ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Теперь Камелефата считал себя вполне готовым к тому, чтобы начать борьбу с работорговцами, ведь это из-за них погибли его родители, из-за них племя ашуку год от года становилось все малочисленнее. Естественно, та горстка воинов, какую представляла собой «армия» ашуку, и подумать не могла о нападении на могущественные соседние племена и целые королевства, ставшие пособниками белых работорговцев. Тут следовало применить хитрость, и Камелефата ждал подходящего случая. Вскоре такой случай представился.

Луна еще не взошла, и ночная тьма была абсолютно непроницаемой. Днем прошел дождь, стало прохладно. Под легким ветерком шелестела трава. Камелефата и его товарищи после тяжелого трудового дня растянулись на циновках из пальмы-ра́фии, согреваемые нежарким огнем костерка.

Деревня выглядела очень тихой, но не мрачной: понемногу следы трагических разрушений были стерты с ее лица. У трех деревенских ворот бодрствовали трое часовых — единственные, кто в этот час в селении не спал. Даже верные псы вытянулись на земле рядом с часовыми и казались мертвыми.

Вдруг протяжный вопль, донесшийся откуда-то из чащи леса, разорвал мирную ночную тишину. Через некоторое время крик повторился. Часовые насторожились. И в действие пришла хитроумная система оповещения и тревоги, придуманная Камелефатой.

Часовые негромко протрубили в рога и моментально подняли на ноги всех воинов, которые в полной готовности в мгновение ока предстали перед довольным вождем. Камелефата молчал, восхищенно разглядывая свою армию. В руке у него была сабля, через плечо перекинут лук и колчан со стрелами. Так же вооружены были и его воины, которые, не ожидая приказаний, уже разделились на три отряда.

Первый кольцом оцепил деревню. Второй остался в резерве, готовый в любой момент прийти на помощь первому. Третий отряд Камелефата возглавил сам. Воины ждали его дальнейших приказаний. Молодой вождь спросил:

— Кро́йма, что там произошло?

— Мы два раза слышали, как далеко в лесу кто-то кричал, — ответил часовой.

— А это не зверь?

Ответить Кройма не успел. Опять крик разнесся в ночи, и ему откликнулось многократное эхо.

Камелефата задумался. Что может означать этот ночной призыв? Возможно, это обыкновенная ловушка. А возможно, и какой-нибудь заблудившийся охотник. Но в таком случае почему он дожидался столь позднего часа, чтобы позвать на помощь?

Впрочем, думал он, как всегда, недолго. Так или иначе, а узнать, что случилось, было необходимо. Камелефата крикнул командиру второго отряда:

— Сума́, мы отправляемся на разведку.

— А если это ловушка? — всполошился Сума.

— Может быть, — отрезал Камелефата. — А пока что за охрану деревни отвечаешь ты. Смотри в оба.

И он во главе отряда из дюжины воинов скрылся в лесу.

Сума проводил его задумчивым взглядом: вот настоящий мужчина. Как только Камелефата стал вождем, в деревне сразу установилось спокойствие; вот и на этот раз все военные приготовления прошли без малейшей суеты, и обитатели деревни продолжали спать сном праведников. Они спали крепко, как спят те, кто чувствует себя надежно защищенным, как спят младенцы в колыбелях, укачиваемые нежной матерью.

А «нежная мать» — наш Камелефата в это время прокладывал свой путь среди высоких трав в том направлении, откуда донесся крик. Взошла луна, и в мутном небе, почти скрытом облачной пеленой, едва мерцало несколько бледных звезд. Порой принималась ухать сова, скрываясь в листве дерева, или из кустов выпархивала потревоженная птица. Маленький отряд продвигался вперед в молчании. Люди казались тенями, так легко скользили они по земле в неясном свете луны, двигаясь совершенно бесшумно; друг с другом никто не переговаривался, все точно знали, что должен делать каждый.

Внезапно Камелефата остановился и дал знак трубачу подуть в свой рог. Он знал, что тот, чей крик услышали деревенские часовые, должен сейчас находиться где-то неподалеку. Если этот человек ответит на призывный голос рога, будет ясно, что намерения его не злые; в противном случае враг или враги могут попытаться в темноте напасть на маленький отряд, и тогда следует поступить по давно продуманному плану.

Но едва раздался звук рога, как голос снова позвал на помощь. По приказанию Камелефаты десять воинов укрылись в кустах, а двое остальных последовали за ним к тому месту, где должна была находиться разгадка тайны. Камелефата уже понимал, что это не враг, но предосторожность ведь никогда не помешает.

Камелефата и его спутники не сделали и сотни шагов, как наткнулись в густой траве на распростертое на земле человеческое тело. Видно было плохо, потому что луна как раз скрылась за большим облаком. Камелефата приподнял человека, а тут и луна осветила лицо раненого, и юноша даже вздрогнул от неожиданности: это была женщина и лицо ее показалось ему знакомым. Он вспомнил! Дочь старой колдуньи! Той самой, что предсказала ему будущее, когда после обряда инициации[14] он жил в лесу. Девушку явно мучила лихорадка, она постанывала и дышала с трудом. Двое воинов бережно подняли ее на руки и вместе с вождем двинулись к сидевшим в засаде остальным десяти ашуку.

7. За свободу

Когда девушка открыла глаза, она узнала того юношу, которого видела однажды в хижине матери.

— Ну, как дела? Лучше тебе? — обеспокоенно спросил Камелефата.

— Да, — ответила спасенная девушка.

— Тогда расскажи-ка нам, почему ты оказалась в лесу среди ночи да еще просила о помощи?

Девушка, не скрывая ничего, рассказала и о собственном горе, и о той трагедии, свидетельницей которой невольно оказалась.

Мать ее умерла, и девушка, решив переселиться в ближайшую деревню, отправилась в путь.

— Внезапно, — рассказывала девушка, — я услышала ужасные крики, а когда подошла поближе, то увидела, что горит вся маленькая деревня. Это было делом рук «помбе́йрос». Они напали на деревню, чтобы угнать ее жителей в рабство. Двое «помбейрос» заметили меня и бросились за мной вдогонку. Бегаю я хорошо… Но поняла, что мои преследователи отстали, только когда солнце уже село. Да и леса я больше не узнавала. Я совсем заблудилась. Напрасно пыталась я найти дорогу, а когда землю окутала тьма, стала звать на помощь. Кричала я долго, и вот вы меня нашли. И я очень вам благодарна.

Камелефата внимательно слушал ее.

— Я очень хорошо знаю здешние места, — сказал он. — Мы сейчас находимся к югу от нашей деревни. А та маленькая деревушка, о которой ты рассказывала, — к западу от нее, в том же направлении, что и Долина Дьявола.

— Что будем делать? — спросил один из воинов.

Но Камелефата недаром был настоящим военным командиром. Он принимал решения почти мгновенно и чаще всего раз и навсегда. Товарищу он так и не ответил, но спросил девушку:

— Ты, случайно, не знаешь, эти бандиты все еще там?

— По-моему, они сами боятся, как бы на них не напали, поэтому, пока темно, наверняка поспешили со своими пленниками в город, на рынок.

Это было разумно. Легкая улыбка осветила печальное лицо юного вождя. Он принял решение. Десять воинов, прятавшихся в кустарнике, по легкому свистку своего командира собрались вокруг него. Камелефата распорядился:

— Вы двое отведете девушку в деревню. Пусть там о ней позаботятся.

— А вы что будете делать? — спросил один из назначенных в сопровождающие.

— А мы нападем на «помбейрос», — ответил молодой вождь спокойно и уверенно.

— Но их так много, а вас так мало! — запротестовала девушка.

Какое-то мгновение Камелефата смотрел на нее внимательно.

— Как тебя зовут? — наконец спросил он.

— Ситье́,— ответила она.

— Значит, так, Ситье, запомни: ашуку не боятся многочисленного врага. Мужество и храбрость одерживают верх над теми, кто превосходит числом. Да и судьба улыбается смелым и удачливым.

Теперь наступила очередь молодой девушки посмотреть на своего собеседника повнимательнее. Он удивительно изменился с тех пор, как они повстречались в Долине Дьявола. Это был уже не тот улыбчивый мальчик, которого она видела в хижине старой колдуньи. Перед ней стоял настоящий мужчина, вдумчивый и серьезный, готовый к любым трудностям и упорный в своих намерениях.

вернуться

14

…после обряда инициации… — См. примечание № 3.

5
{"b":"191576","o":1}