ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Да слезь же ты с меня, ради Бога!

Миссионер подскочил и в клубах тумана разглядел ожившего товарища и соперника. На его лице медленно появилась улыбка. Что ж, он увидел чудо именно тогда, когда вконец разуверился в его возможности!

— Надо же, — удивился он, — тебя и после второй смерти опять в Рай пустили! Видно, Гавриил сейчас действительно занят! Иначе не видать бы тебе, старче, Райских кущей, как своего поганого рыла! Ну да ладно, полежи здесь, отдохни, а мне нужно кое-что сделать!

Последнее Миссионер промолвил с загадочным выражением лица задумавшего новую комбинацию политического интригана.

— Что это тебе приспичило? — откашливаясь, проворчал бывший рыбак.

— Хочу подарить тебе зубную пасту, старый ты хрен! — весело ответил его соратник и растаял в постепенно рассеивающемся тумане. По-прежнему недовольный Основоположник, кряхтя, сел на худой старческий зад. Морщась, потёр натруженную массажем грудь и осторожно разогнул спину. Приятно удивлённый испытанными при этом ощущениями, он с удивлением сказал самому себе:

— Надо же, как легко стало! То ли крылья растут, то ли горб отвалился!

Тут он вспомнил слова соратника о неотложных делах и внезапно нахмурился. После секундного раздумья он вдруг охнул, как будто поняв что-то важное и неприятное. Бодро подскочив, иерарх подобрал рясу и растаял в тумане вслед за Миссионером. Воистину, нет ничего более вечного, чем жажда власти и страха её потерять!

* * *

Сатана, Лилит и горстка приближённых почти достигли границ космоса, когда их догнал отряд ангелов. Князь Тьмы, до этого неистово подгонявший своего крылатого жеребца, резко бросил поводья, увидев перед собой блестящие панцири всадников Рая.

— Упс! — спокойно сказал он покрытой грязью и кровью свите, — по-моему, у меня хотят взять автограф! Что ж, милые мои, по крайней мере, вы сможете погибнуть в бою за своего предводителя, а не полопаться от той дряни, что таки нашёл Уриэль-неудачник!

— Погибнуть? — спросила его Лилит, сняв хитиновый шлем.

Что-то в её голосе заставило всех присутствовавших подумать, что у бывшей жены Адама могли быть и иные планы. Сатана без гнева и страха спокойно посмотрел в её чёрные глаза.

— Неужели вы смогли бы жить без своего супруга, мадам? — слегка улыбаясь, спросил он.

— Ещё как! — ослепительные хищные зубы Лилит сверкнули на потемневшем от порохового дыма лице. — Многие мужья даже не догадываются, как часто их жёны примеряют вдовий наряд! Если бы ты знал, милый, как мне идёт чёрное!

— Значит ли это, что и наши бравые ребята, — Сатана кивнул в сторону взявших его в кольцо чёрных ангелов, — не отказались бы увидеть тебя в одежде любимого цвета?

— Ребята, — громко засмеялась Лилит, — видели меня и без всякой одежды! Так сказать, a la naturelle! И не только видели! Да, Нергал? Тебе ведь тоже понравилось? А понравился ли тебе тот контракт с Уриэлем?

Нергал лишь хмуро посмотрел на неё, на Князя Тьмы и, оглянувшись, на становившийся всё плотнее строй гвардии Рая.

— Что ж, — Сатана оставил свой ироничный тон, — да будут прокляты все те, кто предал меня!

Лилит лишь поморщилась, услышав его:

— Может, обойдёмся без мелодрам, мой милый умерший муж? Кстати, что ты предпочтёшь? Быть зарезанным нами? Или кинешься на меч сам?

— Я, с вашего позволения, предпочту первое! Ведь самоубийство, хе-хе, грех! Можно ли попросить безутешную вдову о последнем одолжении?

— Пора заканчивать этот спектакль! — грубо прервал его Нергал, с беспокойством оглядываясь по сторонам.

— Ничего, дадим ему ещё минуту! — холодно произнесла Лилит. — И чего же ты хочешь, дорогой?

— Последний поцелуй? Вкус твоих губ на моём синеющем языке?

Лилит с подозрением посмотрела в светившиеся красным глаза Повелителя Тьмы, сделала паузу, но потом, решившись, ответила:

— A-а, чёрт с тобой! Пардон за неудачный каламбур!

Приблизившись к Сатане, она подставила ему губы. Царственный супруг обнял её одной рукой и, ухмыльнувшись, впился в чувственный рот. Через секунду Лилит незаметно вытащила из седельных ножен длинный и узкий кинжал и, нащупав щель в панцире Сатаны, вогнала клинок в его тело. В то же мгновение её тело забилось в судороге, как будто лезвие вошло в её сердце, а не в грудь мужа. Но скоро всё было кончено. Сатана осел в седле, вывалив безжизненный язык, раздвоенный на конце, как у ящерицы. Когда через некоторое время ангелы Рая приблизились к свите убитого Люцифера, Лилит крикнула всаднику в платиновой броне:

— Привет тебе, мой Михаил! Прими наши поздравления по поводу выдающейся победы легионов Господа! Прими также и тело поверженного мною Врага рода человеческого! Эта попытка наконец увенчалась успехом! Надеюсь, ты оценишь мою услугу, когда мы начнём переговоры о мире!

Михаил снял шлем, посмотрел в пустые глазницы поверженного лидера Ада и продиктовал своим всадникам серию коротких приказов:

— Домашний арест! На второй луне! Оставить оружие и знаки власти!

Потом он сквозь зубы обратился к Лилит:

— Жаль, что ты вовремя сдалась, красотка!

Та сверкнула своей ослепительной улыбкой:

— Какое удовольствие иметь дело с джентльменом! Надеюсь на продолжение взаимовыгодного сотрудничество наших юрисдикций!

И, приблизившись, многозначительно облизнула яркие губы и добавила хриплым шёпотом искусительницы:

— Буду с нетерпением ждать официального визита, Ваше высокопревосходительство!

Михаил не удостоил её ответом и отъехал в сторону. Хранивший молчание Нергал угрюмо улыбнулся и, приблизившись к своей новой повелительнице, поправил её плащ, из-под которого выглядывало нечто, похожее на наконечник скорпионьего хвоста. Лилит повернула к нему красивую голову с распущенными иссиня-чёрными волосами. Сверкнув красными глазами, она подмигнула и ответила неожиданно низким, почти мужским голосом:

— Спасибо, мой верный Нергал!

* * *

Через пару дней после описанных невероятных событий в уже знакомом нам уединённом зале Ватикана произошла необычная встреча. Согбенный старостью и болезнью прелат сидел в простом тяжёлом деревянном кресле. Он был в своём обычном белом одеянии и кардинальской шапочке. По правую руку от кресла стоял его ученик и помощник Кардинал с обычным непроницаемым выражением на суровом лице. Даже бархатная ряса, надетая по торжественному случаю, не скрывала воинской выправки бывшего капитана французского Иностранного легиона. Сквозь двери на другом конце зала вошла небольшая группа людей. Допущенные к встрече с великим человеком Аналитик, Мари, Учёный, Полковник, Снежная Королева и ее отец Давид с некоторым волнением направились к креслу понтифика. Мари вдруг прошептала своему возлюбленному:

— Я себя чувствую как Элли в Изумрудном городе, пришедшая на встречу с Великим и Ужасным Гудвином!

— В таком случае я, должно быть, Страшила! — тихо ответил Аналитик, трогая повязки на лице, которому вернули прежний облик.

— Нет, — Мари посмотрела на него с ласковой усмешкой, — скорее ты Железный Дровосек! Явившийся, чтобы получить новое сердце и обнаруживший, что оно у него всегда было!

Главный Католик следил за их приближением выцветшими от старости, слезящимися, но по-прежнему проницательными и умными глазами много видавшего и много страдавшего мудреца. С трудом удерживая подрагивающую от болезни и старости голову, он с молодым любопытством вглядывался в лица людей, которым, милостью Божей, довелось увидеть чудо. Когда группа посетителей наконец приблизилась к его простому древнему креслу, сделанному из польского дуба, он осенил их дрожащей рукой. Никто из них не стал целовать её, но он, казалось, и не ждал этого. Понтифик очень тихо обратился к Аналитику по-русски:

— Ты видел его?

— Да! — просто ответил он, ничуть не сомневаясь, кого имел в виду его собеседник. — Только это она!

Первосвященник осознал услышанное, собрался с силами и задал второй вопрос:

101
{"b":"191581","o":1}