ЛитМир - Электронная Библиотека

Он отшатнулся, попятился еще на пару шагов и надсадно захрипел. Раздался короткий тяжелый стук, и Кийт заметил, как его собственный метательный нож, ставший орудием наказания, вывалился из ослабших пальцев кандианца.

Чиангар надсадно захрипел, содрогнулся всем телом и рухнул на пол.

Не успело его тело успокоиться от последних судорог, как черноволосый направил свой взгляд на Кийта, по-прежнему стоявшего на металлическом мостике-галерее.

— Теперь отдай мне зеркальный шар, — безжизненным голосом сказал Таррейтал.

Хотя на тонких губах принца блуждало некое подобие приветливой улыбки, от него исходила волна неприкрытой угрозы.

— Я не знаю, что такое зеркальный шар… — нарочито равнодушно протянул Кийт.

В его памяти огненными буквами вспыхнули слова священника:

«Теперь ты можешь искупить свою вину… Найди зеркальный шар и шлемы, для того чтобы уничтожить их! Только в этом случае мы будем знать, что никогда агенты Нечистого не смогут привести «Око владыки» в действие…»

Он был настроен решительно и был готов сражаться за этот прибор до последней капли крови. Но в ответ Таррейтал лишь рассмеялся:

— Конечно, я и не думал, что ты сразу отдашь зеркальный шар. Я предвидел это! Ты храбрый человек и мужественный боец, однако даже ты не сможешь мне сопротивляться!. Однако сейчас ты исполнишь все, что я скажу!

— Никогда! — твердо отозвался Кийт. — Этого не будет!

Джиро поддержал его и прикрыл зеркальный шар своей мощной фигурой.

— Клянусь светлым ликом Троицы, — взревел он. — Пока у меня останется хотя бы капля крови, я буду сражаться!

Раздался сухой, безжизненный смех, вырвавшийся из горла черноволосого.

— Сейчас ты сам передашь мне зеркальный шар, — усмехнулся он. — Диск у меня уже есть, шлемы находятся где-то рядом. Так что скоро в руках у меня будет «Око владыки»!

— Никогда ты не получишь «Око владыки»! И не надейся!

— Ты жалкий человек и не сможешь со мной бороться, — холодно сказал Таррейтал. — Сейчас ты все увидишь…

Из коридора послышались громкие женские крики. Металлическая дверь с истошным скрипом отворилась и через мгновение сердце Кийта наполнилось дрожью.

На пороге комнаты, в дверном проеме появилась Лиа-Лла…

* * *

Он ожидал увидеть все, что угодно. Но все равно, в первый момент подумал, что сходит с ума, когда в душном лабиринте подземной базы перед его взором показалась рыжеволосая девушка!

Ее силой затащил сюда широкоплечий верзила, лицо которого показалось Кийту знакомым. Лиа-Лла сопротивлялась и пыталась вырваться, но он грубо держал девушку за плечи.

Приглядевшись, Кийт узнал того чешуйчатолицего грабителя с мерзкими бородавками, который напал на Кийта ночью в Ниане.

Недаром Чиангар говорил, что все это было подстроено. На самом деле, «бородавочник» был слугой Таррейтала, выполнявшим задания черноволосого принца.

Увидев их вместе, Хрипун от отчаяния почувствовал острую боль в позвоночнике. От ярости его бросило в жар, и где-то у шеи вспыхнула острая боль, как от ожога. Там словно вспыхнуло пламя, и тут же поползло вниз, воспламеняя все позвонки, один за другим.

Заметив Кийта, стоявшего наверху, Лиа-Лла закричала:

— Хрипун, помоги мне!

Собрав все силы, она вырвалась из рук чешуйчатолицего и бросилась к галерее. Но «бородавочник» тут же догнал ее и грубо остановил, схватив за волосы. Вцепившись пятерней в густые пряди на затылке, он отогнул ее голову назад и проревел:

— Стой на месте!

В ушах Кийта бешено зашумело, и он всем телом рванулся вниз. В этот момент ему ничего не стоило разорвать «бородавочника» на части.

Но не успел он опустить ногу на металлическую ступеньку, как ментальный импульс остановил его, ударив в мозг ледяной струей.

— He двигайся, — приказал принц. — Стой на месте!

Ярость клокотала в сознании Кийта, и он судорожно пытался сопротивляться холодной телепатической мощи.

— Отдай зеркальный шар! — ровным голосом сказал Таррейтал. — В этом случае я отпущу твою девицу к тебе.

Он помолчал и невыразительным голосом предупредил:

— Если будешь упрямиться, я заставлю ее поднять твой кинжал. Тот самый кинжал, которым наказал себя Чиангар.

Его голос звучал настолько убедительно, что Кийт застыл в нерешительности.

— Твоя девушка не будет прикасаться к своим глазам, — усмехнулся Таррейтал. — Нет, пожалуй, она покажет нам свою грудь…

Принц бросил оценивающий взгляд на фигуру Лиа-Лла и одобрительно заметил:

— Красивая грудь! Очень красивая… Если ты не отдашь мне зеркальный шар, она отрежет ее твоим кинжалом. Сначала отрежет левую, а потом правую…

При этом он посмотрел на труп, лежащий в огромной луже крови, и хмыкнул:

— Жалко, что Чиангар не увидит этого. Он был большим ценителем женской красоты.

— Хрипун, мне страшно… — простонала девушка.

Зеленые глаза Лиа-Лла с мольбой взглянули на Кийта.

Больше всего на свете он хотел наброситься на Таррейтала. Кийт вцепился бы в него, как разъяренный зверь, и вырвал бы его черные глаза, чтобы утолить жгучую ненависть. Но он с ужасом чувствовал, что сил на это не было.

Пальцы задрожали. На негнущихся ногах он подошел к коробке, стоявшей за спиной Джиро, и взял сферический сверток.

В его сознании все время звучал голос Пера Лелио. Аббат предостерегал его, он говорил о том, что нельзя отдавать «Око владыки» этому страшному человеку. Кийта не покидало ощущение, что он делает нечто ужасное, но он смотрел на Лиа-Лла и не мог сопротивляться.

Перед глазами плыл туман, когда он протянул увесистый сверток черноволосому принцу.

— Нисколько не сомневался в том, что ты принадлежишь к здравомыслящим людям, — холодно заметил Таррейтал.

Он развернул сверток, и снова яркие искры полыхнули в полутемном помещении.

На мгновение Таррейтал застыл, впившись безумным взглядом в скользящие по стенам разноцветные сполохи, а потом направился к выходу.

Лиа-Лла подбежала к Кийту, и слезы ручьями хлынули у нее из глаз. Девушка обхватила сильные плечи сёрчера и крепко прижалась к нему всем телом.

В этот момент прозвучал ровный голос Таррейтала. Почти исчезнув в темном коридоре, он обернулся и сказал:

— Мы уходим. Но вы остаетесь здесь. Я закрываю дверь снаружи.

— Что же с нами будет? — взревел Джиро. — Прах меня побери! Что ты такое говоришь! Что будет с нами?

Пару секунд Таррейтал смотрел на них, переводя взгляд с одного на другого. Затем улыбнулся очень доброжелательно, так, как он еще никогда не улыбался, и ласково сказал:

— Что с вам будет? Вы все умрете!

— Я разорву тебя на части, клянусь светлым ликом Троицы!

Чернокожий гигант схватился за оружие, но рука его окаменела, и он не смог даже вытащить кинжал из ножен.

Лиа-Лла отпрянула назад от ужаса, с мольбой пронзая взглядом окаменевшего Кийта.

— Сделай что-нибудь, Хрипун… — простонала девушка со слезами в голосе. — Спаси нас…

Ни друзья, ни враги даже не подозревали, что в этот момент его уже нет рядом с ними.

Сознание Кийта в противоборстве с ментальной мощью Таррейтала объединило все возможные энергетические потоки. Но он сразу почувствовал, что его собственных сил отчаянно не хватает!

Единственная надежда в этот момент осталась на Пера Лелио.

Его мысленный взор уже несколько раз пытался подняться над подземной базой, чтобы соединиться с сознанием аббата. Сначала мощь черноволосого не позволяла это сделать, но потом Кийту с помощью медальона удалось прорваться сквозь все барьеры.

Он воспарил! Он словно бы вырвался из собственной оболочки, успев увидеть сверху крохотные человеческие фигурки.

Джиро… Лиа-Лла… Таррейтал… «бородавочник»… и труп Чиангара, валявшийся на пыльном полу в луже крови. Все они запечатлелись перед его взором в то мгновение, когда он стремительно покидал это пространство.

Потом перед глазами возникла панорама долины, обрамленной багровыми скалами. Сперва он увидел черный воздушный шар с неподвижно застывшей рядом фигурой Бакли. Три буйволицы лежали на жухлой траве черными валунами, а рядом с ними маячили окаменевшие фигуры Рябого Рахта и Жженого Ниира.

62
{"b":"191570","o":1}