ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Ей хотелось кричать, визжать от экстаза, изгибаться всем телом и царапать лицо острыми ногтями. Она даже не заметила, как пальцы ее непроизвольно рванули ожерелье, висящее на груди, тонкая нить лопнула, и куски коралла брызнули на сырую землю.

Девушки сладостно вскрикнули. Этот пришелец притягивал их, притягивал как водоворот, против которого не смог бы устоять никто. Непонятное жаркое чувство гнало к нему, влекло, и вместе со своими подругами Ратта приблизилась к лодке.

Она только успела удивиться, что девушки спокойно перепрыгивают через борт: ее подружки прекрасно ориентировались, не открывая тесно сомкнутых глаз. Судно отошло от берега и неслышно заскользило, увозя молодых иннеанок по извилистой паутине проток.

Внезапно Ратта почувствовала, что хмельное возбуждение начинает испаряться. С каждым мгновением она трезвела, с каждым взмахом ресниц осознавала, что леденящий холод исподволь заползает в душу.

Вихрем пронеслось вдруг в ее сознании воспоминание об Обитающем-в-Тумане…

О, ужас! Как часто она слышала перед сном, во тьме походных шатров, рассказы об этом чудовище! Как часто ее пугали Обитающим в Тумане, но никогда она всерьез не принимала эти истории, не верила в них, считая пустыми бреднями.

Даже спящие девушки, стоящие рядом с ней, уже начали беспокоиться, но только дочь вождя осознавала весь ужас их положения.

Сопротивляться в таком состоянии уже никто не мог. Даже Дух Проливного Дождя не в состоянии был выручить своих дочерей…

Парализующие лучи зловещей воли тисками сжимали сознание каждой из них. Никто не мог даже двинуть пальцем, и в отчаянии Ратта ясно поняла, что оставалось только покориться судьбе…

Судно двигалось все дальше и дальше вглубь, скользя по лабиринтам узких каналов-проток, заросших густой растительностью. Порой ветви деревьев и листы папоротников так близко смыкались над водой, что хлестали по лицам иннеанок.

Из клубов тумана медленно выступил силуэт острова, расположенного где-то в самом центре Пайлуда. Довольно высокий, но пологий конус, возвышавшийся над черными топями болот, показался издалека. Ратта почему-то сразу поняла, что именно туда, в этом направлении держит путь Обитающий-в-Тумане.

Нос судна плавно уткнулся в песчаный берег. Повинуясь телепатическому приказу, девушки вышли из лодки и направились вглубь острова.

Вскоре Ратта даже позавидовала своим подругам. Они шли с закрытыми веками и ничего не замечали вокруг, а вот дочери вождя суждено было все видеть…

Сначала взгляд уперся в какую-то кучу, белеющую в темноте. Несколько мгновений Ратта вглядывалась в беспорядочное переплетение каких-то прямых и изогнутых линий, пытаясь понять их происхождение.

«Не понимаю… что это такое? Неужели какие-то корни?» — с тоской отчаяния думала она.

Мгновенно пришедший ответ, быстрая догадка заставила ее ощутимо вздрогнуть всем тело. Какой-то голос внутри нее словно сурово отозвался:

«Кости! Человеческие ребра и позвонки! Они обглоданы почти дочиста»

Дочь вождя на несколько секунд точно оглохла и ослепла. Она некоторое время не видела и не слышала ничего. Из глаз брызнули снопы искр, как будто ей хорошенько треснули по затылку.

В глазах бросилась стояла огромная груда белых костей. Дочиста обглоданные скелеты беспорядочно плавали в лужах, и округлые ребра высовывались из темной зловонной жижи, растекшейся у подножия островного возвышения.

— Помоги мне, Дух Проливного Дождя… Помоги мне! — жалобно простонала она. — Услышь меня…

Девушке казалось, что она кричит во весь голос. Но на самом деле едва слышное сипение вырвалось из ее сдавленного горла.

Дальше показалась основательная пирамида, освещенная лунными лучами. Если бы Ратта могла, то оглушительно завопила бы, потому что, миновав несколько шагов увидела в мерцании серебристый нитей, что пирамида аккуратно сложена из множества светлых, вымытых дождями человеческих черепов…

Сердце колотилось, как бешеное. Ледяной ужас кольцом стискивал ее горло, от страха тело ее точно окаменело и сжалось в комок.

Даже в сумраке было видно, какая основательная куча громоздится на берегу. Черепа нельзя было сосчитать, их было много, слишком много. Они бесстрастно взирали на прибывших девушек бесчисленными пустыми глазницами и, казалось, едва заметно ухмылялись, скаля белоснежные зубы, торчащие в разверстых челюстях.

— Помоги мне, Дух Проливного Дождя… Помоги мне! — исступленно взывала Ратта, хотя в глубине души уже поняла, что даже всемогущий дух не сможет их спасти.

Вокруг кучи черепов на прутьях топорщились многочисленные пучки густых волос.

— Скальпы… — омертвелыми губами прошептала иннеанка. — Это же человеческие скальпы…

Они были посажены на голые, лишенные листьев ветви деревьев, как на жерди, и длинные волосы едва заметно шевелились на ветру.

— Помоги!.. Помоги! — еще раз простонала она. — Дух Проливного Дождя…

Тут же она поймала на себе холодный взгляд, полыхнувший из-под черного капюшона, закрывавшего голову властелина болот. Обитающий-в-Тумане наблюдал за ней, упивался своей властью и исподволь внушал умирающей от страха девушке мысль, что вскоре и ее голова расстанется с телом, вскоре и ее череп найдет свое место на этой ужасной куче, а скальп со множеством тонких витых косичек будет торчать на жерди, устрашая новые жертвы…

Цепочкой, одна за другой, все девушки неторопливо поднялись еще выше. Впереди показался проем, напоминающий вход в глубокую пещеру.

Подруги Ратты по-прежнему словно спали и послушно шли с закрытыми глазами. Они ничего не замечали и подчинялись каждому приказу, который мысленно отдавал Обитающий-в-Тумане.

Увидев черный провал, Ратта испуганно отшатнулась и судорожно осмотрелась вокруг. Полукруглый лаз, темнеющий среди серого мха и редких кустарников, напоминал открытую пасть какого-то чудовища с огромными черными деснами, виднеющимися издалека.

Горловина пещеры неумолимо притягивала к себе, манила, хотя и источала явную угрозу, опасность неизвестного.

— Теперь ты моя… — раздался в ее мозгу какой-то хриплый жесткий голос, напоминающий скорее скрежет. — Ты обречена… ты будешь моей…

Подруги одна за одной приближались ко входу, и тьма поглощала их.

В спину Ратты словно толкала неумолимая сила и тоже приказывала приблизиться к пещере. Она еще пыталась как-то сопротивляться, хотя и понимала весь кошмар своего положения.

Мгновение постояв около холма, дочь вождя была вынуждена шагнуть в темноту, чтобы через мгновение внезапно перевернуться в воздухе и рухнуть вниз с такой скоростью, что все органы внутри тела точно начали двигаться и меняться местами друг с другом.

Опора под ногами исчезла. Стало ясно, — она безнадежно летит в колодец, а там, на дне бездны, с отвратительным слизистым чавканьем уже разверзалась ненасытная пасть. Ратта уже чувствовала зловоние, исходящее оттуда, уже ощущал смрадное дыхание, но из последних сил пыталась остановить свой полет и вцепиться хоть во что-нибудь.

Летела она в полной темноте, так долго, что даже стала задыхаться от напряжения. Будь внизу острые углы или камни, она, конечно, в один момент переломала бы все кости и не смогла сдвинуться с места.

Но до этого впереди нее шли девушки, так что Ратта со сдавленным криком упала сверху прямо на них. Несколько раз цепляясь подолом походной рубахи за что-то мягкое, она ударилась в спину кого-то из своих подруг, а потом повалилась в рыхлую почву.

Сверху, из бледного расплывчатого пятна брезжил мертвенный лунный свет. Тяжелый запах, окружавший остров в подземном ходе только усилился и стал совершенно невыносимым.

Вскоре все поднялись и послушно пошли вперед. Девушки оказались в небольшом покатом земляном туннеле. Продвинувшись вперед, Ратта, к своему изумлению, обнаружила под ногами широкие ступени, ведущие еще глубже.

Каменная лестница, покрытая толстым мягким слоем какого-то влажного налета, устремлялась вглубь. Она вела в какую-то необычную залу с гладкими полукруглыми сводами.

53
{"b":"191571","o":1}