ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A
Путешествие к далеким мирам - _175.png
Межзвездный корабль с фотонно-прямоточными двигателями.

Как показывают приближенные расчеты, минимальное значение идеальной скорости для одностороннего полета на Марс с посадкой на нем должно равняться примерно 25 километрам в секунду, то есть столько же, как и для полета на Луну с возвратом на Землю. Для аналогичного полета на Венеру понадобилась бы большая скорость, примерно 30 километров в секунду, в связи со значительно большей массой Венеры. Сокращение продолжительности полета потребовало бы дополнительного увеличения идеальной скорости. Очевидно, совершить даже эти простейшие межпланетные полеты при современном уровне развития реактивной техники не удастся.

Гораздо проще задача осуществления полета к этим планетам без посадки на них, только с облетом вокруг планеты на небольшом расстоянии, с целью фотографирования ее поверхности и выполнения различных наблюдений. Полет вокруг Венеры потребовал бы чуть ли не вдвое меньшей идеальной скорости, то есть мог бы быть осуществлен с таким же примерно количеством топлива, как и полет на Луну с посадкой на ней.

Примерно такого же расхода топлива потребовали бы полеты к этим планетам с посадкой на их спутники. К сожалению, Венера лишена спутников, посадка же на спутники Марса будет, почти несомненно, предшествовать посадке на самую планету.

Однако даже такие простейшие полеты к Марсу и Венере в настоящее время практически невозможны, в особенности если речь идет о полете с людьми. Чтобы эти полеты стали осуществимыми, скорость истечения газов из двигателя ракеты должна увеличиться в 2 раза по сравнению с современными ее значениями, то есть до 5–6 километров в секунду. С помощью химических топлив эта задача не может быть решена.

Проблема решается при использовании искусственных заправочных станций — спутников Земли. С их помощью полет на Марс даже с посадкой на нем и возвратом на Землю можно было бы попытаться осуществить уже сейчас. Однако даже искусственные спутники не смогут решить задачу полета к внешним планетам солнечной системы, начиная с Юпитера, до тех пор пока не будут созданы новые топлива. Это связано, в основном, с огромной продолжительностью таких полетов. Чтобы уменьшить ее, нужно сильно увеличивать скорость полета межпланетного корабля, а это требует, в свою очередь, многократного увеличения необходимого запаса топлива.

Продолжительность полета к планетам зависит главным образом от избранной скорости, а также от маршрута. Полет к Марсу и Венере будет длиться, вероятно, несколько месяцев, а к Юпитеру и более отдаленным планетам — годы.

В будущем, когда будут налажены регулярные пассажирские межпланетные сообщения между различными пунктами «обжитой» солнечной системы, наиболее широко будут применяться полеты с пересадкой, выгодные с точки зрения расхода топлива. Например, меньше топлива понадобится для того, чтобы земной пассажир добрался до Марса, если он вместо прямого экспресса пересядет на межпланетной станции на корабль Венера — Марс.

Мы можем пока лишь мечтать о том времени, когда перед астронавтами, совершившими посадку на спутники Марса, Юпитера или Сатурна, откроются захватывающие картины этих планет в такой соблазнительной близости.

Первым, конечно, будет изучен загадочный и волнующий мир Марса с его крохотных спутников — Фобоса и Деймоса.[86] На небе ближайшего к Марсу спутника — Фобоса — Марс будет висеть огромным диском, в 90 раз больше лунного. Даже со второго спутника — Деймоса, находящегося на расстоянии 23 500 километров от Марса, он будет виден во всех деталях.

Путешествие к далеким мирам - v7.jpg
Вид Сатурна с его спутника Тефии.

Фобос, который находится в 41 раз ближе к Марсу, чем Луна к Земле (9380 километров), и диаметр которого равен 16 километрам, уж очень похож на специальный наблюдательный пункт над поверхностью Марса, вроде искусственных спутников Земли, о которых шла речь выше. Один оборот вокруг Марса Фобос совершает за 7 часов 39 минут — месяц на Марсе, если его отсчитывать по Фобосу, приблизительно в 3⅓ раза короче марсианских суток.[87]

Приближаться к гиганту Юпитеру будет опасно из-за риска навсегда попасть в тенета его тяготения. Осмотр Юпитера будет производиться с его спутников, находящихся на почтительном расстоянии от планеты. Подходящим для этого будет, вероятно, открытый еще Галилеем второй спутник Юпитера — Европа, находящийся на расстоянии 670 тысяч километров от Юпитера. Судя по тому, что поверхность Европы гораздо лучше отражает солнечные лучи, чем сам Юпитер, можно думать, что этот спутник покрыт замерзшими газами и льдом.

Особенно красивыми будут виды Сатурна с его спутников. Но даже с близкого расстояния кольца Сатурна будут по-прежнему едва заметной черточкой, перечеркивающей диск планеты, — так мала их толщина.[88]

Впрочем, с самого Сатурна кольца были бы, вероятно, еще более красивыми. Во всяком случае, небо Сатурна, украшенное постоянно висящей над экватором широкой радугой колец, охватывающей небосвод от горизонта до горизонта, и прозрачной креповой дымкой, касающейся поверхности планеты, было бы очень непривычным для земного жителя.

Но, если верить даже энтузиастам астронавтики, до того момента, как межпланетным путешественникам удастся наблюдать все эти чудесные и необыкновенные картины со спутников планет, не говоря уже о самих планетах, пройдет еще немало десятилетий. Нелегко расстаться человеку с Землей, в особенности если он намеревается сделать эту разлуку не вечной.

И все же первые межпланетные путешественники смогут любоваться этими заветными картинами совсем не в таком далеком времени. Правда, для этого им придется совершить весь далекий космический полет, сидя в кресле… у себя дома. На помощь людям придут автоматические разведчики космических пространств.

Было время, когда некоторые ученые считали ненужным полет таких автоматических разведчиков Космоса и предпочитали рассчитывать сразу на полет корабля с астронавтами. Со временем число подобных ученых становилось все меньше, но даже по самым оптимистическим прогнозам первый полет автоматической ракеты, способной вырваться из оков земного тяготения, планировался не ранее, чем через 5 — 10 лет.

Однако замечательные достижения ракетной техники, радиоэлектроники, телемеханики, физики, химии и ряда других наук и, главное, успешный запуск первых советских искусственных спутников Земли привели к тому, что действительность намного опередила все прогнозы. Если 1957 год был ознаменован первой победой на пути освоения Космоса, первым успехом использования автоматов на службе астронавтики, то в самом начале 1959 года, менее чем через год с четвертью после запуска первого спутника, была достигнута новая замечательная победа.

2 января 1959 года в небо взвилась советская космическая ракета, взявшая курс по направлению к Луне, летя по заранее рассчитанному маршруту. С этого мгновения все человечество неотрывно следило за первым космическим полетом, совершавшимся на наших глазах. В 3 часа 57 минут 3 января, в точном соответствии с опубликованными планами, когда ракета была уже на расстоянии 113 тысяч километров от Земли, находившаяся на ее борту специальная аппаратура осуществила выброс облака натриевого пара. Это облако засветилось под действием ультрафиолетового излучения Солнца и превратилось таким образом в первую в мире искусственную комету, сиявшую на небе в середине треугольника, образованного звездами Арктуром, Спикой и альфой Весов. Эта комета, наблюдавшаяся и сфотографированная многими обсерваториями мира, позволила уточнить местоположение ракеты, ставшей к тому времени невидимой с Земли.

вернуться

86

Фобос и Деймос — по-древнегречески «страх» и «ужас». Этими грозными названиями оба безобидных спутника обязаны греческой мифологии, согласно которой бог войны Марс имел двух спутников с такими именами.

вернуться

87

Путешественники, оказавшиеся на Марсе, могли бы видеть необычное астрономическое явление: небольшую Луну, восходящую на западе и заходящую на востоке дважды за ночь. Не менее их заинтересовала бы, вероятно, и двойная звезда Земля — Луна.

вернуться

88

Точная модель колец Сатурна представляла бы собой диск, вырезанный из тончайшей бумаги и имеющий диаметр 30 метров. Действительно, диаметр колец Сатурна в 2,3 раза превышает диаметр самой планеты: он равен 275 тысячам километров, тогда как их толщина не превышает 15 километров. По некоторым последним данным, кольца Сатурна состоят из… снега!

52
{"b":"191588","o":1}