ЛитМир - Электронная Библиотека

— Открой глаза, медвежья морда! — посоветовал Кийт. — Такого ты больше никогда не увидишь!

— Клянусь светлым ликом Троицы, если я сегодня останусь цел, то больше никогда не буду забираться так высоко! — сквозь зубы процедил Джиро, по-прежнему не разлепляя век. — Помни, я делаю это только ради тебя! Только святые апостолы помогают мне сейчас!

Корзина ползла вдоль колоссального ствола секвойи. Невозможно было даже представить, сколько лет исполнилось этому исполинскому дереву.

Такие гиганты могли жить и расти несколько тысяч лет.

Колоссальный древесный утес, к вершине которого поднимались сёрчеры, мог вполне начать свое восхождение к небесам во времена, последовавшие сразу после Смерти. Пока дерево достигло своих нынешних масштабов, на Земле изменилось очень многое. За несколько тысячелетий планета начала приходить в себя после ядерной катастрофы, и каждое годовое кольцо секвойи, наверняка, хранило в себе печать бесценных знаний.

Необъятный ствол все больше и больше напоминал Кийту небоскреб.

Кабина медленно поднималась вверх, они степенно плыли мимо огромных ветвей, растущих на разных уровнях. Между этими грандиозными ветвями были устроены высокие винтовые лестницы, соединявшие разные уровни, словно это были этажи высотного здания.

Поднимались они довольно долго, пока корзина не оказалась на самом верху, на небольшой плоской площадке, огороженной у края плетеными барьерами.

Еще поднимаясь к этому месту в кабине, сёрчеры услышали веселый дружный хор клекочущих голосов, раздававшийся сверху. Около колеса подъемника, на которое накручивались тугие жгуты перевитых между собой лиан, прикрепленных к кабине, стояло не меньше полудюжины девушек, одетых в кожаные туники с перьями. Это они под руководством Тийгра-Та с веселыми криками вращали массивный цилиндр, поднимая друзей все выше и выше.

— Дружище, можешь открыть глаза! Мы уже в безопасности, — сказал Кийт.

Сердце его невольно дрогнуло, когда взгляд скользнул по оживленным улыбающимся лицам девушек, вытягивавших жгуты лиан. Глаза его нетерпеливо перебегали с одного лица на другое, но Лиа-Лла здесь не оказалось.

— Клянусь всеми пророками, мне казалось, что я уже слышу голос моей покойной мамочки, — облегченно вздохнул Джиро, выпрыгивая из кабины.

— Что же говорила твоя покойная матушка? — невольно поинтересовался Кийт, разглядывая девушек.

— Она ругала меня последними словами! Она сказала, что сурово накажет меня за то, что я согласился забраться в эту дьявольскую мышеловку!

* * *

Исполинская ветвь представляла собой своеобразную террасу, на которой виднелись не только роскошные цветы, — ирисы и орхидеи… к своему изумлению, сёрчеры обнаружили, что тут растут даже деревья и кустарники.

На толстом слое лесной подстилки, пружинившем под ногами, прекрасно чувствовали себя заросли душистой акации и барбариса. Густые кусты извивались между округлыми катальпами и пушистыми кипарисами, устремлявшимися острыми верхушками к звездному небу.

Тийгра-Та, встретившая друзей у площадки, мелодично посвистывая, знаками пригласила их пройти дальше. Пока Кийт вместе с Джиро осторожно продвигался вглубь небольшой рощи, он все время озирался и смотрел в разные стороны.

Куда бы ни падал взгляд, перед мысленным взором все время стоял стройный силуэт Лиа-Лла. В ушах неумолчно звучал вибрирующий голос рыжеволосой, и он мечтал поскорее увидеть в лунном свете знакомые черты.

Он попал в ее родные края. Казалось, что здесь каждый уголок несет на себе печать ее присутствия.

Между темными стволами обозначился просвет. Если бы Кийт не знал, что их подняли на такую огромную высоту, можно было бы подумать, перед ними находится край густого подлеска.

Нелегко было представить, что густая роща могла расти, по сути дела, на одной-единственной ветви, разветвляющейся на несколько рукавов. Но, тем не менее, терраса, протянувшаяся в сторону от исполинского ствола, по размерам не уступала иной улице Нианы.

Дерево, на котором они очутились, без сомнения, было самым высоким в этом гигантском лесу. Куда бы ни упирались взгляды Кийта, получалось, что он смотрит как бы сверху вниз.

Выше гигантской ветви с озером темнела лишь огромная верхушка секвойи, напоминающая остроконечную башню.

А дальше…

Дальше нависал только свод небесного купола, освещенный яркой полной луной и опоясанный матово светящимися кругами созвездий. Никогда еще в своей жизни он не стоял так близко к ночному небу!

Неподвижные звезды мерцали на черном бархатном пологе. Порой казалось, что можно протянуть руку и дотронуться до них кончиками пальцев.

Следуя за Тийгра-Та, они с Джиро прошли дальше и обнаружили, что стоят на берегу небольшого озера, окруженного со всех сторон зарослями кустарника, из которых выглядывали острые конусы шалашей. Остовы хижин были сделаны из связанных между собой жердей, а сверху их покрывал толстый слой ветвей.

На берегу сидело не меньше дюжины девушек, которые оживленно пересвистывались между собой и радостно смеялись.

— Прах меня побери! Никогда не ожидал, что увижу такое! Шалаши… цветы… кусты… — изумленно прошептал Джиро. — Озеро из дождевой воды почти на вершине дерева… Мне кажется, что я сплю!

Но это было не последнее потрясение, которое ожидало сёрчеров.

Посреди озера, в самом центре, виднелся плот, сооруженный из десятка толстых бревен, скрученных между собой тугими жгутами лиан. Там была установлена громадная тренога с полыхающим пламенем подвесного очага, качавшегося на цепях.

Кийт сразу понял, что огонь специально разводят среди воды, да и еще подняв его над поверхностью плота примерно на метр, чтобы ни в коем случае не причинить вреда секвойе.

Джиро пошевелил мощными ноздрями и втянул запахи, несущиеся с той стороны, с такой старательностью, словно он хотел раздуться до предела. Выдохнув воздух и округлив глаза, он возбужденно воскликнул:

— Клянусь вратами пророков, мне кажется, что мы не зря сюда забрались!

В воздухе разливались упоительные ароматы жареного мяса. Лесной кабан целиком готовился на длинном вертеле, который вращали над пламенем две стройные девушки в кожаных туниках, стоящие по обе стороны очага.

Джиро прожигал взглядами тушу молодого грокона. Он забыл обо всем и думал только о сочных кусках мяса, сверкавших в свете языков пламени крупными каплями вытекающего жирного, ароматного сока.

Они приблизились почти к самому стволу. Прямо перед ними в полумраке у основания остроконечной верхушки темнело огромное дупло, напоминавшее горловину просторной пещеры.

Тийгра-Та неожиданно взяла Джиро за руку и задержала его. Девушка что-то затейливо просвистела и указала рукой в сторону озера, на черной глади которого мелькало отражение языков пламени.

— Ты зовешь меня есть мясо? — спросил гигант, забыв, что она не понимает ничего. — Ужин уже готов?

Однако Тийгра-Та радостно кивнула головой в знак согласия и повела темнокожего за собой, не выпуская его ладонь из рук.

Кийт двинулся за ними следом, но девушка дала ему понять, что это делать не нужно. В ответ на недоуменный взгляд, она указала ему красноречивым жестом, что он должен идти дальше один. При этом она показывала на вход в пещеру.

— Там Лиа-Лла? — спросил он, посылая вопросительные импульсы в сознание светловолосой.

— Лиа-Лла! Лиа-Лла! Лиа-Лла, — радостно закивала она головой, не выпуская пальцы расплывшегося в довольной улыбке Джиро.

Подчинившись, Кийт медленно пошел вперед. Вскоре он перешагнул границу, отделявшую залитую лунным светом террасу, и оказался в зеленоватом таинственном полумраке, который царил внутри своеобразного грота.

— Лиа-Лла… — прошептал он, всматриваясь во мглу. — Где ты?

По мере того, как он углублялся внутрь, стихали голоса и смех людей-птиц, сидевших около озера. Здесь стояла полная тишина, ничто не говорило о присутствии людей.

Тут не было светильников. Высокие древесные своды слабо светились изнутри и словно сами по себе источали слабый фосфоресцирующий свет.

22
{"b":"191570","o":1}