ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— We need to talk![10]

Крыс оторвался от своих гигиенических процедур, нагло посмотрел на возвышавшуюся перед ним человеческую фигуру и, обнажив жёлто-оранжевые зубы, пропищал в ответ:

— It’s about f… time![11]

Учёному вдруг стало тяжело дышать, и он судорожно задёргал узел кое-как завязанного галстука под белоснежным накрахмаленным комбинезоном.

* * *

Г-н Альфред сочувственно посмотрел на смертельно побледневшего Учёного и вежливо предложил:

— Да вы бы присели!

Учёный машинально кивнул закружившейся головой и сходил за стулом. Поставив его спинкой вперёд, он сел перед клеткой и уставился на своего хвостатого собеседника. Тот моргнул красными глазами, поморщил светлые усы и всё так же вежливо спросил:

— Вы не будете возражать, если я вылезу из клетки: уж очень сильно воняет!

Учёный опять кивнул, по-прежнему не в силах сказать ни слова. Крыс же как ни в чём не бывало продолжал:

— Понятное дело, если кого-то вынуждать оправляться там, где он живёт, так запах того… не самый лучший. Вот вас бы заставить в своей спальне гадить, представляете?

Учёный мысленно представил количество опилок, которое потребовалось бы в этом случае, и мысленно же согласился: говорящий грызун был совершенно прав. Тут выдающийся генетик наконец пришёл в себя и вновь обрёл дар речи:

— Вы… Как мне к вам обращаться?

— Просто Альфред, — бодро пискнул крыс, — обойдёмся без «господина»!

— Хорошо, — собрался с мыслями Учёный и попытался взять в свои руки инициативу, — давайте перейдём к делу! Скажите, вы кто? Результат невероятной экспериментальной мутации? Где вас вывели? У нас, в Англии? В США? Или в Сингапуре? Как вы здесь оказались?

Крыс, почесав за ухом и ухмыльнувшись зубастой пастью, уклончиво ответил:

— Милый мой, если бы я вам сказал, где претерпел свою мутацию и что послужило мутагеном, боюсь, вы бы мне всё равно не поверили! В любом случае, не ломайте голову: уверяю, что вам не удалось бы повторить эксперимент даже в условиях вашей передовой лаборатории!

— Японцы? Неужели русские?! — не сдавался Учёный.

Господин Альфред вздохнул:

— Мне будет гораздо легче объяснить вам, как я здесь оказался. Вы ведь знаете, что мы, крысы, обладаем поразительной способностью мигрировать по миру, залезая на корабли, забираясь в вагоны поездов и даже цепляясь за одежду…

— Что вы говорите! — удивился Учёный. — Так вы попали в наш Центр с помощью человека? A-а! Это негигиеничный хиппи из зверинца! В нашем заведении только он способен не заметить крысу в своём кармане! Или нижнем белье!

— Нет, я действительно прибыл сюда в чужой одежде, но люди здесь ни при чём! В том числе и тот сотрудник, которого вы только что упомянули. Но давайте-ка лучше поговорим о том, зачем я к вам пожаловал! Кстати, после нашего разговора вы можете подсадить меня к вон той симпатичной самочке? — Тут крыс подмигнул красным глазом.

Учёный ошарашенно оглянулся. Пушистая фемина, привлекшая внимание усатого мутанта, оказалась не обычным лабораторным животным, а огромной норвежской крысой, вдвое большей, чем сам Alfred Sr. Она возбуждённо топталась у прутьев клетки, с интересом разглядывая невиданный природный феномен.

— Лично я всегда был неравнодушен к скандинавкам! — Альфред опять подмигнул и осклабился зубастой пастью.

Глава 2

Магазин на одной из центральных улиц Лондона являлся давней достопримечательностью огромного мегаполиса. Он был бы всего лишь одним из слишком дорогих английских универмагов, если бы не огромные размеры, десятки тысяч призывно светившихся по вечерам лампочек на фасаде и имя владельца. Последним в результате скандальной операции по облапошиванию английского аристократа много лет назад стал ближневосточный могул, так и не сумевший получить британское подданство. Желанный паспорт не давался ему, несмотря на потраченные деньги, связи в высших сферах и услуги, оказанные сильным мира сего. Другой на его месте уже давно бы прекратил бессмысленное бодание с бюрократами. Но он неутомимо и с упорством, достойным лучшего применения, вновь и вновь штурмовал бастионы британских чиновников, давно перейдя черту, за которой перестают дорожить благоразумием и репутацией. В этот день Могул — грузный, мрачный и некрасивый — приехал в офис на верхнем, роскошно отделанном этаже Магазина несколько позднее, чем обычно. Огромный «Роллс-Ройс» плавно притормозил у служебного входа, охрана из бывших сотрудников спецподразделений SAS тщательно и профессионально отработала процедуру высадки и захода в здание. Один из плечистых мордоворотов в прекрасном костюме и с неизменным наушником на витом проводе, спрятанным в коротко остриженной голове, сопроводил Могула в отдельный лифт, отделанный ценными породами дерева и украшенный позолоченными светильниками в любимом им древнеегипетском стиле. Как и все арабы египетского происхождения, он питал необъяснимую, но глубокую привязанность к когда-то разрушенной его предками цивилизации. Лифт плавно понёсся на верхний этаж, но на полпути неожиданно остановился. Могул и его охранник обеспокоенно переглянулись, так как подобного здесь никогда не случалось. Свет в кабине лифта не пропадал и даже не мигал. Следовательно, дело было не в обрыве кабеля электроснабжения. Впрочем, предусмотренный специально для подобных случаев и всегда находившийся в постоянной готовности запасной генератор должен был бы уже автоматически включиться и подать ток. Неожиданно над головами пассажиров кабины раздался шум от падения на крышу чего-то тяжёлого. Могул и охранник опять переглянулись. Старый миллионер прошептал:

— Крысы?

Охранник с сомнением прикинул массу упавшего на кабину предмета и подумал, что грызунов подобных размеров не водится даже в нью-йоркской подземке. Он попытался вызвать своих товарищей с помощью портативной радиостанции, но в наушнике послышался только статический шум электронной «глушилки». Неизбежно возникало подозрение, что кто-то не пожалел усилий, чтобы изолировать их в лифте, подвешенном где-то на уровне четвёртого этажа. Поколебавшись, охранник, наконец, обречено кивнул похожей на тыкву бритой головой и, открыв верхний люк, высунулся в тёмное пространство шахты.

Как показали дальнейшие события, это решение оказалось довольно опрометчивым. Раздался шипящий звук вырывающегося из аэрозольного баллона газа, и мгновенно обмякшее тело охранника свалилось внутрь лифта. Могул с ужасом посмотрел на закатившиеся глаза своего телохранителя. В приоткрытый люк негромко и вежливо сказали по-арабски:

— Господин, приносим свои извинения, но вас хотели бы видеть!

— Кто, где, зачем?! — забормотал смертельно напуганный старик, чувствуя опасно усиливающееся биение изношенного годами и излишествами сердца. — Пусть приходят ко мне в офис, там и поговорим!

— Боюсь, нам придётся попросить вас совершить недолгую прогулку, — с сожалением проговорил вежливый невидимка.

В люк спустилось что-то вроде верёвочного сиденья. Могул, кряхтя, с трудом умостил в него рыхлый зад. Хлипкая с виду, но оказавшаяся неожиданно крепкой конструкция плавно поползла вверх. Пыльная, пахнущая мышами шахта лифта была плохо освещена парой светильников, висевшей где-то под самой крышей Магазина. По-видимому, после украшения знаменитого фасада лишних лампочек просто не осталось. В тусклом свете Могул наконец разглядел своих похитителей (а он был уверен, что дело шло именно о похищении). Те были в тёмных масках и специальных костюмах, увешанных множеством всякого полезного снаряжения, включавшего мотки капроновой верёвки, фонари и зловеще выглядевшие автоматы с короткими стволами и длинными магазинами. Обладатель вежливого голоса прислушался к усиливавшейся какофонии звуков, производимой пришедшими в себя охранниками и сотрудниками Магазина. Он подошёл к стене возле лифта и что-то сделал с нею. Стена со скрипом провалилась внутрь, обнаружив неширокий проход. Незнакомец вновь обратился к Могулу:

вернуться

10

Нам нужно поговорить! (Англ.)

вернуться

11

Давно, блин, пора! (Англ.)

33
{"b":"191581","o":1}