ЛитМир - Электронная Библиотека

– Мальчики, «Ночной Дозор» в таких количествах читать вредно! Кашпировские доморощенные! Придурки! И кстати, раз уж вы мне романтический ужин сорвали, счет оплачиваете сами! Лохи фэнтезийные!

И схватив сумочку и кольцо, прямо так, с коробочкой, я покинула ресторан, в котором сидели три обалдевших от моих слов психа.

* * *

Выскочив на улицу, нервно набрала номер Влада… в ответ длинные гудки и тишина… Ну ладно, домой я сама доберусь, все же центр, но только бы с ним ничего не случилось, – меня Влад на своей машине привез, а как он в таком состоянии за руль сел, я даже не представляю.

– Влади-и-ик, – простонала я в не отвечающую взаимностью трубку. – Влад, ответь, пожалуйста…

Расстроенная, я слышала звук торопливых, приближающихся шагов, но как-то даже внимания не обратила, ровно до тех пор, пока путь мне не заступил высоченный широкоплечий парень.

– Телефон не отдам, самой нужен, – сообщила я гопнику и в очередной раз набрала номер.

Все те же длинные гудки.

– Ты мне сейчас все отдашь! – только услышав этот голос, я поняла, кто меня догнал. – На меня смотреть!

Вскинув голову, посмотрела.

– Вот и умничка, Марго! – В сумраке его глаза светились серым. – А теперь скажи мне, детка, что ты сейчас чувствуешь?

Гляжу в его глаза и думаю, что я просто не успела столько выпить, чтобы настолько глючить. Но вот оно, очевидное – невероятное…

– Что ты чувствуешь, Марго? – хриплое шипение.

– Я? – решила уточнить.

– Нет, твоя мобила. Ты, Марго, ты!

– Что я чувствую… – задумчиво повторяю.

– Да! – Рык: – Что ты сейчас чувствуешь?

Глаза начинают сверкать.

– Ну… шея болит, – честно ответила я.

Глаза напротив утратили сияние, лицо медленно, но основательно вытянулось.

– Правда болит. – Я перестала смотреть на Демона, вернувшись к телефону.

Через сорок пять секунд безуспешных вызовов милый электронный женский голос послал меня по известному маршруту. Невежливо отключила вызов, отказавшись оставить сообщение автоответчику. Кажется, я сейчас начну грызть ногти от отчаяния…

– Марго! – Да-да, Демон продолжал нависать надо мной. – Ты обязана мне подчиняться!

– Уйди, цыган убогий, – простонала я, сворачивая из переулка к стоянке такси.

– Я не цыган, – донеслось мне вслед.

– Заметь, с «убогим» ты сам согласился! – не оборачиваясь, прошипела я.

Демон догнал! Да не просто так – стремительно обошел на повороте, схватил за плечо, впечатал в стену многоэтажного дома. Дом вытерпел молча, я от боли застонала и полезла в сумочку.

– Слушай сюда, ты будешь мне подчиняться! – прорычал убогий и полностью с этим согласный. – На меня смотреть!

Пальцы нащупали маленький баллончик, спина уведомила, что дом, с которым меня так тесно познакомили, обладал трещинами в штукатурке, а доморощенная гадалка в лице Демона повторно обратилась с ультиматумом:

– На меня смотреть!

– Слушай, ты, Копперфилд местного разлива, – у меня от злости голос срывался, – а не пошел бы ты, а? Лесом, полем да в институт Скликасовского!

Парень с искаженным от злости лицом наклонился и прошипел:

– На тебе ни одного амулета, чары должны действовать!

Больной! На всю голову. Я тяжело вздохнула, закрыла глаза и объявила первый акт Марлезонского балета: струя перцового газа, нижний брейк в исполнении Демона, свист и улюлюканье со стороны таксистов. А я, набирая в двадцатый раз номер Влада, подошла, взяла такси и поехала к его дому.

* * *

На двенадцатый звонок двери квартиры Влада открыла какая-то немолодая женщина. Удивленный взгляд светло-голубых глаз, некоторое недоумение и вопрос:

– Рита?

Неожиданно, но приятно. Не то чтобы я планировала выходить замуж, но все равно приятно.

– Добрый вечер, – смущенно сказала я. – А Влад…

Женщина отступила, впуская меня в квартиру, и лишь когда я вошла, тихо сообщила:

– Влад попал в аварию… – Я так и замерла. Она продолжила: – Какое-то ограбление в ювелирном, погоня, и…

С тихим стоном я села на полочку для обуви, закрыла лицо руками… просто поверить не могу… просто не могу поверить!

– Ну что ты… – Мама Влада погладила по волосам. – Там сотрясение только и одно ребро сломано. Сегодня к нему еще нельзя, а завтра уже разрешат навещать. Ритуля, сильно испугалась, да? Хочешь, завтра сходим вместе.

Я кивнула, потом мы долго сидели на кухне и пили чай.

* * *

А наутро мы действительно поехали в больницу к Владу. Он обрадовался, увидев мать, а едва я вошла, повернулся к ней и спросил:

– А что это за красавица с тобой?

Евгения Дмитриевна рассмеялась, и сквозь смех:

– Владик, у тебя уже три месяца фотография этой красавицы в бумажнике и в телефоне сотни три, что за вопросы?

А его светло-голубые глаза недоуменно смотрели на меня… Он так и не вспомнил.

* * *

Тренировки университетской баскетбольной команды проходили в корпусе «Б», там обучались физкультурники, и со спортзалами напряженки не было. Напряженка тут имелась только одна – с девчонками. И потому я сразу стала центром внимания высоких, мускулистых, не в меру наглых.

– Какая киса, и в наши пенаты! – Рыжий парень в коротких шортах и майке-алкоголичке заступил мне путь. – Далеко собралась, детка?

Я шмыгнула носом. Не подумала, что в подвале девчонок практически не водится, здесь только спорт и мужики. А мне нужно было как раз с первого этажа спуститься в подвал, где и тренировалась команда Дэна. Кстати, о нем.

– Я к Колдуну, – стараюсь выдать улыбку, – он меня… ждет.

Громила удивленно посмотрел на меня, но отодвинулся, перестав давить авторитетом, и хмуро сообщил:

– В фойе вали, детка, там таких, как ты, которым Колдун нужен, уже двенадцать телочек. Иди, тринадцатой будешь.

Очаровательно, но предсказуемо – Дэн звезда университетского масштаба, как же, отличник, спортсмен да еще и бабник. Хотя кто его знает, вдруг Демон всем его подружкам внушение делал, а судя по случившемуся с Владом, у парня явный талант к гипнозу. Самородок, млин!

– Свалил с дороги! – наехала я на рыжего.

Тот завис, странно на меня глядя, потом задумчиво произнес:

– А остальные вроде как смирные…

Мне вспомнилось хриплое: «Слушай мой голос, Марго. С этого дня, с этой минуты в твоем сердце только Денис. Ты будешь любить его, ты будешь думать лишь о нем, ты будешь дышать только им». Неужели действительно этот Кашпирович ко всем подваливал?

– Уйди, – прошипела я громиле, но обошла его сама и сбежала по ступенькам вниз.

Во втором спортзале слышались удары тяжелого мяча, крики и традиционное для баскетбола «Двухочковый!» Решительно подойдя, я с усилием открыла тяжелую дверь.

Запах пота и пыли заставил скривиться с ходу. Но я все же зашла, хоть и знала, что пожалею. Пожалела. Парни заметили почти сразу, остановили игру, и стало ясно – у них разминка, да еще и без тренера. Это плохо, я рассчитывала, что Георгий Денисович тут будет.

– Всем привет, – стоя у открытой двери, крикнула я, осматривая спортзал в поисках Дэна.

Нашла. Колдун с мячом в руках стоял под кольцом, видимо, тот самый последний двухочковый был его. Увидев меня, парень сжал спортивный снаряд, причем с таким видом, словно на месте мяча представил мою голову. Мелочи, пережила его приставания, переживу и это.

– Дэн, поговорить надо, – нагло заявила я.

И вот тогда парней прорвало. Зал содрогнулся от хохота, потом началось:

– Колдун, недодал ночью, к тебе уже по утрам заваливают?

– Да вы никак женаты!

– Что ты супругу не воспитал, Колдун?!

– Ребят, не против, если мы тут постоим, советом поможем?!

И все в таком духе. Я просто включила игнор, Дэн продолжал сжимать мяч. Когда тот оглушительно лопнул, парни ржать перестали. И в наступившей тишине Колдун стремительно направился ко мне.

Когда ты несешься на двухметрового парня, горя жаждой мести, – это одно, когда двухметровый центнер тренированных мышц несется на тебя с той же жаждой в зеленых глазах – это стремно. Пока Дэн приближался, я вдруг вспомнила о планах на вечер, и лежание на больничной койке в них не вписывалось… Потом думать стало некогда.

2
{"b":"191582","o":1}