ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

В подтверждение он достал недавно сделанную фотографию Лены: вместо неё на снимке присутствовал непонятно размытый радужный силуэт.

— Моссад! — вдруг послышался чей-то хриплый голос. — Мы из Моссада, товарищ полковник!

Полковник перевёл внимание на бывшего коллегу.

— Ладно, хоть не из ФСБ! — политически некорректно пошутил офицер разведки с ярко выраженной лопоухостью. Надо понимать, коллега, — вновь обратился он к Снежной Королеве, лихорадочно решавшей, каким образом совладать с неожиданным вмешательством русских шпионов, — что вы здесь за тем же?

— Протеин N вам не принадлежит! — коротко ответила та жёстким тоном не желающей делиться тигрицы. — И этот сотрудник Центра, — она кивнула в сторону Учёного, который сейчас выглядел расстроенным и смущённым, — совершит должностной проступок и уголовно наказуемое деяние, если передаст секретный проект в чужие руки!

— Послушайте, — раздался тут добрый голос невесть откуда взявшегося Берии, — мы же разумные люди и всегда можем договориться!

Помилуйте, разве русские когда-либо применяли оружие массового поражения? Тем более такое — генетическое! У нас же так все расы перемешаны, что применишь оружие против татар или евреев — так в результате одни чукчи и эскимосы останутся! И то не все!

Тем временем Мари воспользовалась перепалкой и, забыв на время о цели своего появления здесь, бросилась к побледневшему Аналитику:

— Это ты? Ну, скажи, это действительно ты? — бормотала она, гладя его по лицу, в котором узнавала черты давно потерянного любимого мужчины. — Почему не признался? Почему мучил меня?

— Мари, Мари, Мари! — шептал тот в ответ, прижимая к груди ее стриженную головку. — Это Она! Она решила сделать именно так!

Мари кивала в ответ, прекрасно понимая, кем являлась загадочная «Она» и почему эта женщина поступила подобным образом.

Внезапно распахнулась вторая дверь в офис Учёного — та, что вела не из коридора, а напрямую из лабораторного корпуса, — и все вновь ахнули. Ибо в дверях стояли четверо орангутангов с автоматами «Кехлер-Энд-Кох» в лохматых лапах.

— Они что, цирковые? — ошарашенно спросил Берия, так решительно вмешавшийся в процесс дележа протеина N. — Может, они и стрелять умеют? Посмотрите на доминирующую самку! Она мне прямо в лоб целится!

Глава 8

«Доминирующая самка» стянула с головы звериную маску и явила миру нехорошо ухмылявшееся лицо мирового террориста номер один. Учёный сдавлено ахнул, вспомнив ночной визит лидера мирового джихада. Жалким голосом он вопросил:

— Куда вы дели мою невесту?

Орангутанг, оказавшийся Профессором, осмотрел собравшуюся компанию тяжёлым взглядом не любящего конкуренции психопата.

— Ваша невеста в моих руках! — коротко ответил он страдальцу-генетику. — А её судьба — в ваших! Если я скажу условное слово, — тут Профессор продемонстрировал сотовый телефон с функцией голосового набора, — у вашей томной красавицы отлетит прелестная головка! Если же вы наконец образумитесь и начнёте способствовать нашему богоугодному делу, то я скажу иное слово и обезврежу бомбу-ошейник!

— И какое же богоугодное дело ты собираешься сделать? — едва сдерживаясь от годами носимой ярости, сквозь зубы спросила его Снежная Королева. — Уничтожить ещё несколько сот моих соотечественников?

— Нет, диаволица! — спокойно ответил сбросивший личину орангутанг. — В этот раз я избавлю планету от всех вас! А теперь вернёмся к предмету нашей договорённости! — вновь обратился он к Учёному. — Я думаю, первым вашим шагом, демонстрирующим готовность сотрудничать во имя угодного Аллаху дела, станет включение вашего компьютера.

— Не делайте этого! — закричала Снежная Королева, невольно двинувшись по направлению к Учёному. — Он всё равно убьёт её!

Раздался одиночный выстрел, и Королева упала на покрытый пластиком пол, держась за рану в плече и стоически удерживаясь от стонов. По светлой поверхности свитера расползалось тёмно-красное пятно. Все замерли. Берия в ужасе всхлипывал и приговаривал нечто вроде «и зачем я только сюда полез!» Полковник бросил в его сторону мстительный взгляд, а затем продолжил без всякой симпатии наблюдать за Профессором и его подручными. Тот же как ни в чём не бывало диктовал инструкции покорно сидевшему за компьютером Учёному. В помещении за стеной послышались вибрация оживших насосов, электронные зуммеры приходящей в режим готовности аппаратуры и встревоженный писк лабораторных крыс. Всё замечающий взгляд Полковника отметил, что болтун Альфред исчез, и он понадеялся, что тот убежал не за засохшим куском сыра. Профессор вышел проверить начавшийся процесс синтеза и, вернувшись, уже не мог сдержать радостного возбуждения:

— Я начну с Лондона! С этого погрязшего в грехе скопища избранных, свивших здесь гнездо для развращения всего мира!

— Слышь, имам, — спокойно обратился к нему Полковник, — здесь же не только избранные гнездо свили! Здесь и мы с тобой, и ещё несколько миллионов англичан, арабов и прочих европейцев! Что ты там такое собрался закачать в систему водоснабжения? Ведь ты же именно так собрался применить готовый протеин?

— В том-то и дело! — засмеялся всё более возбуждающийся психопат, стягивая с себя косматый костюм обезьяны. — Мучительной смертью погибнут лишь те, в чьих жилах течёт проклятая кровь избранных! А вслед за Лондоном наступит очередь Нью-Йорка и прочих скопищ этих расползшихся по всему миру заговорщиков! И им настанет конец — окончательный и бесповоротный! Они действительно станут избранными — избранными для Божьей кары!

— Очевидно, — прокомментировала Мари, — вы считаете, что Аллах должен быть убеждённым и законченным антисемитом!

— Замолчи, девка! — угрожающе прошипел Профессор. — Дойдут руки и до вас, игнорирующих заветы Пророка и не знающих своё место баб!

— Я, — дрожащим от гнева голосом продолжила Мари, — была в таких местах и видела такое, что ты, ненормальный, увидишь лишь после своей скорой и позорной смерти!

В этот момент от немедленной смерти Мари избавил Учёный, который вдруг обратился к побелевшему от злобы террористу:

— Имам, а вы не подумали, что протеин может оказаться смертельно опасным не только для избранных, но и для арабов! Ведь исторически и генетически — вы самые близкие родственники!

— Аллах проклял избранных, забывших о заветах собственных пророков! — прошипел Профессор. — Они заслужили смерть и забвение! Господь не допустит гибели невинных!

— Ну, скажем, своих пророков только ленивый не забывал! — мудро вмешался Полковник, пытаясь незаметно для террористов вытряхнуть из петли в рукаве метательный нож. — Что ж теперь, всех за это под корень?

— А ты кто такой? — с большим подозрением спросил его Профессор, обратив внимание на боевые доспехи и слишком спокойные глаза вопрошавшего. — SAS? Или полиция?

— Да нет, — дружелюбно ответил офицер ГРУ, — я из другого муравейника! А с вами, уважаемый, мы могли встречаться в провинции Герат, когда вы чудом смылись от солдат моей роты! Да, да, чего глаза-то выпучил? Я русский!

После этого признания наступила небольшая пауза, в ходе которой Профессор пытался решить, кого пытать первым — израильтянку, пославшую ему куклу, или представителя столь ненавистных шурави. В этот момент от пояса одного из его помощников отцепился и с грохотом упал пластмассовый истукан. Засучив по пластику короткими ногами, кукла вновь запела про свою любовь к гражданской авиации.

Именно это мгновение Полковник выбрал, чтобы бросить нож в сердце одного из террористов и в прыжке выстрелить из «Глока» по коленям Профессора. Лежавшая без движения Снежная Королева неожиданно «ожила» и, вытянув в левой руке покрытую тефлоном автоматическую «Беретту», выстрелила в голову второму соратнику самого грозного террориста планеты. Аналитик схватил стул и попытался двинуть им по голове оставшегося на ногах и быстро приходившего в себя исламкого радикала, когда упавший Профессор выпустил очередь в его сторону. Заметившая это движение Мари крикнула: «No!» — и закрыла своим прекрасным телом вновь найденного любовника. Полковник понял, что допустил ошибку и выстрелил Профессору в локоть. Но было поздно: несколько разрывных пуль с характерным чавкающим звуком искромсали тело вернувшейся из Ада француженки. Стул, брошенный Аналитиком, всё же достиг головы остававшегося невредимым террориста. Того силой удара развернуло вместе с рукой, сжимавшей оружие. Раздался бухающий звук сработавшего подствольного гранатомёта. Граната со свистом вылетела из дверей офиса и попала в находившийся в лабораторном корпусе огромный стеклянный бак с янтарной люминесцирующей жидкостью. Ёмкость с уже синтезированным протеином разлетелась в облаке осколков специального лабораторного стекла и мириад капель. В тот момент, когда первые частички эликсира коснулись открытых частей тела находившихся в лаборатории человеческих существ, произошло нечто, чего не ожидал даже сотворивший чудесное зелье Учёный.

93
{"b":"191581","o":1}