ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

8) Статист первый — сытого вида молодой человек, одетый в дорогой костюм и похожий на финансиста.

9) Статист второй, отличающийся от первого лишь цветом костюма.

10) Пожарник первый — его не видно, а потому лишь его голос должен быть афро-американским.

11) Пожарник второй — его тоже не видно; голос обыкновенный, без ярко выраженного акцента — иммигрант во втором поколении.

Три акта без перерыва. Иначе потеряется эффект нахождения в темноте.

Для удобства зрителей можно сделать светящиеся таблички с именами персонажей. Они зажигаются, когда говорит тот или иной из них. Или, альтернативно, их имена появляются на плазменной панели.

Скорее всего, с учетом невозможности видеть самих персонажей «живьём», «Чёрный Ящик» может оказаться удобным для радиопостановок.

Акт первый

Декорация — кабина лифта. В открытую дверь на разных этажах (5–6 остановок — чтобы зритель запутался, кого он видит и кто останется в конце концов в лифте) забегают и выбегают куда-то спешащие люди — статисты и будущие персонажи пьесы.

Статист первый. Джулия, привет! Прекрасно выглядишь! Джулия. Спасибо на добром слове!

Статист второй (выходя из лифта). А ведь вчера она ушла в одиннадцать вечера! Молодец!

Салли (с некоторой неприязнью). Везёт же некоторым! Сходила в душ — и как свежая клубника!

Джулия (со смехом). Салли, милая, а я иногда и в душ не хожу — всё равно все самые лучшие мужики в нашем банке уже женаты!

Статист первый (шутит, выходя из лифта). Злюка! А как же мы — молодые и холостые?!

Джулия. С вас хватит и радости созерцания!

На сцене — табло (большой плазменный экран); на нём отсчитываются этажи, и там видно, как лифт пошёл вниз, к подвалу, в подземный гараж.

Джулия. Чёрт! Мы пропустили первый этаж!

Салли. Куда направляешься, Джулия?

Джулия. Покупать подарок твоему шефу! На день рождения! Поручение отдела! А что купила ты?

Салли (замявшись и непроизвольно пытаясь спрятать свёрток в руках). Пресс-папье! Из египетского нефрита!

Джулия (с уважением). О-о! Похоже, тогда придётся поискать нефритовую рамку для фото семьи! У него много детей, Салли?

Салли (сквозь зубы — так, что всем в зрительном зале становится понятно, что она любовница шефа). Трое!

Джулия (смутившись и пытаясь разрядить ситуацию). М-м… Откуда-то пахнет пиццей!

Вдруг раздаётся грохот, звучат испуганные крики. В этот момент в театральном зале меркнет свет и начинается основное действие. В идеале кресла в зале должны качаться. Зритель должен испугаться! Далее действие происходит в полной темноте. Исключение, возможно, составляет лишь упомянутый плазменный экран с тёмным фоном. После длительной паузы:

Энтони. Леди и джентельмены, пожалуйста, без паники!

Салли (которая кричала громче всех, а потому не очень вежливо). А вы-то кто такой? Архангел Гавриил? Мне все грехи докладывать? Или вы их и так знаете?

Юрист Марк. Милочка, не надо быть архангелом, чтобы понять суть ваших отношений с…

Джулия (прерывая говорливого Марка, чтобы тот не озвучил догадку о романе с шефом). Что всё-таки произошло?

Энтони. Судя по шуму, основные конструктивные элементы нашего небоскрёба претерпели… гм… изменения!

Джон. Этот джентльмен пытается сказать, что чёртово здание развалилось, а мы уцелели! Скорее всего благодаря тому, что не успели подняться из подвала!

Салли (в панике). Что значит — развалилось? Как оно могло развалиться? Вы что городите?! Ведь я опаздываю на…

Джулия (резко). Салли, замолчи, ради бога! Только твоих воплей нам и не хватало!

Марк (пытаясь с шумом что-то сделать). Проклятые двери заблокированы!

Энтони. Мне кажется… гм… что город мог подвергнуться бомбардировке!

Марк. Какой ещё бомбардировке? Да после 11 сентября до Нью-Йорка не доберётся даже… Боже мой! (тоном догадавшегося человека) Вы думаете, что…

Энтони. Да, да! Вполне возможно, что бомбардировка оказалась атомной!

Салли. Ядерная война? Да вы с ума посходили! Наверное, просто пропал свет! Или поломался лифт! Или… Или…

Джон (сухим тоном бюрократа). Или здание подверглось террористической атаке!

Пауза

Джулия. А вы, собственно говоря, кто будете?

Джон. Меня зовут, скажем так, Джон! Я работаю в Федеральном Бюро Расследований!

Марк протяжно свистит, изображая удивление.

Джон. И вы правы, милочка! Раз уж мы оказались в этой кабине, то надо, по крайней мере, знать, кто находится рядом с тобой!

Энтони. Давайте начнём с меня! Меня зовут Энтони!

Джулия (прерывая его). Постойте! Не говорите! Дайте я угадаю!

Салли. А чего тут угадывать! По голосу всё понятно!

Джулия. Вы финансист? Правильно?

Энтони (после некоторой паузы). Да, я работаю на… двадцать пятом этаже!

Джулия. В инвестиционном банке? Дональдсон энд Дональдсон? У меня там подруга! Она аналитик! Постойте… А вы случайно не Энтони Голденуотер? Один из управляющих партнёров и совладельцев?

Энтони (поколебавшись). Да, это я!

Джулия. Вы мой герой, мистер Голденуотер!

Энтони. Пожалуйста, просто Энтони!

Джулия. В каких-то сорок лет достигнуть такого положения! И не где-нибудь, а на Уолл-стрит! В Гарварде вы были примером для всех студентов бизнес-школы!

Салли. А я вас знаю — вы приходили на встречу с моим шефом! Только тогда я и не разобрала, что у вас такой прекрасный голос!

Марк. С таким надо идти на сцену!

Салли. Или, на худой конец, в политику!

Энтони. Весьма, весьма польщён! Поверьте, никогда в жизни не удостаивался стольких комплиментов от женщин!

Джулия. Не скромничайте! Но позвольте представиться и мне! Меня зовут Джулия, год назад я закончила Гарвард и стала старшим аналитиком у ваших соседей на…

Энтони …27-м этаже!

Джулия (не веря, после паузы). Вы знаете, на каком этаже я работаю? Но откуда? Вам выходить из лифта раньше, на 25-м! Да и я не припоминаю, чтобы когда-либо попадала с вами…

Энтони. Я…я видел вас на… конференции! По… деривативам! Помните, она проходила здесь же, в нашем рухнувшем небоскрёбе, в сентябре этого года!

Салли. Точно, я тоже вас там видела! На вечернем приёме! (Ревниво) Меня вы там не разглядели!

Джулия (сраздражением). Салли, милочка, тебя-то там всё равно интересовали отнюдь не производные финансовые инструменты…

Марк (с нажимом). А меня зовут Марк! Марк Рубинштейн! И я тоже партнёр-основатель! В весьма уважаемой юридической фирме!

Джулия (с иронией). Рубинштейн и Рубинштейн?

Что-то бормочет араб-уборщик. (На плазменной панели идёт перевод: «Родители говорили: „Али, будь скромен!“ Они советовали: „Али, не греши!“

А Али ходил вечером в бар и пил пиво!»)

Марк. Похоже, этого зовут Али! Эй, парень, признавайся, ты стрелял в американских солдат?

Энтони. По-моему, это просто невежливо!

Салли. Вы тот маленький плешивый мужчина с перхотью на куртке, который стоял справа от меня? И пялился на мою грудь?

Марк. Нет, милочка, перхоти у меня быть не могло! Равно как и плеши! Ведь я абсолютно лысый! И стоял я не справа, а слева! Но в одном вы правы: я действительно пялился на ваши очаровательные изгибы!

Джули. Салли, дорогая, справедливости ради надо сказать: на твою грудь невозможно не смотреть! И не только мужчинам!

Салли (с вызвовом). А я горжусь своей фигурой!

Джулия. И поверь, это заметно!

Энтони (тоном ментора). Леди и джентльмены, я от души надеюсь дожить до той минуты, когда смогу лично засвидетельствовать достоинства милой Салли! Но не кажется ли вам, что сейчас у нас есть иные приоритеты?

Салли (с обидой). Я могу вообще замолчать!

Марк. Что вы, моя радость, вот этого как раз делать и не надо! Если хотите, я подсяду поближе и вы расскажете мне всё-всё о вашей прелестной фигурке!

104
{"b":"191581","o":1}