ЛитМир - Электронная Библиотека

В ушах стоял тупой, однообразный звон. Сквозь это монотонное гудение до слуха купца слабо пробился радостный голос карлика:

— Сейчас Шрекер и Стабб сбросят толстяка за борт.

Было слышно, что коротышка почти захлебывается от удовольствия.

Купец почувствовал, как мощные лапы охранника вцепились в полосатую ткань мешка. Внутри у Беддея все оборвалось, когда он понял, что Стабб поднял его и перевалил через борт ялика, так, что голова купца свесилась к воде, а ноги все еще были в лодке.

Через мгновение мешок рухнул вниз, подняв фонтан брызг, и исчез в холодных волнах. Но за миг до того, как он вместе с грузом пошел ко дну, Беддей почувствовал, что ментальный сигнал все-таки смог вырваться из плотного ограждения.

Находившийся на берегу Таррейтал мысленным зрением увидел, что мешок уже падает в воду, и снял телепатическую защиту.

В этот момент краткий судорожный импульс, вырвавшийся из сознания торговца, полетел над гладью моря и достиг своей цели.

Торговец еще успел глубоко вздохнуть и задержать дыхание. Но он неумолимо шел ко дну, и кровь все сильнее приливала к голове.

Воздуха не хватало, и глаза вылезали от напряжения из орбит. Беддей понял, что через мгновение наступит конец, но в последний момент он увидел нечто обнадеживающее.

Перед глазами плыли кроваво-красные круги, а в центре каждого такого круга ему чудилось лицо Верховного Мастера. Повелитель Желтого круга внимательно смотрел на Беддея. Круги вращались вокруг его головы, а глаза внимательно зондировали память торговца.

Мастер стремительно изучал сознание захлебывавшегося купца. Пока тот еще не умер, он успел считать из его памяти почти все, что произошло этой ночью…

* * *

Когда Кийт покинул торговую лавку Беддея, время уже было позднее. Ниана все больше погружалась в непроглядную ночь. Проходя по темным улицам, сёрчеры видели, что в домах тускло светились лишь немногочисленные окна. Добропорядочные горожане до утра успокоились в своих жилищах, чтобы набраться сил для следующего дня.

Друзья шли довольно долго, свободно разбираясь в запутанной паутине небольших грязных улочек. Кийт почти все время молчал, напряженно размышляя о странной беседе с купцом.

Чернокожий гигант не осмеливался ни о чем говорить, шагая рядом со своим предводителем. Не первый день он общался с Кийтом и знал, что если тот погружен в раздумья, остается только терпеливо ждать. Поэтому Джиро помалкивал, внимательно поглядывая по сторонам.

Хотя сёрчеры чувствовали себя здесь спокойно, нужно было быть начеку. Места здесь были опасные, то и дело по улицам шныряли какие-то сомнительные личности, и из-за любого угла могли вынырнуть грабители.

По обе стороны улицы темнели силуэты каменных домов, погруженных в полную тьму.

Наконец сквозь тьму проступили очертания трехэтажного здания, выходящего фасадом на набережную, в котором располагалась таверна «Морская корона».

Здесь вкусно пахло едой даже у входа, и из открытых окон раздавались веселые крики.

— Ты здорово провернул сделку! Сейчас мы это отметим, — сказал Джиро, с удовольствием потирая ладонью живот. — Продал толстяку все, что было в сумках, и от этого душа моя поет хвалебные песни.

Сразу от входа в «Морскую корону», из небольшого холла вырастала широкая грязная лестница, слегка заворачивающая налево.

По ступенькам вверх и вниз без конца сновал народ. Эта таверна была излюбленным местом для людей того круга, к которому принадлежали и сёрчеры.

Сюда редко заглядывали круглолицые хитрые торговцы, продающие и покупающие самые разнообразные товары, попадающие в Ниану по морю и с сухопутными караванами. Здесь нельзя было увидеть бледных изможденных ученых мужей, проводящих большую часть времени в тиши библиотек. Не могла позволить себе заглянуть сюда и ни одна добропорядочная домохозяйка, уделяющая все время семье.

Зато в любое время дня и ночи тут можно было встретить отважных мореплавателей, пересекающих Внутреннее море и в шторм, и в бурю. Здесь собирались также лесные охотники, продававшие свою редкую добычу в обмен на оружие и обмундирование.

В «Морской короне» прекрасно чувствовали себя неутомимые путешественники и неунывающие кладоискатели, прирожденные бродяги и авантюристы всех мастей. Недалеко отсюда на побережье стояли ярко раскрашенные высокие шатры, в которых жили красотки, за определенную мзду делившиеся своей любовью. Веселые девушки помогали бродягам побыстрее избавиться от драгоценных слитков, с которыми они прибыли в Ниану. Красотки опустошали карманы лихих ребят, оставляя взамен лишь похмелье и смутные воспоминания о страстных ласках.

Словом, это было место, словно специально созданное для Кийта и Джиро.

* * *

Сёрчеры поднялись по выщербленным ступеням и попали в высокий полутемный зал с ярко освещенной деревянной стойкой, расположенной в торце помещения.

Возбужденные голоса, веселый смех и отдельные громкие выкрики сливались в пестрый гомон. Звенела посуда, громко звучало пение.

Несмотря на поздний час, народ портового квартала веселился. Здесь царило оживление, и вовсю кипела жизнь.

В полумраке виднелись многочисленные огоньки, разбросанные по всему залу таверны. В центре каждого стола между глиняными тарелками с едой и бокалами с хмельным медом стоял невысокий канделябр с толстой восковой свечой.

Некоторые столы еще были свободны, но в основном повсюду сидели веселящиеся компании, большей частью человека по три или по четыре.

Сёрчеры зашли в зал так свободно и просто, что уже по их походке сразу можно было признать завсегдатаев этого места. Они остановились у входа и окинули взглядом сидящих за столами.

Появление двух друзей внесло сумятицу в бесшабашное веселье. Вскоре их заметили, и нестройный бестолковый шум постепенно смолк. В зале воцарилась тишина, угасли разговоры, иссяк смех, и глаза всех присутствующих нацелились на изуродованное лицо Кийта.

Он был готов к этому и смотрел на своих старинных знакомых с легкой усмешкой. Многочисленные глаза, устремленные на него со всех углов таверны, внимательно изучали рваные раны, пересекавшие щеки.

— Привет, бродяги! — хрипло сказал он с порога, обращаясь ко всему залу. — Вот мы и вернулись!

В ответ раздалось нестройное гудение. Целый лес рук поднялся вверх и заколыхался в приветственных жестах.

— Идите к нам, бродяги! — раздался голос из-за стола, стоявшего рядом со стойкой.

— Нет, мы ждем вас у себя! — перебил его кто-то из противоположного угла.

— Давайте к нам! — вопил кто-то еще.

Можно было подумать, что полутемный зал почти целиком состоит из друзей сёрчеров. Почти все присутствующие посчитали своим долгом выразить свое теплое отношение. Каждый стол приветствовал их, и было такое ощущение, что все посетители «Морской короны» хотели бы видеть сёрчеров рядом с собой.

Обычно здесь Кийт находил себе компаньонов для очередного похода. В прошлый раз ему не хватало двух членов отряда, и он именно в этой таверне нашел северянина Мелона и рыжеватого метса Дэггу. Но теперь эти надежные ребята вместе с неразлучными друзьями Студи и Флесхом легли в могилы, вырытые на лесной поляне.

Кийту нужно было не просто плотно поужинать. Направляясь сюда, он в основном преследовал цель найти новых людей для отряда.

Почти до рассвета вместе с Джиро они сидели здесь, устроившись вместе с большой компанией старинных приятелей за длинным столом, протянувшимся вдоль закопченных окон.

Здесь не принято было подробно рассказывать о прошедших походах или путешествиях. Поэтому никто не стал любопытствовать, откуда у Кийта на лице появились страшные шрамы и куда исчезли два пальца с его руки.

Сёрчеры общались с приятелями, как обычно. Вспоминали старых знакомых, узнавали новости о происходящем в Ниане, делились свежими шутками.

Лишь в начале беседы они попросили помянуть бокалом вина погибших товарищей. Но ни Кийт, ни Джиро не обмолвились ни словом о схватке с лемутами и о времени, проведенном в племени людей-птиц.

38
{"b":"191570","o":1}