Пиппа.

— Чего, Мо?

— Специалист по дину. Меня зовут Космо. Два слога. Что ты там записываешь?

— Просто люблю вести записи. Для собственной безопасности.

— Дай-ка подумать. Это твой дневник. Ты собираешь материал.

Керри чуть не уронила коробку с вионье.

— Ты шпионил за мной? Я тебе зубы вышибу, гомик!

— Уймись. Один из вас есть в каждом доме. Если ты трахаешься с сеньором Боусом, не забывай, что рынок переполнен мемуарами такого рода. И писали их горничные со степенью по английскому языку. — Вдохновленная смятением Керри, Пиппа подвела итог: — Сеньоре Боус известно о вас с Самсоном. На твоем месте я бы беспокоилась о собственных зубах.

— Пресвятая Богородица! Она что, и о Руди знает?

— Могу я дать совет? Если ты хочешь трахаться со всем, что движется, поищи работу у Говарда Стерна[51].

Пиппа прошла в кухню. Она не ела целый день, и голова ее раскалывалась от боли. Руди заворачивал в пленку каждый контейнер в холодильнике, бормоча что-то о запахе. Увидев, как Пиппа плюхнулась за стол, он принес миску с салатом из креветок.

— Вы сегодня прекрасно поработали, Руди.

— Эти зенщины думать, я эта Schweinehund[52] Вольфганг Пук[53]!

— Вы им очень понравились. — Пиппа смотрела, как Руди укладывает в коробку остатки печенья. Его преданность делу напомнила ей о Славе, величайшем клоуне на земле. Как там поживает бедняга Слуцкий? А Пушкин? Она внезапно затосковала по ним.

— Мой салат из креветки плохая?

— Он чудесен. — Пиппа встала из-за стола. — Просто я очень устал. Спокойной ночи.

Добравшись до своей комнаты и сбросив свинцовые башмаки, она отлепила усы, аккуратно повесила форму и перешла к кульминации сегодняшнего дня — расстегнула утягивающий бюстгальтер. Внимательно осмотрев в зеркале груди, убедилась, что гангрена пока не началась, Пиппа бухнулась на кровать и набрала номер Оливии.

— Вечеринка имела огромный успех.

— Да-да, я слышала. Ли целый час говорила со мной по телефону. — В стельку пьяная, но говорила связно. — Она обожает вас.

— Она очень мила. Теперь я могу получить свой диплом?

— Теперь? — с преувеличенным удивлением переспросила Оливия. — Не понимаю.

— Мы же договаривались, помните? Организовать мероприятие для Ли?

— Кажется, мы договаривались, что стажировка продлится неделю, Лотос. Возможно, и дольше. — Оливия только что выманила у Ли еще двадцать тысяч, если Космо останется до Дня труда[54]. — Мне искренне жаль. Но вы же знаете, мне так нужны деньги.

Если бы не присутствие Коула, Пиппа ответила бы отказом. Но прошлой ночью он опять приснился ей в обнаженном виде.

— О'кей. Еще одна неделя.

— Вы очень добрая девочка. Если бы у меня была такая дочь, я была бы счастливейшей из женщин.

Замечание Оливии повергло ее в меланхолию. Пиппа провалилась в тяжелый сон, только для того чтобы быть разбуженной очередной шумной перебранкой у джакузи. Она не могла взять в толк, как Ли и Мосс могут бросаться такими оскорблениями в адрес друг друга и продолжать жить под одной крышей. Даже ее родители в самые тяжелые моменты сохраняли достаточно благоразумия, чтобы держать рот на замке; они просто садились каждый в свою машину и отправлялись в «Нейман Маркус» или играть в гольф. И гроза стихала, потому что молчание выражает все и ничего, а к исходу дня большая часть аргументов склоняется в сторону «ничего». Каким-то образом это уже можно поправить. Пиппа поморщилась, когда ссора вошла в стадию нецензурных выражений.

Около полуночи раздался тихий стук в дверь: Коул.

— Космо? Можно воспользоваться ванной?

— Конечно, — отозвалась Пиппа, не вставая с кровати.

— Я разбудил вас?

— Это вряд ли.

— Вы ужинали?

Пиппа тихонько подошла к двери:

— А вы ничего не ели?

— Мы только что вернулись со встречи с экспортерами змеиной кожи.

— Звучит ужасно.

— Так оно и было. Давайте совершим налет на кухню. Умираю от голода.

Сейчас, когда он об этом сказал, Пиппа почувствовала, что проголодалась.

— А может, принесете еду сюда? Не хотелось бы наткнуться на Ли или Мосса, когда они в таком состоянии.

Пиппа застелила постель, втиснулась в свой бюстгальтер и приклеила усы. Она только успела застегнуть жакет, как вернулся Коул с салатами, бутылкой вина и горой пикулей.

— Ф-фу, Космо, вам не стоило встречать меня при полном параде.

— Я привез с собой только униформу, поскольку не планировал задерживаться здесь дольше, чем для организации дня рождения. Но, похоже, застряну еще на целую неделю.

Это была лучшая новость за день. Коул протянул Пиппе миску с салатом из креветок. С усами, наклеенными другой стороной, она выглядела еще привлекательнее. Он подозревал, что под краской она на самом деле блондинка.

— Неужели мы вам так неприятны?

— Это долгая история. — Пиппа почувствовала, что обильно потеет: после возвращения из Праги она еще ни разу не сидела на кровати рядом с гетеросексуальным мужчиной. Коул не стал отодвигаться. — Давно вы здесь?

вернуться

51

Американский медиамагнат.

вернуться

52

Грязное немецкое ругательство.

вернуться

53

Знаменитый немецкий повар.

вернуться

54

Празднуется в США в первый понедельник сентября.

68
{"b":"191564","o":1}