ЛитМир - Электронная Библиотека

Светлана Викторовна Середа

Смерть придумали люди

Роман. Часть 1.

Пролог

Мальчик сидел на подоконнике, зябко обхватив руками колени, и безучастно смотрел в окно. Огонь в камине почти догорел - он лишь изредка приподнимал рыжую голову над тлеющими углями и тут же прятался обратно, обиженный равнодушием хозяина. Стены и потолок утопали в сумраке, только на высоких спинках двух кресел еще метались угловатые тени.

Думать не хотелось. Точнее, думать было просто страшно - тогда пришлось бы вспомнить и то, к каким печальным последствиям привела его последняя игра, и то, какое наказание ожидает за эти забавы. А ведь все начиналось так весело! Они с Вэллем даже не заметили, когда ситуация вышла из-под контроля и стало поздно что-либо менять…

Гулкий звук приближающихся шагов разорвал гнетущую тишину. Мальчик поспешно вскочил с подоконника и вытянулся в струну, но, увидев посетителя, позволил себе расслабиться. Визит этого гостя сулил всего лишь еще один виток объяснений. Тоже приятного мало, но, может, оно и к лучшему: будет возможность отточить свою оправдательную речь до того, как придется предстать перед более взыскательными судьями.

Они словно вышли из разных эпох: элегантный юноша в черном расшитом серебром камзоле и мальчишка в потертых, выпачканных на коленках джинсах и ковбойке с небрежно закатанными рукавами. Однако и в аристократическом лице юноши, и мягком, еще по-детски округлом лице мальчика угадывались одни и те же черты.

- Изволь объясниться, Эрт'Алэйо, - потребовал неожиданный посетитель. Огонь в очаге, повинуясь его властному жесту, вспыхнул с новой силой, залив комнату тревожным оранжевым светом. - Я отсутствовал всего четверть Вздоха. Не укладывается в голове, как ты ухитрился сотворить все это за столь короткое время? Это решительно невозможно, даже при твоем поразительном таланте впутываться в неприятности.

- Я ничего не делал, они… сами… - едва слышно выдавил мальчик, опуская голову. Врать бесполезно, он это прекрасно понимал, но никак не мог найти в себе силы, чтобы начать рассказывать эту безумную историю с самого начала.

- Даже если бы ты ничего не делал, это было бы нарушением Четырех Заповедей, - холодно отметил юноша. - Однако совершенно очевидно, что без твоего непосредственного вмешательства дело не обошлось.

- Я не хотел… Я… мы просто играли… я и Вэлль, - глухо пробормотал мальчик.

- Младший Наследник Дома Эрра, безусловно, тоже понесет наказание. Но сейчас будь любезен отвечать за свои проступки. Я жду, Эрт'Алэйо. Потрудись объяснить, что произошло.

Мальчик продолжал разглядывать носки туфель, мучительно раздумывая, что можно сказать в свое оправдание. Неожиданно ему в голову пришла спасительная мысль: против этого собеседника у него есть оружие.

- Я виноват, Энриль, - признал он, упрямо вскидывая подбородок. - Но, возможно, ничего бы не произошло, если бы ты позволил своей дочери умереть, как должно.

- Моей дочери? - юноша непонимающе поднял брови. Затем недоумение в его взгляде сменилось пониманием и медленно перетекло в тревогу. - Но… как? Откуда ты узнал? Я был предельно осторожен. Всего одна лишняя крупица Силы…

- Вэлль сказал. У него такой же Дар, как у тебя. Он очень тонко чувствует Перемещение.

- Значит, Дом Эрра уже в курсе? - с отчаяньем спросил юноша. От его первоначального образа - образа сурового старшего брата - не осталось и следа. Перед Главой Дома все Наследники равны, и наказание будет определяться лишь мерой вины.

- Нет. Мы никому не говорили, а Домам было не до того. Но теперь, наверное, все узнают. Мне правда жаль, Риль.

Несмотря на искреннее сожаление, голос предательски оживился, и мальчик немедленно устыдился своих чувств. Наставники всегда говорили, что радоваться чужим ошибкам - недостойно Наследника Великого Дома, но он ничего не мог с собой поделать. Слишком страшная кара ожидала его за недавний проступок, и одно лишь присутствие товарища по несчастью могло бы сделать горечь изгнания неизмеримо легче.

Юноша устало опустился в кресло рядом с камином и жестом пригласил собеседника присоединиться.

- Расскажи мне все с самого начала, Лэйо. Раз уж я так или иначе оказался впутан в эту историю…

Глава 1

- Спасибо вам, прямо не знаю, как вас благодарить, господин кхаш-ти, - уже в который раз произнес староста Пров, коренастый лысеющий мужичок лет пятидесяти.

Женька невольно усмехнулся. "Господин кхаш-ти"! Впрочем, староста всего лишь пытался быть вежливым, искренне полагая, что "кхаш-ти" - название народности, к которой принадлежит высокородный гость. Откуда ему знать, что в переводе с древнеэльфийского это означает "Тот, кто пришел незванным"? По сюжету игры деревенскому старосте, едва ли за свои полвека выбиравшемуся дальше ближайшего городка, не полагается задумываться о таких вещах. А Игроки… Много ли найдется маньяков, готовых тратить драгоценное игровое время, просиживая штаны в библиотеке и изучая язык, на котором уже несколько тысячелетий никто не говорит? Не всем же повезло иметь такого эрудированного приятеля, как Вереск. Так что шутка сценаристов - если это, конечно, была шутка - так и осталась неоцененной по достоинству.

- Не знаю, как вас отблагодарить, господин кхаш-ти, - сокрушенно повторил Пров. - Вы не сомневайтесь, я прекрасно представляю, сколько стоит посещение лекаря… Да только нет у нас таких денег, вы же понимаете, у нас тут в деревне деньги вообще не в ходу…

"Ничего ты не представляешь, - беззлобно подумал Женька. - Максимум, о чем ты имеешь представление, это о гонорарах эскулапов из местного райцентра. Откуда ж тебе знать, что доктор Литовцев, который только что осматривал твоего сына, входит в двадцатку самых высокооплачиваемых лекарей столицы." Просто так уж удачно получилось, что этот замечательный доктор оказался еще и Женькиным другом, так что визит врача оплачивать не придется. Зато если прикинуть, во сколько обошлась доставка специалиста в эту дыру, забытую не только богами, но и земными владыками… тут любые гонорары меркнут. Но вслух Женя, разумеется, ничего не сказал. Если уж тебя угораздило сделать доброе дело, негоже задним числом счет выставлять.

- Скажите мне лучше, господин староста, как так получилось, что в вашей деревне своего лекаря нет? Допустим, в этот раз вам повезло, что я мимо проезжал, но ведь не каждый раз так везти будет.

- Да откуда ж ему взяться-то, лекарю… - Пров тяжко вздохнул. - Бабка Аглая, травница наша, померла давеча. Была у нее ученица, Ташка-Дурочка. Она с рождения… того малость была… ну вы понимаете. Но в травах отменно разбиралась. А прошлой весной пошла первоцвет собирать, так ее под лед и затянуло. Не уследили мы… Есть Марита, повитуха, но она может разве что похмелье облегчить, а так все больше с младенцами возится.

- Так в чем проблема? - удивился Женька. - Отберите девчонку потолковее - хотя бы ту, с хвостиками, что возле доктора крутилась, - да отправьте в Вельмар, в Медицинскую Академию учиться.

- Да вы что, господин кхаш-ти, - староста испуганно всплеснул руками. - Откуда ж у нас такие деньжищи! Если со всей деревни собирать - едва-едва на дорогу хватит, а вы говорите - "учиться"!

"Всего- то шестьсот километров от столицы -и как будто в средние века попал, - мрачно подумал Женька. - Натуральная экономика, полное отсутствие медицинского обслуживания и никакого представления о том, что делается в стране."

- Для вас, господин Пров, это не будет стоить ни медяшки, - терпеливо пояснил он. - Если ваша девочка не завалит вступительный экзамен, ее обучение будет оплачиваться из государственной казны. А уж на дорогу, сами сказали, как-нибудь наскребете.

Староста ничего не ответил, но по округлившимся глазам было видно: не верит ни единому слову. Думает, заезжий господин шутки шутит.

1
{"b":"191593","o":1}