ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Тот улыбнулся и отрицательно покачал мужественной головой с несколько оттопыренными ушами.

— Я слишком долго служил и слишком многое видел, чтобы всегда слепо следовать приказам! — с печальной мудростью ответил ветеран-разведчик и подмигнул.

— Неужели вам никогда не хотелось стать бессмертным? — наивно спросил Детектив.

Полковник засмеялся:

— Пророк, вы действительно надеялись остаться в живых?

Он расстегнул застёжку одного из многочисленных карманов в своём штурмовом костюме и достал оттуда небольшой контейнер, похожий на зажигалку. — Я нашёл это в луже дерьма, оставшейся от нашего общего знакомого Берии. Знаете, что это такое? Яд! Словом, в плане долголетия нам лучше рассчитывать на годы, отмерянные судьбою! Гораздо обиднее умереть, когда перед тобою целая вечность, чем когда знаешь, что в какой-то момент до тебя всё равно доберутся тётка-пуля или дядька — сердечный приступ! Словом, будем надеяться, что когда настанет пора отправиться в последнюю командировку, наши общие друзья, — Полковник посмотрел в сторону той части неба, где исчезли Учитель, Бородач и их спутники, — уже наведут порядок в Небесном Чертоге!

Издалека донеслось завывание многочисленных сирен. По всей видимости, Констебль вызвал подкрепление. Где-то вверху раздался шум лопастей пока невидимого в темноте вертолёта.

— Друзья мои, — обратился к ним начальник военной разведки страны избранных, — по-моему, в этой истории настаёт момент, когда нужно поспешно удалиться. Иначе счастливый конец может отдалиться лет на десять…

— Так точно! С конфискацией и поражением в правах! — с готовностью подтвердил Брюнет, пытаясь разглядеть модель приближавшегося геликоптёра.

— «Блэк Хоук», — на слух определил Полковник, — не переживай, все поместимся!

Чёрный силуэт «Сикорского» материализовался из ночной тьмы и грациозно завис над вертолётной площадкой, подсвечивая собравшихся прожектором. Боковая дверь съехала в сторону, и в ней появился человек в лётном шлеме с лицом, полностью закрытым забралом. Поправив висевший на плече автомат, он сделал приглашающий жест. Собравшихся на крыше не пришлось упрашивать. Через минуту все они были внутри металлической стрекозы. «Чёрный Ястреб» взмыл вверх, повернулся вокруг своей оси и, засвистев двумя турбинами и четырьмя лопастями, помчался куда-то в сторону южного побережья Британских островов.

— Отец, — прокричала Снежная Королева в ухо Давида-пращника, — куда мы летим?

— Сначала на яхту моего знакомого! — с улыбкой ответил тот. — Так уж сложилось, что он весьма заинтересовался нетленной кровью, не падающими перьями и новым агентом Моссада, у которого по ночам светится голова!

Через тесную десантную кабину к ним подошёл принявший их на борт член экипажа и снял шлем. В красноватом свете ночного освещения Королева узнала суровое лицо Кардинала — начальника разведки Ватикана. Тот улыбнулся и, кивнув в сторону Аналитика, обнимавшего вновь обретённую любовницу, спросил:

— Как его зовут? Как к нему обращаться?

Снежная Королева на секунду задумалась, чувствуя, как острые иглы ревности в её сердце сменяются тянущей печалью неизбежного расставания.

— Я звала его Агентом! — наконец ответила она и разрыдалась.

Кардинал всё понял и, погладив её по залитой слезами бархатистой щеке, осенил пастырским благословением. Он поправил сползающий с плеча ремень автомата и оставил белокурую красавицу заботам Давида. Бывший солдат и верный помощник Главного Католика давно понял: единственное, что может совладать с мукой безответной любви, — это милость Божья и сила нового чувства, которое всегда приходит к тем, кто ждёт и не боится его.

Глава 11

Высоко над Райским городом Молло висело белое круглое облако. Это был боевой порядок оставшихся в живых ангелов под предводительством Михаила и Гавриила. Со всех сторон к нему подбирались чёрно-серые тучи по-прежнему многочисленных орд Сатаны.

— «И имя им легион!» — процитировал Миссионер, разглядывая происходящее уже без помощи оптических приборов.

— Послушай, — обратился к нему сильно постаревший Основоположник, — как ты думаешь, будет ли грехом, если я выпью яд и избегну новых мук? Ведь один-то раз я уже принял страшную смерть во имя Господа! А?

Миссионер критически посмотрел на своего с трудом дышавшего соратника.

— По-моему, — ответил он, — если ты потерпишь минут пять, то тебя и так найдёт сердечный приступ! Впрочем, ты же помнишь, что у нас всегда есть выбор. Так что если ты уверен в своём яде, то давай, пей! Может, это и выход! Рая-то больше всё равно не видать! А так есть шанс оказаться пусть и в Аду, но всё же вновь бессмертным!

Всё это было сказано Миссионером с усталой иронией. Его утомило нытьё старинного партнёра и соперника, который так хотел, чтобы его отговорили от последнего шага.

Основоположник с тоской посмотрел на древний пузырёк из горного хрусталя в своей широкой ладони. Когда-то эту склянку ему передали в римскую тюрьму. Он так и не понял, кто это сделал. Возможно, это были его сторонники, знавшие о предстоящей мучительной казни. В то же время это могли быть и власти Рима, боявшиеся волнений еврейских сектантов. Тогда он не стал пить отраву потому, что был силён верою в будущее бессмертие. Сейчас от этой силы почти ничего не осталось.

— Всё, началось! — неожиданно крикнул Миссионер, уставившись в небо.

Действительно, у чёрных туч над головой вдруг стали расти чёрные щупальца. Это легионы Ада строились в колонны для последней атаки. Белый шар ангелов в одну секунду засверкал в зеленоватых лучах клонящегося к закату светила. Это последний резерв архистратигов ощетинился отполированными до блеска щитами. Теперь казалось, что солнечный шар воинства Рая притягивал длинные толстые чёрные лучи, постепенно приближавшиеся к нему. До Молло донеслась жуткая какофония звуков: адская нечисть визжала, ревела и хрюкала в предвкушении своей победы. Миссионер вдруг услышал глухой звук падающего тела и с недовольством повернул голову. Основоположник лежал на плоской крыше храма и, хрипя, скрёб грудь засохшими старческими пальцами. Как и предсказывал бывший гражданин Рима, у него таки случился инфаркт. Секунду поколебавшись, Миссионер опустился на захрустевшие колени:

— Ты что, старый интриган, не мог подождать совсем немного? — с досадой прорычал он в искажённое страданием лицо Основоположника. Но тот уже не мог ответить: его сердце остановилось.

— Господи! За что? — возопил Миссионер, подняв поседевшую голову к небу, которое застилала разворачивающаяся вселенская схватка. — Неужели последние минуты жизни я проведу, делая искусственное дыхание старику с не чищенными две тысячи лет зубами!

Вместо ответа сверху донёсся ритмичный стальной грохот: ангелы Рая демонстрировали беснующейся нечисти, что по-прежнему готовы дорого отдать свои жизни. Миссионер, занятый процедурой искусственного дыхания и массажа грудной клетки, не видел, как многочисленные колонны адских легионов, быстро набирая скорость, бросились к блестящему шару. Лишь на секунду, в очередной раз оторвавшись от бывшего рыбака и с отвращением сплёвывая, он невольно обратил взор на небо. В этот момент гул улюлюкающих вампиров, карликов и чёрных ангелов стал таким громким, что перекрыл грохот мечей о щиты легионеров Михаила. Вернувшись к своему не самому приятному, но богоугодному делу, он уже не видел, как блестящий шар вдруг распался на небольшие облачка. Те, в свою очередь, тоже превратились в колонны и бросились не навстречу воинству сатаны, а между его атакующими порядками. Вооружённые до зубов полки нечисти, уже не способные остановиться в своём движении, неожиданно увидели перед собой огромный белый дирижабль, украшенный огромным слоганом «С нами Бог!». Вместо гондолы под ним висел стеклянный бак с янтарной жидкостью, переливающейся в лучах заходящего солнца. Под баком находилось немыслимое количество динамитных шашек, похожих на гроздья чудовищных виноградин. В нескольких местах догорали бикфордовы шнуры. В тот самый момент, когда атакующие в передовых порядках черти поняли, что их ожидает неприятный сюрприз, раздался взрыв колоссальной силы. Миллиарды капель протеина N мгновенно рассеялись над священным городом Молло. Облако дыма и тумана окутало всё — ошарашенную нечисть, ангелов Михаила и обитателей небесной Богадельни. Миссионер упал на Основоположника, прижатый взрывной волной. И в этот момент раздался ещё один звук. Попадавшие на землю праведники не сразу поняли, что это такое. И лишь по прошествии нескольких секунд стало ясно, что до них доносились истошные визги умирающей армии Ада. Воины Сатаны заживо таяли, лопались и сгорали, как только их тел касались мельчайшие капли эликсира бессмертия. Эти же капли оседали вниз, покрывая клубами непроницаемого тумана улицы и переулки, здания и деревья города. Из-под лежащего Миссионера вдруг послышался кашель. Хриплый, но сильный старческий голос возмущённо каркнул:

100
{"b":"191581","o":1}