ЛитМир - Электронная Библиотека

Карлик подошел к креслу Кийта и почтительно сказал своим чрезвычайно низким, внушительным голосом, так не вяжущимся со странной внешностью:

— Беддей просил передать тебе этот кошель.

Он протянул деревянный поднос, на котором лежал вместительный кожаный мешок. Кийт взял его, и внутри что-то глухо звякнуло. Судя по весу, стало понятно, что там драгоценные слитки.

Шрекер не отходил от кресла, и его необычная прямоугольная голова была на одном уровне с лицом Кийта. Он поднял глаза и заметил, что на лбу карлика билась зеленовато-золотистая жилка. Под прозрачной кожей было видно, как струится темная кровь с каким-то странным изумрудным оттенком.

— Ты должен пересчитать, — пробасил карлик, объясняя причину своего присутствия. — Шрекер честный человек и не хочет никого обманывать.

В нерешительности подбросив мешок на ладони, Кийт согласился.

Судя по весу, все должно было быть правильно. Однако что-то по-прежнему не давало ему покоя. Некое смутное чувство…

Он никак не ожидал, что вместо купца встретит сегодня Таррейтала. И этот несуразный карлик вызывал у него смутное беспокойство.

С одной стороны, договор, который он вчера заключил с торговцем, был полностью выполнен. Но с другой, чувство неосознанной тревоги нарастало в его душе с каждым мгновением.

Пересчитывая слитки, сёрчер сообразил, что в ход его размышлений неотвязно вплетается образ черноволосого Таррейтала. Сначала Кийт почувствовал раздражение, потому что был абсолютно уверен, что раньше никогда в жизни не встречал этого человека.

Однако где-то в темном уголке памяти почему-то жила уверенность, что он совершенно точно видел это смуглое лицо, этот странный шрам, извивающийся молнией на щеке.

Но где же это произошло?

— Да, здесь все правильно, — подтвердил он, закончив подсчеты. — Мы договаривались с Беддеем именно так.

— Когда ты собираешься в поход? — дружелюбно спросил Таррейтал.

На такие вопросы Кийт обычно старался не отвечать по многим причинам. Поэтому он уклончиво протянул:

— Как только наладится погода, и мы поймем, что дует попутный ветер…

Пристально посмотрев в лицо Таррейтала, Кийт содрогнулся и с трудом удержался, чтобы не отшатнуться назад.

Ему внезапно показалось, что глаза черноволосого не имеют зрачков. Они вдруг напомнили провалы туманной пустоты, безразлично созерцавшие перед собой такую же пустоту.

— Беддей говорил мне, что ты должен найти зеркальный шар и шлемы, — неожиданно сказал Таррейтал. — Ты ведь уже принес ему диск, который называется «Око владыки», не так ли?

— Видимо, да, — натянуто улыбнулся Кийт. — Я принес ему много вещей. Сразу все и не упомнишь…

— Конечно, конечно! — подхватил черноволосый с лукавой улыбкой, показывающей, что он прекрасно понял маневр своего собеседника. — Но я попрошу тебя об одной вещи: когда ты найдешь зеркальный шар и шлемы, постарайся не повредить их и доставь в Ниану.

— Беддей уже вернется к тому времени? — быстро спросил Кийт, глядя в упор на черноволосого.

Теперь глаза, еще недавно казавшиеся пустыми провалами, снова приобрели нормальный, человеческий вид.

— Думаю, что вернется, — нисколько не смутился Таррейтал. — Если он будет отсутствовать, я хорошо заплачу. Мы обо всем договорились, ты можешь не волноваться.

В годы учебы Кийт никогда не верил в то, что люди могут быть внутренне холодны. Со всей юношеской наивностью он считал, что суть жизни — тепло. И даже чувство ненависти он в те годы относил к теплу, только словно выраженному с обратным знаком.

Но сейчас, общаясь с Таррейталом, он понял, что впервые в жизни встретил человека, от которого исходил мощный поток холодной, безжизненной энергии.

Ментальное излучение, генерируемое мозгом Таррейтала, было такой же абсолютной реальностью, как и его тренированное, мускулистое тело.

С ужасом Кийт почувствовал, что во время телепатической схватки он не смог бы справиться с этим человеком. Приемов, которым он был обучен, явно оказалось бы недостаточно, для того чтобы сцепиться в поединке с разумом такого противника.

Внезапно в памяти Кийта наконец всплыло воспоминание, где он уже видел Таррейтала.

Это было во время ментального путешествия, которое он смог мысленно совершить с помощью энергетического поля секвойи. Сёрчер ясно вспомнил тот момент, когда он стоял на краю гигантской ветви, и его мысленный взор парил над безбрежным лесом.

Перед глазами Кийта сразу возникло видение — большой воздушный шар, под которым на канатах висела плетеная кабина. А в корзине стоял черноволосый человек.

Мысленный взгляд Кийта тогда смог подметить даже такую мелкую деталь, как шрам, изуродовавший щеку этого человека.

Таррейтал, путешествующий на воздушный шаре и парящий над лесом, — эта картина, зафиксированная мозгом Кийта, отозвалась тревожным звоном в его сознании. Беспокойная нота начала гудеть в его мозгу в тот момент, когда он вместе с Джиро вышел из торговой лавки, некогда принадлежавшей толстому Беддею.

Покидая улицу, на которой стоял дом купца, Кийт отчетливо почувствовал, как в затылок ему уперся тяжелый пристальный взгляд. Он резко обернулся и интуитивно сразу посмотрел на окно, располагавшееся на втором этаже, в кабинете Беддея.

Как он и ожидал, в проеме окна темнела фигура Таррейтала. Но он не стал отходить в сторону, заметив взгляд Кийта. Напротив, черноволосый поднял руку и приветственно помахал ладонью, словно напутствуя сёрчеров перед дальней дорогой.

Друзья двинулись дальше. Они даже не заметили, как следом за ними из двери торговой лавки Беддея выскользнула невысокая несуразная фигура, напоминающая скорее куклу, нежели человека.

Облаченный в серый незаметный плащ, карлик держался в тени, выбирая самые темные стороны улиц. Куда бы ни направлялись друзья, Шрекер неотступно следовал за ними, ни на мгновение не выпуская их из вида.

Проводив их взглядом, Таррейтал повернулся и приказал чешуйчатолицему:

— Стабб должен разыскать бородача сегодня, как можно быстрее. Пусть держит связь со Шрекером и делает так, как я говорил раньше.

Охранник тут же отозвался:

— Стабб все сделает хорошо. Стабб разыщет бородача очень скоро.

Бросив новый взгляд в окно, Таррейтал вдруг резко отпрянул от мутного стекла. По его жестокому лицу пробежала тень тревоги.

— Сюда пожаловали агенты Темного Братства, — процедил он вполголоса, не обращая внимания на Стабба. — Что это? Случайность? Или толстый торговец смог все-таки передать сигнал тревоги?

Охранник подошел к окну и осторожно выглянул наружу. Его глаза сразу выхватили двух бритоголовых мужчин, одетых в темные плащи с остроконечными капюшонами. Они неторопливо пересекали площадь, приближаясь к торговой лавке.

— Взгляни сюда! — усмехнулся Таррейтал, кивая на другое окно.

Стабб бросил осторожный взгляд и увидел, что двое мужчин, одетых точно так же, подходили к дому Беддея с противоположной стороны.

— Готов поспорить, что теплая компания подходит и с черного входа, — протянул черноволосый.

Как бы в подтверждение его слов, с той стороны, снизу, из длинного темного коридора, упиравшегося в низкую комнату без окон, раздался громкий стук.

Таррейтал и Стабб переглянулись.

— Двери крепкие, — прорычал охранник. — Темные братья могут долго ломать их.

— Что же, мы будем сидеть тут и ждать?

— Хозяин и Стабб могут пойти через подземный ход.

— Подземный ход? — изумился Таррейтал. — Ты никогда не говорил, что у толстяка в доме есть вход в катакомбы.

Сначала они спустились по лестнице в подвал. За толстой дубовой дверью располагалась камера пыток, в которой торговец Беддей собственноручно истязал грабителей, проникших к нему в дом.

На стенах глухой комнаты без окон были развешаны древние наручники, изготовленные еще до Смерти. С балок свисали цепи, плети и хлысты. В углу виднелась жаровня с кучкой черных потухших углей, рядом с которой были разложены щипцы всевозможных форм и размеров.

42
{"b":"191570","o":1}