ЛитМир - Электронная Библиотека

— Вы же знаете, насколько важно это членство для меня и Мосса, — прошептала Ли, вновь едва не плача.

— Более того, клуб неодобрительно относится к непрочным парам. Ваш брак определенно непрочен.

— Мои хозяева невероятно счастливы, мадам Деймон. Откуда у вас подобная ложная информация?

— У меня свои источники. И свои собственные глаза. Мосс определенно не разглядывал мое декольте вчера вечером, когда я покидала «Каса-Боус».

Пиппа не сразу сообразила, каким образом нежелание Мосса пялиться на сиськи Дюси характеризует его брак как непрочный.

— А что, все должны таращиться на эти две базуки, приобретенные вами в Рангуне?

— Господи, Космо! — Дюси чуть не подавилась йоркширским пудингом. — Кто сообщил вам эту чудовищную ложь?

— И это всем известно. — Пиппа сложила салфетку. — Спасибо за ленч, мадам Деймон. Полагаю, мы с сеньорой Боус сыты и съеденным, и услышанным.

И двинулась к двери.

— Постойте! Я сказала, что ситуация сложная, но вовсе не безнадежная. Вчерашнее мероприятие было отличным началом. Ли следует нанести решающий удар.

Пиппа обернулась и с раздражением заметила, что Ли продолжает сидеть за столом, сжав в руке вилку как паралитик:

— Что вы предлагаете? У нас больше нет домашних животных, чей день рождения на подходе.

Ли ожила:

— Мы могли бы отпраздновать вступление Дюси в «Общество «Бентли»».

— Превосходная идея! — тут же согласилась Дюси. — Ли, у вас гораздо больше воображения, чем я предполагала. К завтрашнему дню я пришлю список гостей. Если все будет сделано правильно, это может решить вашу проблему.

Горацио внес серебряное блюдо с какой-то темной вязкой кучкой, и Дюси просияла:

— Ах, пудинг из инжира!

Пищеварительный тракт Пиппы был спасен появлением мужчины. Лет тридцати с небольшим, в белых брюках и свитере-поло, загорелый красавчик выглядел как модель, перешедшая на полностью паразитическое существование.

— Ах, простите, — удивленно воскликнул он. — Я не знал, что у тебя гости, Дюси.

Он озадаченно посмотрел на Пиппу, чей пол все еще оставался открытым вопросом:

— Я Харлан Скотт.

— Космо дю Пиш, — ответила Пиппа, протягивая безвольную лапку.

Харлан немедленно заключил, что Космо не в его вкусе, а вот Ли — другое дело:

— Добрый всем день, — плотоядно улыбнулся он.

Дюси немедленно перешла к превентивным действиям.

— Харлан — инструктор по крокету в клубе, — произнесла она, поднимаясь из-за стола. — И мой компаньон, когда Калеб отсутствует.

Перевод: руки прочь.

— А сейчас, простите, кажется, я уже опаздываю на урок. — Подцепив Харлана под локоток, Дюси потащила его к двери. — Подумайте о моем предложении насчет обмена, Ли.

— Что все это значит? — прошептала Ли, когда входная дверь захлопнулась.

— Это значит, что Харлан — больше, чем просто инструктор по крокету.

— О каком обмене она говорила?

— Меня на Горацио. Даже не думайте об этом. Хотите попробовать этот пудинг? Тогда давайте выбираться отсюда. У меня от этого места мороз по коже.

Пиппа испуганно прикрыла рот ладошкой.

— Спасибо, Горацио, — обратилась она к дворецкому, молча стоявшему в сторонке. — Все было крайне изысканно.

— К вашим услугам, сэр. — Он проводил гостей до выхода. — Всего доброго.

Абрикосовый «дюсенберг» Ли стоял в гараже рядом с коллекцией королевских карет, принадлежавшей Калебу. Пиппа медленно проехала через мост, отделявший замок Дюси от реального мира.

— Да, на ее месте нужно обладать большой смелостью, чтобы упрекнуть «Каса-Боус» в отсутствии вкуса.

— А мне дом Дюси показался таким величественным.

— Когда вы прекратите защищать ее? Всякий, кто живет в компании лошадиных чучел, ненормальный.

— Мне кажется, она испытывает к вам настоящую страсть, Космо.

— Что лишь подтверждает мою точку зрения. Пожалуйста, не поощряйте ее.

— Поверить не могу: Флоридии Вентура отказано! Она наследница первого губернатора Род-Айленда! — Настроение Ли падало с каждой милей, отдалявшей их от «Кастилио-Деймониа». — Возможно, Дюси права. Надежды нет. Я всего лишь выскочка, бывшая «рокитс», состоящая в непрочном браке.

— Это всего лишь психологические игры. Ей необходимо держать вас в состоянии неуверенности. Она сама так живет.

— Но зачем вести себя столь низко?

— Это легче, чем быть приличным человеком. Укрепить дух Ли Пиппа попыталась, пригласив ее в «Пикассо» на более съедобный ленч.

— Почему бы вам лично не собрать чеки с тех дам, что фотографировались вчера с Майклом Фелпсом? Это прекрасная возможность встретиться с некоторыми членами клуба с глазу на глаз. Просто будьте собой. Очаруйте их.

— Но что нужно надеть? — простонала Ли.

— Сейчас отправимся по магазинам. Предоставьте это мне.

Решив, что человек в лиловом сомбреро и таких заметных очках определенно играет в Лас-Вегасе по-крупному, метрдотель провел Пиппу к лучшему столику. Проходя вслед за ним сквозь море заинтересованных взглядов, Пиппа почувствовала, что ей, пожалуй, нравится роль Космо дю Пиш. На этот раз псевдоним не казался таким чуждым. Космо излучал уверенность, которая прежде появлялась у нее лишь время от времени. Его причудливая, эксцентричная харизма заставляла окружающих подчиняться его воле. Пиппа улыбнулась: она поняла, что значит быть Тейн.

— А что, Дюси действительно сделала себе сиськи в Рангуне? — спросила Ли, когда они сделали заказ.

— В июне.

— Откуда вы все это знаете, Космо?

— Это моя работа. Служить вам и защищать вас.

Ли положила ладонь на руку Пиппы:

— Вы необыкновенный. Оставайтесь таким, не надо ничего менять. Даже усы.

Они обсуждали, как лучше сообщить Моссу об очередной грандиозной вечеринке, как вдруг миловидная, но в стельку пьяная босая дама зацепилась за их столик. В каждой руке она сжимала по бокалу мартини. Пиппа смутно помнила, что та присутствовала на юбилее Тициана.

— Вайолин! — ахнула Ли. — Какая приятная встреча… Присаживайся к нам.

— Я ток што плучила псьмо, — объявила Вайолин, покачиваясь, как тростинка на ветру. — Прям в руки, кода я гра-ла брдж.

Постепенно Пиппа и Ли сумели собрать воедино разрозненные обрывки ее истории. Потратив триста тысяч долларов на вечеринки, подарки и унизительные договоренности, Вайолин только что узнала: ей отказано во вступлении в «Кантри-клуб» Лас-Вегаса. Дюси могла сказать только, что некто прислал в членский комитет письмо, в котором сообщал: свою маленькую собачку Вайолин назвала Мамбо. Использование названия непристойного танца в качестве имени животного многое говорит о характере владелицы.

— Мня заруБИЛЛИ! — проорала Вайолин, махом проглатывая оба мартини.

Подскочил метрдотель:

— Эта дама беспокоит вас, сэр? — обратился он к Пиппе.

— Она пережила страшный шок. Но сейчас придет в себя.

— Неправда! — Вайолин качнулась к соседнему столу. Пустой бокал из ее руки выпал прямо в чей-то суп из сельдерея. — Я возвращаюсь в Палм-Бич! В жпуууу Вегас!

Официант вывел Вайолин из ресторана.

— Ее не приняли из-за клички Мамбо? — Ли едва выговаривала слова.

— Вашу собаку зовут Тициан! — напомнила Пиппа, подписывая счет. — Пойдемте отсюда, пока не наткнулись еще на кого-нибудь из отвергнутых.

К сожалению, они все же на них наткнулись: на Эсмеральду в бутике Армани, Карлу — у Фенди, Биби — в «Симайоф» — все они получили с посыльным такие же отказы, как и Вайолин. Все три дамы были совершенно убиты. И ни одна не имела понятия, по какой причине ей отказано во вступлении в «Кантри-клуб». Пиппа тоже не могла этого понять: они были богатыми, воспитанными, достойными, уважаемыми в обществе. Их собак звали Рембрандт, Дуайт и Эйфель. Эсмеральда возила Дюси в Мадрид посмотреть бой быков. Карла подарила Дюси трехрядное ожерелье из жемчуга Микимото. Биби не только подарила Дюси работу Уорхола, но и купила чучело пони для Калеба. Очевидно, ни один из этих жестов не был достаточен, чтобы обратить решение в свою пользу.

71
{"b":"191564","o":1}