ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Поговорим по-норвежски. Повседневная жизнь. Базовый уровень. Учебное пособие по развитию речи
Краткая история технологий. Идеи, процессы и устройства, при помощи которых человек изменяет окружающую среду с древности до наших дней
Обсидиановая комната
Девушка с Легар-стрит
Записки упрямого человека. Быль
Иллюзия выбора. Шаг
Легенды «Вымпела». Разведка специального назначения
Ледяной дождь
Дело родовой чести
A
A

Что такое ревность? Сестра и спутница любви? Но, таким образом, является ли и любовь сестрой ревности? Почему большинство из нас готовы уверенно ответить «да» на первый вопрос? Почему мы колеблемся в случае второго? Бывает ли любовь без ревности? Бывает ли любовь без доверия? Что это — ревность? Пещерный инстинкт обладания? Неуверенность в себе? Обратная сторона счастья? Месть Бога? Ревнив ли Бог? За что нас наделили этой гнусной саморазрушающей страстью? Как можем мы внезапно желать несчастий существу, которое ещё вчера любили больше всего на свете? Почему для этого порою достаточно слова, взгляда или непонятного телефонного звонка? Что делает разум, когда говорят любовь и ревность? Почему гораздо легче оправдать преступника, убившего из-за страстной любви и ослепляющей ревности, чем хладнокровного злодея? Если есть настоящая любовь и ревность — её вечная спутница, то бывает ли и настоящая ревность? Ревнует — значит, любит? Любит — значит, обязан ревновать? Если можно любить себя, то почему нельзя и ревновать самого себя? Зная о муках ревности, способен ли кто-то из нас отказаться от сладости любви?

Текут тысячелетия, меняются времена года и эпохи, рождаются и умирают страны, появляются и исчезают народы. Нам кажется, что, создав ядерную энергетику, компьютеры и современную генетику, мы стали гораздо умнее, чем наши предки, верившие в плоскую Землю и вращающееся вокруг неё Солнце. Мы побывали на Луне и скоро полетим к звёздам. Мы научились убивать, спасать и убивать во имя спасения. Но поняли ли мы, где кончается настоящая любовь и где начинается ревность? Поймём ли мы это когда-нибудь? Сколько ещё пройдёт столетий, пока люди перестанут понимать, почему Отелло задушил любившую его Дездемону? Или это проклятие будет преследовать нас вечно?

* * *

Конечно, молодая женщина, прозванная нами Снежной Королевой, не задавалась подобными философскими вопросами, в очередной раз увидев своего коллегу и любовника в обществе французской профессорши. Будучи человеком дела, в том числе и дела «мокрого», она тут же перевела сложившуюся ситуацию в совершенно практическую плоскость. Не вдаваясь в рассуждения о природе любви и ревности, она думала не о тысячелетних страданиях, посланных Богом людям и даже животным. Суть того, что вот уже три дня крутилось в её прелестной головке, сводилась к тому, как уничтожить «эту смазливую стерву» и чем досадить «неблагодарному гою».

Естественно, посещало её и запоздалое сожаление о том, что в своё время она нарушила инструкцию Богомола, не ликвидировала зеленоглазого мерзавца и не смешала его прах с цементом. Раздумья очаровательной блондинки о сроках и методах насильственного решения сердечных проблем прервал очередной сеанс связи. Для этого ей пришлось посетить конспиративную квартиру, чтобы воспользоваться компьютером, экранированным металлической сеткой и снабжённым специальным блоком питания, гасящим колебания в электросети. Закончив расшифровку пришедшего из штаб-квартиры сообщения, Королева не смогла сдержать торжествующего возгласа: глава Института приказывал ей немедленно обеспечить возвращение Агента в страну избранных. Причём на её усмотрение было оставлено решение: делать это по-хорошему или же подстраховаться и вывезти его тайно, предварительно угостив хорошей дозой снотворного.

Обычно не проявляющая своих эмоций красавица в этот раз покраснела от возбуждения и тут же начала планировать операцию. Она сразу же отбросила простой вариант, при котором её любовник поехал бы в страну избранных по собственной воле. Статистика подобных добровольных возвращений была не слишком впечатляющей. Каждый второй внезапно вызываемый домой зарубежный оперативник спецслужб из стран с низким уровнем общественного контроля и плохой судебной системой чувствует себя не в своей тарелке. Хотя в последние десятилетия, после окончания холодной войны и развала коммунистического блока, накал страстей поутих, уважающие себя спецслужбы по-прежнему не любят предателей и ослушавшихся. Когда Моссад, СВР (бывшая КГБ) или ГРУ вызывают тебя «в Центр», никогда нельзя быть до конца уверенным в том, для чего это делается. Могут и орден дать, но могут и допросить с пристрастием, а потом без суда упечь в ведомственную тюрьму, не обозначенную на карте. А то и отправить в крематорий. Причём совсем необязательно мёртвым. Говорят, в одной из вышеуказанных спецслужб пепел кремированных используют для посадки берёзок во дворике учреждения. Так вот, у работников этой конторы, обладающих несколько необычным чувством юмора, есть мнение, что чем корявее растёт деревце, тем хуже и дольше мучился приговорённый, попав в газовую печь для сжигания секретных бумаг и секретных агентов. Трудно представить, что испытывают работники этой организации, проходя каждый день по алее «павших борцов». Наверное, они действительно сделаны из материала особого сорта.

Но вернёмся к нашей героине. Королева наконец вышла из ступора и периода вынужденного безделья, вызванного попаданием на телевизионные экраны и бурным романом со своим напарником. Отказавшись от первого варианта, она решила начать планирование второго. К слову, Институт всегда славился операциями по насильственному вывозу своих жертв. Например, подобная судьба постигла некоего бывшего нациста, украденного в латинской Америке и приговорённого к смерти в Обещанной Земле. То же самое произошло и с учёным, выдавшим миру ядерные секреты избранных. К этому предателю, предусмотрительно удравшему в одну из европейских стран, подослали искусительницу из Института (заметьте, она уже была замужем и её муж знал о происходящем!). Дальнейшее являлось делом техники. Предатель оказался на исторической родине, которая и упекла его в тюрьму на пару десятков лет. Можно сказать, что он ещё дёшево отделался. Наконец, и из Англии Институт в своё время выгнали именно за неудавшуюся попытку похищения и вывоза некоего диссидента-демократа из одной африканской страны. Тогда Моссад хотел помочь дружественному диктатору с нехорошими привычками (вроде насилия над женщинами и людоедства) в обмен на не установленные пока взаимные услуги. Словом, Институт пока оставался Институтом, а потому во многих зарубежных посольствах страны избранных имеется секретный чуланчик, где на всякий случай хранятся пара-тройка ящиков со специальной системой вентиляции, позволяющей перевозить в них тех, с кем захотят пообщаться в тщательно изолированном помещении люди вроде Богомола и доктора Менгеле. Всё, что нужно было сделать Королеве, — это провести координационное совещание с местными коллегами и проверить исправность вышеуказанного технического средства. Затем гроб доставили бы на одну из многочисленных конспиративных квартир Института, где Агента ждала бы засада во главе с уже знакомым здоровяком-молотобойцем в сером костюме и красном галстуке. Казалось бы, настала пора ясности и действий. Потомок викингов и раввинов должна была освободиться от наваждения, вызванного этим мужчиной, — сладостного, естественного и способного бесповоротно изменить её жизнь. Всё стало бы проще. Она бы закончила карьеру оперативницы, получила работу инструктора, вышла замуж за выдающегося члена общества избранных и нарожала ему очаровательных малышей. Не раз и не два — как молитву — она пыталась повторить про себя упомянутую последовательность жизненных событий. Но почему-то уже на этапе «выдающегося члена» у неё начиналась лёгкая тошнота. Стоило же представить себя матерью семейства, сидящей вечером у телевизора и вспоминающей, как она помогала уничтожить ненавистного Агента, ей становилось совсем плохо. В момент очередного приступа она решила плюнуть на всё и отправиться в так любимый ею устричный бар в дорогом универмаге на Оксфорд-стрит.

Бар этот был небольшим, приткнувшимся между огромными отделами заведением, где обычно работали латиноамериканцы и французы. Руками в кольчужных перчатках, специальными короткими ножами они с хрустом вскрывали раковины ирландских и французских моллюсков и с аппетитными хлопками открывали запотевшие бутылки шампанского. Сюда не так уж и часто заходили случайные посетители универмага, зато любили наведываться постоянные клиенты. Разумеется, персонал бара знал их в лицо, а потому Королева с печалью осознала, что после своего скандального появления на первых страницах газет это посещение, скорее всего, станет для неё последним. Ведь даже в отсутствие катастрофических событий для шпиона нет ничего опаснее, чем постоянство в привычках и привязанностях. И потому даже в своей стране и в своём городе он будет каждый раз ходить в новые рестораны и стараться покупать хлеб в разных булочных. Снежная Королева грациозно забралась на высокий стул, кивнула одной из улыбчивых ибериек и заказала свои обычные дюжину ирландских и бокал французского. Незаметно оглядев немногочисленных утренних посетителей, она отметила два знакомых лица. У правого края стойки сидела аристократического вида англичанка в элегантном брючном костюме. Уже покончив с устрицами, она допивала третий бокал игристого напитка. Её повлажневшие глаза и покрасневшее молочно-белое, как у многих англосаксов, лицо светились от навеянных волшебными пузырьками фантазий. У левого края барной стойки сидел мужчина лет пятидесяти с явно ближневосточным лицом и манерами нефтяного магната. Собственно говоря, таковым он и являлся. С царственным видом он пыхтел сигарой и поглаживал короткими пальцами два перстня с огромными драгоценными камнями. Королева, разумеется, не могла знать, что женщина-англичанка была родной сестрой помощника Профессора, которого мы окрестили Рыжим. Она занимала высокую должность в Британском музее, которую получила благодаря хорошему образованию и знатному происхождению. Не могла оперативница Института знать и о том, что солидный мужчина с перстнями был именно тем, из чьего «Мерседеса» украл магнитолу юноша-араб, попытавшийся приставать к ней несколько дней назад. Знай Снежная Королева эти подробности о клиентах бара, она бы смогла подивиться тому, сколькими невидимыми нитями связывает судьба, казалось бы, тысячи незнакомых людей. И что симпатичный парень у стенда с носками вскоре зарежет твою первую любовь. А девочка с плюшевым медвежонком когда-то вырастет и полюбит твоего сына. Королева не знала и о том, что в каких-то двух десятках метров, за огромным стеклянным окном универмага, стоял неприметный фургон газовой компании, из которого на неё внимательно смотрели два русских шпиона — Полковник и Хлорофос.

64
{"b":"191581","o":1}