ЛитМир - Электронная Библиотека

Наконец глухо звякнул запор, дверь полностью отворилась, и возникла мощная фигура охранника. На его поясе висел грозный кистень, отрезок массивной цепи, на концах которой крепились два чугунных ядра с шипами.

Он в совершенстве владел своим любимым оружием. Стремительно раскручиваясь в воздухе, оба шипастых шара могли разметать сразу нескольких противников, с легкостью раздробив им головы. А цепь, сомкнутая вокруг горла наподобие петли, позволяла за считанные мгновения удушить самого мощного врага.

Мутные крупные глаза, глубоко сидевшие под бугорчатыми надбровьями, подозрительно и недоброжелательно впились в поздних гостей.

— Господин разрешил Стаббу открыть дверь, — с ненавистью прорычал сторож. — Можно зайти.

Но когда сёрчеры двинулись вперед, он преградил дорогу, занимая почти весь проем.

— Пусть идет только один! Второй должен стоять внизу. Так приказал Стаббу хозяин.

— Да ты что! — возмутился Джиро, скрестив на груди мощные руки и двигаясь вперед. — Прах меня побери! Что это за ерунда!

Но Кийт решил, что не нужно спорить, и повернулся к другу, понизив голос:

— Подожди меня здесь. Мне все равно нужно поговорить наедине с этим толстым хитрецом-хозяином.

Оставив чернокожего гиганта около входа, он подхватил на плечи две сумки и зашел внутрь. Большого удовольствия это не принесло, так как пришлось подниматься вверх, по темной винтовой лестнице, вслед за охранником, вдыхая все мерзкие запахи, исходящие от его тела.

К удивлению Кийта, только его собственные каблуки громко стучали в тишине; только его шаги отдавались гулким эхом в длинном пустом коридоре, а грузный Стабб передвигался по дому почти бесшумно, какой-то звериной, пружинистой походкой, хотя и был обут в прочные сапоги с тяжелыми подошвами.

Когда они оказались перед высокой деревянной дверью, охранник стукнул три раза костяшками огромного кулака. Изнутри послышался голос, тогда Стабб потянул на себя ручку и мотнул чешуйчатой головой:

— Заходи. Господин ждет тебя.

Переступив через порог, Кийт увидел грузную фигуру торговца, который стоял прямо посреди просторной, тускло освещенной комнаты. Изрядный живот Беддея выпирал из-под черной кожаной куртки, сверху донизу украшенной крупными сверкающими кольцами.

Одно точно такое же кольцо виднелось в его правом ухе, заметно оттягивая мясистую мочку.

Хозяину лавки было уже лет под пятьдесят. Он занимался торговлей давно и довольно успешно. Кийт не раз слышал, что во времена своей молодости этот делец при случае не гнушался ничем, не отказываясь даже от работорговли.

Про него шутили, что он вполне способен продать собственную мать, чтобы получить ощутимую прибыль.

Потом он остепенился и стал солидным купцом. Хотя с первого взгляда было понятно, насколько это циничный, прожженный делец.

Несмотря на то, что сейчас на его губах блуждала приветливая улыбка, Кийт знал, что торговец может улыбаться и совсем по-другому, как жестокий проголодавшийся хищник, столкнувшийся лицом к лицу со своей жертвой…

Тем не менее, он оставался самым надежным человеком из тех, кого Хрипун знал в Ниане. С ним можно было иметь дело. Кийт доверял ему самые ценные экземпляры, самые интересные вещи, которые удавалось привозить из Забытых городов, прятавшихся в дремучих уголках Республики Метс и Атвианского Союза.

— Приветствую тебя, старина, — прохрипел Кийт, перешагнув порог. — Давно не виделись.

Он сдернул с плеч увесистые походные сумки и бросил к ногам, краем глаза наблюдая за реакцией торговца. Было заметно, что купец, точно так же, как и охранник, в первое мгновение не признал позднего гостя.

Со смуглого лица Беддея от неожиданности слетела обычная гримаса.

— Как поживаешь? — вынужден был повторить Кийт.

— Постой, постой… ты думаешь, мы раньше встречались? — удивился купец, невольно бросив испуганный взгляд по направлению двери, за которой стоял охранник.

— Конечно. Я не раз приносил тебе вещи из походов.

— Ты уверен?

Торговцу пришлось даже поднять со стола круглый светильник, чтобы пристально взглянуть на своего неожиданного вечернего посетителя. Только тогда, когда круг желтого света упал на лицо Кийта, он с облегчением сказал:

— А, это ты, неутомимый бродяга! Что с тобой случилось? Кто это так разукрасил тебя?

— Недалеко от Нианы неожиданно повстречал друзей…

— Разбойников? — поинтересовался торговец, не отводя взгляда от бурых рваных шрамов, изуродовавших обе щеки сёрчера.

— Лемутов, — нехотя выдавил из себя Кийт. — Волосатые ревуны! Эти гнусные твари подкараулили наш отряд в лесу. Почти все мои друзья погибли. Да и мне пришлось несладко, как видишь.

Здоровой рукой он показал на свое лицо, а потом быстро продемонстрировал кожаную полуперчатку, из которой выглядывало только три пальца вместо пяти.

Бросив беглый взгляд на изуродованную руку, Беддей поморщился и с нарочито заботливым удивлением спросил:

— Зачем же тебя занесло в такое опасное место? Нужно беречь себя…

Конечно, торговец прекрасно знал, что Кийт промышляет именно дальними походами, и это его образ жизни. Но такова уж была его обычная манера разговаривать с посетителями, — Беддею нравилось всегда притворяться немного глупее, чем он был на самом деле.

— Вижу, что ты пришел не с пустыми руками! Волосатые ревуны отобрали у тебя все? Или что-то удалось оставить?

Вместо ответа, Кийт нагнулся и поставил на стол походную сумку, в которой хранилась лишь малая часть того, что им удалось обнаружить на военной базе. Развязав веревку и раскрыв пошире горловину сумки, он спросил:

— Что ты думаешь насчет этого?

На полированную поверхность столешницы один за другим стали ложиться боевые тесаки, завернутые в куски выделанной кожи. Это были настоящие, отличные ножи. Не те кустарные клинки, которые изготовлялись для бытовых нужд кандианскими умельцами в небольших мастерских при аббатствах, а подлинное старинное оружие, хранившееся несколько тысячелетий в глубинах военной базы, до тех пор, пока его не обнаружил отряд сёрчеров.

— Полюбуйся на это, — кивнул Кийт на небольшую выставку оружия.

Каждый такой стальной клинок напоминал короткий меч длиной почти в четверть метра, одно ребро которого было усеяно грозными зубцами-шипами. На широких лезвиях можно было разобрать выгравированные крупные буквы: «US», символизирующие мощь погибшей североамериканской цивилизации. Рядом с буквами находилась и эмблема, удостоверяющая подлинность — изображение орла с загнутым вниз клювом.

Торговец опустился на кресло, стоявшее рядом с его столом, и волосатые пальцы, унизанные крупными перстнями, легли на рифленую рукоятку. Приподняв крайний кинжал, он покачал его над столом, словно проверяя тяжесть, и ногтем осторожно провел по острию, с одобрением отметив:

— Неплохо, неплохо. Знатные вещички.

— Я знал, что тебе это понравится. Все остальные такого же качества, — облегченно сказал Кийт и без приглашения присел напротив.

Во-первых, он уже изрядно устал к вечеру. А во-вторых, по своему опыту он помнил, что в торговых лавках Нианы лучше особенно не церемониться, — тогда с тобой будут разговаривать более внимательно.

— Мне нужно снарядить отряд, — продолжил он. — Я хочу идти в очередной поход. Мне необходимы средства, и ты мне их дашь сегодня. Как раз должно хватить, я полагаю.

Мысленно он уже прикидывал, что сможет купить несколько буйволиц кау, взамен тех, что погибли в лесу. В уме он подсчитывал, как сделать так, чтобы хватило на необходимое продовольствие и остальное снаряжение.

Купец между тем внимательно разглядывал оружие. Несколько минут они так и просидели в молчании.

— Давай поговорим о сумме, — предложил Хрипун. — Мы хорошо знаем друг друга, к чему терять время?

Но, к его удивлению, торговец сразу же торопливо положил обратно на стол очередной нож, который он только что разглядывал.

— Сколько ты можешь предложить? — повторил Кийт, уже смутно предчувствуя какие-то неприятности.

30
{"b":"191570","o":1}