ЛитМир - Электронная Библиотека

Пастух взял ее за руку.

— Я люблю эту девушку и готов быть ей защитой и опорой. Смуглые щеки отца Альберта побледнели. Его взгляд обежал комнату, словно отыскивая какой-нибудь довод против венчания. Не нашел. Справившись с собой, пер Альберт расправил плечи, поднял глаза к потолку и торжественно прочел краткую молитву, которую новобрачные выслушали, склонив головы.

— Перед небом и людьми объявляю вас мужем и женой. Именем Всевышнего Отца… да снизойдет благодать на ваш дом и детей ваших. Аминь!

— Свадебный подарок за мной, — сказал Даниэль с улыбкой, чтобы скрыть смятение. Отец Альберт на самом деле обладает даром предвидения, а Сорок Символов не лгут. С другой стороны, они имеют десятки толкований, это всем известно. Однако священник уверен, что на сей раз предсказание было однозначным. Хорошо, что Элисия не слышала его последних слов — как раз спускалась со второго этажа. Она принесет горе… А, собственно говоря, кому? Может, отцу Альберту — тем, что уйдет из его дома? Конечно, ему тяжело с ней расставаться; вот вам и «горе»… У Даниэля отлегло от сердца.

Глухой полночью он покинул Атабаск На Закате. Свадьбу они сыграют позже. В сущности, не так важно, будет свадьба или нет. Это праздник для родни, для соседей. Лично он, Даниэль, вполне обошелся бы без шумного застолья, ведер браги, песен и плясок. Главное — Элисия теперь его жена. А шумом и плясками, к слову, нетрудно навлечь беду.

Он поежился. Это гадание, будь оно неладно… Крючок, Крест с Глазом и Череп… Стоит нагнать на людей страху, они и будут ждать неприятностей, сами же их и накличут…

Правой рукой Даниэль сжимал поводья, в левой держал зажженный факел. Толку от огня было немного — Сат Аш ни за что не собьется с дороги; да и любого врага он учует прежде, чем его обнаружит хозяин. И все же с факелом было спокойней — особенно сегодня, после стычки с Баком. Серый Ветер бежал ровной рысью, его большие копыта глухо били по толстому слою влажной прошлогодней хвои.

Внезапно как будто незримые ладони уперлись пастуху в грудь. Он резко откинулся назад и едва не вылетел из седла. Рванул повод.

— Стой!

Лорс остановился как вкопанный. Даниэль перевел дыхание, как после мгновенного приступа удушья. Что это было? Первым делом он глянул на Сат Аша: скакун был спокоен, грива не дыбилась. Лорс терпеливо ожидал, чего хозяин потребует дальше.

— Нечистый! — ругнулся Даниэль сквозь зубы.

— Ошибаешься, — гулко прозвучал у него в мозгу чей-то голос. Голос помолчал, словно оценивая произведенное впечатление, и добавил:

— Я — отступник.

Даниэль не ощутил ни ненависти, ни злобы — того, что отличало слуг Нечистого. Легкую насмешку — да, это было. Еще, пожалуй, печаль.

— У меня мало времени, — продолжал загадочный собеседник. — Поэтому я не могу долго наблюдать за тобой и вынужден воспользоваться, — он явственно усмехнулся, — грубыми методами.

— Где ты? — спросил Даниэль.

— За много миль от тебя. Приспешники, как ты выражаешься, Нечистого достаточно сильны и неплохо вооружены, так что я могу общаться с тобой на большом расстоянии.

— Чего ты хочешь?

— Ты не дослушал. — Голос захолодел, насмешка пропала. — Буду краток. Эли — это ее настоящее имя — узнала, что я состою на службе Нечистого. Узнала, испугалась, убежала… Но мы с ней любили друг друга, можешь поверить. Ради нее я отступился от клятвы, оставил служение. Думаешь, это легко? Считай, смертный приговор самому себе. Но… В общем, она не пожелала со мной оставаться. Ей мерещились всякие ужасы; она и по сей день верит, будто была «рабыней Нечистого». Так вот, поначалу я дал себе слово, что она не достанется никому. Потом осознал, что ей нужна защита. Но я отдам Эли только в надежные руки. Ты обладаешь известным мужеством — не пустился удирать от дурачка, как твой лорс. Но этого мало. Давай-ка поглядим, на что ты годен. Защищайся!

С хриплым ревом Сат Аш взвился на дыбы. Даниэль стиснул коленями бока зверя, удержался в седле. Затем его хлестнуло чужой ненавистью — и ненависть исходила от верного лорса!

— Стоя-ать! — заорал он, уже поняв, что кричать бесполезно, что проклятый отступник завладел сознанием лорса так же, как раньше пленил сознание Бака.

Сат Аш прошелся на задних ногах, опустился на все четыре конечности и стал бешено бить крупом. Он будто превратился в дикого лорса, который в жизни не знал седла — и которого вздумал объездить самоубийца. Серый Ветер храпел и ревел, мотал головой, и пена летела с его оскаленных зубов. Огромные копыта взрывали землю, ломали упавшие ветки. Затем он начал приседать на задние ноги — и Даниэль с ужасом сообразил, что Сат Аш вот-вот опрокинется наземь и начнет кататься. Задавит насмерть!

С факелом в руке он соскочил на землю — лорс думал его лягнуть, но не достал — и кинулся под прикрытие ближайшего ствола. Сат Аш устремился за ним. Копыто тяжко ударило в дерево, по стволу пошел гул. Даниэль прыгнул в сторону, укрылся за следующим стволом. Чего хочет отступник? Проверить быстроту ног и ловкость пастуха? Нет, не похоже… Он едва увернулся от жуткой, храпящей, покрытой пеной морды. Прыжок, другой…

Гигантский скачок лорса… Даниэль бросился наземь, и Сат Аш промахнулся. Перекатившись, пастух вскочил, по-прежнему сжимая факел. Красноватое пламя билось, словно в агонии, но не гасло.

На него надвигались страшные рога. Лорс храпел, из ноздрей вырывался пар. Даниэль прянул назад. Нога подвернулась, он упал на колено. В отчаянии сунул факел к самым глазам Сат Аша. Лорс разъярился еще больше. Снова встал на дыбы и со всего маху обрушил копыто туда, где мгновение назад находился хозяин. Даниэль избежал смерти, кувырнувшись через голову. При этом он выронил факел. Вскочил на ноги, выхватив меч, метнулся в сторону. Не рассчитал — ударился в ствол дерева. Скользнул вдоль толстенной сосны, как вокруг башни, укрылся, мгновение передохнул.

«Сат Аш!» — он вложил в мысленный крик всю свою волю. «Сат Аш, успокойся. Стоять!» Без толку. Лорс вынырнул из-за ствола. Мелькнула незащищенная шея — можно было шутя достать мечом. Рука не поднялась. Серый Ветер развернулся, взревел. Даниэль уже был по другую сторону дерева. Так можно кружить до бесконечности… Ноги заплелись в голых ветках ольхового куста, и он рухнул в сухой прошлогодний мох. Выпутался, вскочил. Прошмыгнул у надвинувшегося лорса между ног. Ничего не стоило полоснуть клинком по широкому мягкому брюху — но он не смог.

— Сат Аш… Сат Аш!

Валяющийся факел на миг окрасил розовым длинные ноги лорса, затем копыто опустилось на пламя. Хруст разломленной палки — и настала кромешная мгла. Впрочем, лорсы и в темноте неплохо видят… Вытянув перед собой руки, Даниэль кинулся бежать. Топот и бешеный храп настигали. Меч!

Он снова увернулся. Громадный лорс пронесся мимо, с хрустом ломая заросли. Затопчет! Последняя надежда — меч… Даниэль побежал, круто вильнул в сторону, на ходу стягивая с себя куртку. Швырнул ее на звук хриплого дыхания. Сат Аш взревел, точно его прижгли каленым железом.

Убегая, Даниэль слышал, как лорс топчет куртку, в бешенстве разметывает клочки. Ноги заплетались. Проклятье! Ни клена, ни дуба, ни березы! Ни одного дерева, на которое можно взобраться — одни толстенные сосны, пальмы да мелкая ольха.

Серый Ветер снова бросился в погоню. Настигает. Бегать от него уже нет сил. Надо рубить мечом… Но не могу… Не могу!

«Отступник! — мысленно вскричал пастух, не сомневаясь, что колдун его услышит. — Пощади Сат Аша!»

Внезапно все стихло. Лорс больше не храпел, не бил копытами, не стучали по ветвям его рога. Даниэль промчался еще с десяток шагов, наткнулся на дерево и, задыхаясь, привалился к нему спиной. Отец Небесный, да что же это?

А ну как колдуну взбредет в голову оседлать сознание самого Даниэля? Такого может натворить…

Сквозь шум стучащей в висках крови раздался голос колдуна:

— Я видел то, что хотел увидеть. Ты не стал калечить несчастного дурачка и не зарезал лорса. Я полагаюсь на твое мужество и великодушие, и с легким сердцем оставляю тебе Эли.

11
{"b":"191578","o":1}