ЛитМир - Электронная Библиотека

"Бери камень и пойдем отсюда, - поторопил внутренний голос. - Нас ждут."

"Что значит - бери камень? - возмутилась я. - Что я, вандал какой-то, осквернять народное достояние? Может, это единственный камнеродящий кустарник во всем Эртане и давно занесен в Красную Книгу, или как она у них тут называется."

"Конечно, единственный, не сомневайся. Топазы не растут на кустах. Даже в сказке. Хватит тормозить, срывай камень и пойдем. Ты же не думаешь, что просто пописать сюда зашла?"

"А что, разве нет? - искренне удивилась я. И моментально вспомнила, чья на самом деле была идея насчет "проветриться". - Так это ты все подстроил, паршивец бестелесный? Что ты из меня дурочку делаешь? Неужели нельзя было объяснить по-человечески? Мол, слезай, Юля, с лошадки, сходи в кустики, сорви камешек с ветки…"

"Я не знал. Правда не знал. Я же всего лишь твоя интуиция. Ну, может быть чуть больше, чем просто интуиция. У меня нет никаких сокровенных знаний, которые не были бы доступны тебе. Я просто визуализация… тьфу, аудиализация… Короче, я перевожу на понятный тебе язык те чувства, которые ты пока не можешь объяснить."

"А почему…"

"Юля! Ты долго планируешь препираться? Как ты будешь объяснять своему приятелю, чем тут занималась столько времени в полном одиночестве? Я, конечно, могу подсказать один вариант, но тебе он вряд ли понравится…"

Ладно, ладно. Я с тобой еще разберусь, поганец. Интуиция, видите ли. Что же ты предыдущие двадцать шесть лет скрывал такие таланты?…

Камень легко отделился от ветки и остался в моей ладони. Куст покачнулся, как будто благодарно кивнул за помощь в разрешении от бремени, и с одной из верхних ветвей слетел остроконечный листок. Я машинально поймала его и вылезла на дорогу.

- Юлия, ну что же вы так долго? - укоризненно спросил белль Канто.

- Извините, - смутилась я. - Кустиком залюбовалась. Красивый такой, серебристый. Вот, даже листочек взяла на память.

Парень изумленно вытаращился на измятый в ладони листок.

- Это же итиль! Не может быть. Где вы его нашли?

Я растерянно указала направление (с дороги загадочное растение было почти не видно - закрывали ветви окружающего ежевичника). Белль Канто пулей метнулся туда и на несколько минут завис перед кустом, покачивая головой и восхищенно цокая языком. Повторять мой акт вандализма он не решился, только бережно потрогал листву.

- С ума сойти, - воскликнул он со смесью изумления и восторга в голосе. - Итиль вблизи человеческих поселений уже пару столетий не растет. Только у эльфов, которые трясутся над каждым листочком, а не норовят из них компот сварить.

- А что это за чудный кустик такой? - заинтересовалась я.

- Поехали, по дороге расскажу…

Белль Канто помог мне взобраться на лошадь, устроился сзади и приступил к рассказу:

- Листья серебрянки остролистной, Ithil Arragaville на староэльфийском, издавна использовались магами для изготовления отвара, почти мгновенно восстанавливающего магические силы у чародеев Воздуха. Собственно, именно из-за этого итиль подвергся почти полному уничтожению в эпоху войны между будущими Союзными Королевствами, когда каждая лишняя крупица магической силы могла означать жизнь соратника или смерть противника. Эльфы почитают итиль как священное растение, особенно эльфы воздушных кланов - у них отвар из итиля восстанавливает не только магические, но и жизненные силы. С итилем связано несколько легенд - тоже эльфийских, разумеется. Например, считается что серебрянка - одно из Изначальных Творений, появившихся в Эртане не только прежде самих эльфов, но и раньше Пришедших Следом. Говорят также, что итиль не размножается семенами, как все прочие растения, а вырастает из частиц воздуха, который наполняет почву.

Белль Канто замолк. Я тоже помолчала некоторое время, ожидая продолжения, но продолжения не последовало.

- А больше про итиль никаких легенд нет? - осторожно поинтересовалась я, стараясь, чтобы в голосе не проскользнуло ничего, кроме простого любопытства. - Например, что он по ночам вылезает из земли и разгуливает по тракту, поджидая запоздалых путников. Или что на нем камни растут. Ну или еще что-нибудь этакое.

- Да нет вроде, - я почувствовала, что белль Канто пожал плечами. - Ничего подобного я не слышал. Ни про итиль, ни про другие растения.

Про свою неожиданную находку я умолчала, рассудив, что если уж придется каяться белль Канто в грехах, то еще одна маленькая ложь (точнее, даже не ложь, а всего лишь умолчание правды) погоды не сделает. А если не доведется - значит, и к лучшему, что он не узнает про камень.

Темы для разговора иссякли. Я снова погрузилась в размышления и незаметно задремала, привалившись спиной к всаднику, сидящему сзади. Белль Канто ни словом, ни жестом не высказал недовольства по поводу моего бесцеремонного поведения. Несколько раз я чувствовала скозь сон, что начинаю опасно крениться в бок, и проводник уверенным движением обхватывал меня за пояс, водворяя сонную тушку на место.

Внезапно меня разбудил резкий звук - где-то поблизости громко ухнула сова. Я вздрогнула, распахнула глаза и испуганно закрутила головой, пытаясь понять, где нахожусь и что происходит. На лесную дорогу уже опустилась густая ночная тьма. В просвете между кронами деревьев виднелись россыпи звезд, но они не добавляли света, и я с трудом могла разглядеть даже голову лошади. А деревья по обеим сторонам дороги так и вовсе сливались в сплошную черную стену.

- Все в порядке, Юлия, - раздался у меня над ухом ровный успокаивающий голос. - Через полчаса будем в Вельмаре. Вы можете поспать еще немного.

Я не заставила себя упрашивать - сопротивляться укачиванию было выше моих сил. "Святой человек!" - благодарно вздохнула я, проваливаясь в сон.

В следующий раз я проснулась от того, что кто-то осторожно, но настойчиво тряс меня за плечо.

- Андрюш, еще пять минуток, - пробормотала я в полусне, и в ту же секунду окончательно пробудилась, с ужасом осознавая, что это случайное "Андрюш" может навести сообразительного Игрока на подозрения.

- Просыпайтесь, Юлия, мы на месте, - произнес за моей спиной знакомый баритон. Я облегченно перевела дух: кажется, мой прокол остался незамеченным.

Белль Канто грациозно соскочил с лошади и подал мне руку. Одной руки оказалось недостаточно - я свалилась с Корвы, как мешок с мукой, и молодому человеку снова пришлось поймать меня в свои объятия. (Честное слово, я это не специально подстроила. Попробуйте-ка сами изящно слезть с лошади, особенно если вы проделываете этот трюк всего третий раз в жизни, да еще и спросонья.)

Убедившись, что я более или менее твердо держусь на ногах, белль Канто отпустил мою талию, перекинул поводья через Корвину голову и повел лошадь к вычурной чугунной коновязи.

Я подавила приступ зевоты и огляделась. Судя по всему, мы находились в зажиточном районе Вельмара: несмотря на позднее время (пожалуй, уже далеко за полночь, прикинула я), практически все парадные входы были освещены масляными, а некоторые даже магическими светильниками. Именно такой светильник, выдающий во владельце дома человека с приличным достатком и не самым низким социальным положением, покачивался над дверью, в которую постучал белль Канто.

В доме послышалась возня, затем в двери отворилось маленькое решетчатое окошко, и в нем появилось усталое лицо немолодого мужчины.

- Господин белль Канто! - увидев гостя, мужчина неподдельно обрадовался и торопливо зазвенел ключами. - Наконец-то! Мы вас ждали гораздо раньше. Уже волноваться начали. Хозяин каждые полчаса интересуется, не появлялись ли вы. И приятель ваш, полуэльф, часа три тому заходил, вас спрашивал.

- Вереск был здесь? - удивился белль Канто, переступая порог. - Мы же с ним на завтра договаривались. Просил мне что-нибудь передать?

- Сказал, что если приедете сегодня не очень поздно, чтобы навестили его в "Золотом кролике".

15
{"b":"191593","o":1}