ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Аналитик, вновь обретший своё лицо и свою любовь, в то же время потерял долго раздражавший его нимб вокруг головы. Вместе с тем он обнаружил, что может лечить людей простым прикосновением руки. Так как диплома врача он не имел, то устроился работать санитаром в неприметной больнице университетского городка одной небольшой европейской страны. Вскоре слава о небывалых способностях тамошних докторов начала расходиться по всему миру. Наш герой относится к этому факту со свойственной ему философской меланхоличностью. Его гораздо более интересует любимая жена Мари, преподающая в том же городе, и их дети — Джеки, превратившаяся в красавицу с необычными васильковыми глазами, и грудной сын-малыш, которого родители, не сговариваясь, решили назвать Иисусом. В перерывах между своей работой в госпитале Аналитик помогает жене в расшифровке древних рукописей. Устав, они порою смотрят в мощный телескоп, направленный в сторону созвездия Центавра. Они дорожат каждой проведённой вместе секундой. Они знают, что каждое из этих радостных мгновений стоит вечности, проведённой в тоске и несчастье. Иногда в своих снах Аналитик произносит одно и то же слово. Каждый раз, когда это происходит, его жена просыпается и внимательно прислушивается. Каждый раз, услышав одно и то же женское имя, она плачет, улыбается сквозь слёзы, гладит его по тёплой щеке и шепчет: «Я здесь, Mon Agent, я с тобой!»

Москва — Киев — Лондон

Октябрь 2003 — Декабрь 2004

Еще раз от автора

Всю жизнь я мечтаю попасть в ту страну,
Где всё будет счастьем согрето.
Я там бы искал и нашёл бы свой дом —
Дом зелёного света.
Там нежное лето стоит круглый год
И сосны не гнутся от ветра,
В огромном камине не гаснет огонь
В Доме зелёного света.
Я раны своей поседевшей души
Лечил бы лучами рассвета,
Как в детстве бы выплакал горечь и боль
Дому зелёного света.
Спокойным и мудрым я б тихо бродил
В тени бесконечного лета
И знал бы всегда, что под вечер вернусь
В Дом зелёного света.
И с этой мечтой я закончу свой путь
По телу безумной планеты,
В тумане забвенья дверь отыщу
Дома зелёного света.

Ангола, Центральный Фронт, 14 декабря 1989 г.

Источники, использованные автором при написании романа

«Islam», Caesar Е. Farah, Barrons, 2003.

«История Византийской империи», Ф. И. Успенский, издательство «Астрель», 2001.

«The Origins of Satan», Elaine Pagels, Random House, 1995.

«The muslim Jesus», Tarif Khalidi, Harvard University Press, 2001.

«In the footsteps of Saint Paul», Edward Stourton, Hodder & Stoughton, 2004.

«Muhammad (a biography of the prophet)», Karen Armstrong, Phoenix, 2004.

«Gideon’s spies», Gordon Thomas, Pan Books, 1999.

«Moses the Egyptian», Jan Assmann, Harvard University Press, 1999.

«Is the Bible true?», Jeffery L. Sheler, Harper Collins, 1999.

«An English interpretation of the Holy Quran», A. Yusuf Ali, Sh. Muhammad Ashraf, 1934.

«История Инквизиции», H. Сперанский, издательство ACT, 2002.

«The Penguin Dictionary of Saints», Donald Attwater with Catherine Rachel John, Penguin Books, 1995.

«Be the best Bible (contemporary English Version)», Harper Collins, additional helps Chris Gidney, 2001.

«The Devil», Amelia Wilson, Vega, 2002.

«Жития Святых», Святой Дмитрий Ростовский, издание Свято-Успенской Киево-Печерской Лавры, Киев, 1998.

«Антихристъ», Эрнест Ренан, переводъ без всякихъ сокращенiй со второго изданiя Е. В. Святловского, издание М. В. Пирожкова, С.-Петербургь, 1907.

«Россия (СССР) в локальных войнах и военных конфликтах второй половины XX века», под редакцией академика РАЕН В. А. Золотарёва, Кучково Поле, 2000.

«Ramesses, Egypt’s greatest pharaon», Joyce Tyldesley, Viking, 2000.

Чёрный Ящик, 9/11

Пьеса в трёх актах

Действие пьесы происходит в лифте гипотетического небоскрёба в Нью-Йорке 9 ноября, то есть 9/11.

Вариант первый — для классической театральной сцены с одной плоскостью восприятия. В этом случае на сцене изображена лифтовая кабина, наблюдаемая зрителями сзади, со снятой стенкой. Некоторые будущие персонажи стоят к нам спиною.

Вариант второй — для сцены, расположенной среди зрителей (как в московском театре «Сфера»). Тогда лифт стеклянный, прозрачный, все, находящиеся в нём, видны, но некоторые персонажи «завязывают шнурки» или прячут свои лица до поры ещё каким-либо образом.

В открытую дверь на разных этажах (5–6 остановок — чтобы зритель запутался, кого он видит и кто останется в конце концов в лифте) забегают и выбегают куда-то спешашие люди — статисты и будущие персонажи пьесы. Кто-то может перекинуться парой реплик с нашими будущими героями — намёки на будущее развитие пьесы. Сначала лифт идёт вверх, потом вниз. Потом опять вверх, и тут…

На сцене — табло (большой плазменный экран); на нём отсчитываются этажи и там видно, как лифт пошёл вниз, к подвалу, в подземный гараж, а потом опять пошёл вверх.

Вдруг раздаётся грохот, звучат испуганные крики. В этот момент в театральном зале меркнет свет и начинается основное действие. В идеале кресла в зале, должны качаться Зритель должен испугаться! Действие происходит в полной темноте. Исключение, возможно, составляет лишь упомянутый плазменный экран. На него могут проецироваться те или иные образы и слова по ходу пьесы. На нём перед началом и в конце спектакля должно появиться (и продублироваться голосом) какое-то изречение о человеке и темноте. Автор отдаёт его поиск на волю режиссёра!

Пьеса — трагикомедия. «Чёрный ящик» — это и застрявший где-то в подвале по неизвестной пока причине тёмный лифт, и спрятанные в нём чувства, страдания, мысли пассажиров. Наконец, это ящик Пандоры, так как мы не знаем, кто в этом лифте и что они готовят себе и друг другу.

Большинство пассажиров — случайные попутчики. А именно:

1) Молодая, хорошо одетая инвестиционная банкирша. Имя — Джулия. Ей лет двадцать пять, она только что закончила Гарвард. Её зритель должен запомнить, а потому внешние данные — соответствующие.

2) Разносчик пиццы по имени Энтони, который в какой-то момент решает в темноте притвориться успешным и прекрасно одетым миллионером-финансистом. У него великолепный мужской голос. Он давно и безнадёжно влюблён в Джулию. Но внешне он никак не должен запоминаться.

3) Марк — типичный нью-йоркский юрист (агрессивный, наглый, без комплексов). Причём совсем необязательно, чтобы он таковым выглядел. Он должен таковым звучать!

4) Российский дипломат по имени «Товарищ Прохор». На самом деле он третьеразрядный шпион, его прикрытие — чиновник ООН. Не очень грамотный, не очень культурный, не очень умный. Абсолютно не запоминающийся (как и все шпионы).

5) Агент ФБР по имени «Скажем так, Джон». Этот должен быть здоровым и действительно похожим на полицейского. Голос — рокочущий чиновничий баритон. Из тех, что может убедительно и рассудительно произносить полную ахинею.

6) Араб-уборщик по имени Али. Очень восточной внешности.

7) Секретарша по имени Салли. Салли тоже должна запоминаться. Но в отличие от Джулии, несмотря на несомненную привлекательность, в её облике гораздо меньше элегантности. Скажем, слишком светлая искусственная блондинка, слишком глубокое декольте и слишком короткая юбка.

103
{"b":"191581","o":1}