ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Теперь Камелефата понял слова короля о том, что жалость — это слабость, за которую приходится дорого платить!

Когда-то король пожалел бедного знахаря-колдуна, а тот «отблагодарил» его: подло выкрал маленькую дочь.

Камелефата подумал еще, что не так уж король и не прав, не доверяя людям после этого: слишком зло подшутила над ним судьба. Но нельзя же из-за каких-то негодяев ополчаться против всего человечества…

Эпилог

Через два дня на всей территории королевства была отменена торговля рабами. Камелефата и его друзья праздновали победу.

Бывшие рабы, выкупленные Камелефатой у пиратов, решили, вернувшись в родные места, подобно своему Черному капитану, вести борьбу с работорговлей. Камелефата выделил им два фрегата и часть оружия, подаренного вожаком пиратов.

В зале совета король собрал своих приближенных, которым представил Камелефату. Впрочем, все они были уже достаточно о нем наслышаны.

— Освободитель больше не враг нам, — заявил король. — Он слишком великодушен, слишком смел. Если кому-то выпадет честь сражаться с ним, он должен гордиться таким противником. Камелефата, сын мой, после моей смерти королем здесь будешь ты. Твоя мудрость поможет сделать наш народ счастливым.

В своей короткой рубашке, напоминающей тунику амазонки, в зал совета тихонько вошла Ситье. Последние слова отца она услышала.

— Отец, а как же я? Что же будет со мной? — растерянно спросила девушка.

Все засмеялись.

— А тебе остается только выйти замуж за своего героя, — ответил смеясь король.

Счастливая Ситье бросилась в объятия любимого.

Верно говорили старики ашуку: в течение нескольких месяцев в королевстве только и делали, что играли свадьбы, танцевали и пировали.

И конечно же, первой в этой череде празднеств была свадьба Ситье и Камелефаты.

И. Тогоева. Африканский мир Камелефаты

Это была катастрофа огромных масштабов, которая не шла ни в какое сравнение с ужасами завоевательных войн, происходивших в Африке. Работорговля была для этого континента тем же, чем «черная смерть» — чума — для Европы в средние века, когда ее жертвой становилась треть европейского населения, она была страшнее чумы, ибо ее социальные последствия были неизмеримо тяжелей… Мир этих людей внезапно захлестнуло потоком смерти и ужасов. Лучшие и самые сильные пользовались любой возможностью оказать сопротивление или восстать, остальные терпели, по терпение это по означало покорности.

Бэзил Дэвидсон. Новое открытие Древней Африки (Пер. М. К. Зеновича)

Вы только что прочитали увлекательную, полную драматизма повесть о борьбе одного из многочисленных народов Западной Африки против работорговли. И многое узнали о таких краях и обычаях, которые до сих пор мало известны.

Западная Африка — а описанное в повести государство Дагомея (нынешняя Народная Республика Бенин) находится именно там, на берегу Гвинейского залива, — один из основных центров зарождения и развития древней африканской культуры. Богатое прошлое Африки открылось относительно недавно, в 20—30-е годы нашего столетия. Египетская цивилизация, давшая миру зачатки наук и искусства, не была единственной на африканском континенте. В очень далекие времена африканцы научились плавить и обрабатывать металл, сооружать сложные ирригационные системы, ввели террасное земледелие, стали культивировать множество полезных растений, построили большие города и торговые дороги, создали развитую государственность, свои великие империи. Некоторые из западноафриканских государств — современники государств средневековой Европы, временами они даже превосходили их по культурному развитию. Прежде всего это такие великие африканские империи, как Гана, Мали, Борну. Один из крупнейших археологов мира Анри Брейль назвал Африку родиной древнейшего в мире искусства.

Африканская культура развивалась самостоятельно и достаточно интенсивно вплоть до конца XV века, когда португальские, а затем испанские корабли появились у берегов Верхней Гвинеи. Работорговля, которая длилась более четырех столетий, нанесла африканскому обществу смертельный удар, разрушив замечательную цивилизацию, создававшуюся веками. Прибрежные районы Дагомеи довольно быстро превратились в центр работорговли, недаром первое европейское название этой страны — Невольничий берег. Однако работорговля распространилась на территории Дагомеи далеко не сразу: страна вытянута почти по перпендикуляру с юга на север и пробраться с побережья в северные районы сквозь густые тропические леса оказалось не так-то просто.

Тропические леса еще раз сыграли для африканцев спасительную роль, ведь именно они задолго до этого преградили путь и чужеземцам-мусульманам, пытавшимся внедрить в Западную Африку культуру ислама (с севера барьером для чуждой культуры служила пустыня Сахара, а с запада — воды Атлантического океана). Понадобилось еще по крайней мере сто лет, чтобы в сложившуюся древнюю культуру Западной Африки стало проникать иноземное влияние, которому народы ее, как и племя Камелефаты, отчаянно сопротивлялись.

Известно, что человечество проходит в своем развитии от дикости к цивилизации пять основных ступеней: овладение огнем, изобретение земледелия, приручение животных, применение металлических орудий и открытие колеса. Создатели великой культуры майя, например, освоили только две первые ступени. Они не имели домашних животных, орудий из металла и не знали колеса. Африка тоже не знала колеса, но все остальные четыре ступени были ею пройдены. Относительно недавно, всего два-три десятка лет тому назад, было установлено и доказано, что в Африке был не один, а несколько центров, где задолго до нашей эры выплавляли металл в особого типа негроафриканских печах и изготовляли металлические орудия и украшения. Одним из таких центров была Западная Африка.

О том, что искусство обработки металла является достижением народов Западной и Тропической Африки, а не заимствовано ими, свидетельствует и сложное отношение к кузнецам. В Северной и Восточной Африке, сильно исламизированных, кузнец, по мусульманским представлениям, — представитель презираемой касты. В Западной и Тропической Африке, куда ислам проник значительно позже и где его влияние значительно слабее, Кузнецов очень ценят, считают владыками огня, знатоками тайн. До проникновения в Западную Африку ислама кузнец стоял там на верхней ступеньке социальной лестницы — был советником царей, хранителем культа предков, руководил инициацией, похоронным обрядом, многочисленными аграрными праздниками. Сведения об этом не только сохранились в фольклоре, согласно которому именно кузнецы участвовали в создании человеческого рода, научили людей земледелию и ремеслам, выковали луну и звезды; кузнец и поныне — один из самых уважаемых членов западноафриканской сельской общины. И в повести «Камелефата» обрядом инициации руководят кузнецы, похоронами — кузнецы.

В книге довольно подробно рассказано о том, как воспитывался будущий герой, в частности об инициации — обряде посвящения в класс взрослых, связанном с целой системой испытаний и с получением суммы необходимых навыков и знаний. Обряд этот жив в Африке и поныне. Особенно в сельской местности. А во времена Камелефаты, то есть в XVII веке, он считался самым ответственным и важным в западноафриканском обществе.

Во время обряда инициации посвящаемые как бы совершают путешествие на тот свет со счастливым концом (совсем как в наших волшебных сказках!), умирают и вновь рождаются на свет в новом качестве — взрослыми. «Умирают» во время инициации чаще всего так: юношей «поглощает» ритуальное чудовище, тотем-прародитель. В Западной Африке чаще всего лев или крокодил. Об этом ярко и выразительно рассказано, например, в книге гвинейского писателя Камара Лая «Африканский мальчик» (М.: Радуга, 1987). В повести «Камелефата» прямо не сказано, каким именно чудовищем испытывались юноши, но есть намек, что это был гигантский крокодил: вождь племени, прощаясь с мальчиками перед их отправкой в лес, восседает на троне в виде морды крокодила. Подобная атрибутика свидетельствует о том, что крокодил в данном случае — символ высшей власти, древний покровитель племени, его тоте́м, а потому он, скорее всего, и «участвует» в обряде инициации, который проходят молодые ашуку.

20
{"b":"191576","o":1}