ЛитМир - Электронная Библиотека

- Короче, Юля. У меня нет времени взывать к твоему крепко спящему инстинкту самосохранения. Делай, что хочешь, но последствия - за твой счет. Когда Вереск будет откручивать твою легкомысленную голову, не говори, что я тебя не предупреждал. Держи, пригодится, - Женя кинул мне арбалет и осклабился. - Если мой друг будет особенно зол, рекомендую застрелиться самостоятельно.

Повинуясь командам хозяина, Атаман поднялся с места в галоп (у мальчишки вырвался сдавленный вскрик - полуиспуганный, полувосторженный). Когда осела поднятая копытами пыль, всадники уже скрылись за поворотом.

Я снова заняла свой наблюдательный пункт возле плетня. Вопреки Жениным прогнозам, звон клинков, доносящийся из ярко освещенного окна, и не думал стихать. Напротив, он как будто стал увереннее, превратившись из лихорадочного перезвона, который предварял Женино бегство, в мелодию с ломким, но завораживающим ритмом. И это мне совсем не понравилось.

Я прокралась через огород, в очередной раз вознося хвалу небу за то, что на постоялом дворе нет собаки, и осторожно заглянула в окно. Открывшаяся моему взору картина порадовала еще меньше звукового сопровождения. Нет, картинка, бесспорно, была весьма живописна. Стол, за которым всего несколько часов назад мы спокойно наслаждались ужином, был опрокинут на бок и задвинут в левый дальний угол комнаты, перегородив проход в кухонно-хозяйственные помещения. Та же участь постигла и две массивные дубовые лавки. У правой стены расположился корчмарь с сыновьями. Один из парней был в отключке. По рубахе на правой стороне груди расползлось кровавое пятно, в середине которого торчало что-то металлическое и зазубренное, видимо, из Жениного арсенала. Его брат сидел на полу, прислонившись к стене. Он был бледен, но, судя по отборным ругательствам, которые безостановочно сыпались сквозь стиснутые зубы, вполне бодр. Корчмарь сидел на коленях рядом с сыном, заслоняя мне обзор своей широкой спиной, но по движениям локтей можно было догадаться, что он обрабатывает рану на ноге парня.

Но это все был только антураж, который я отметила мимоходом. Главные действующие лица располагались в центре комнаты, там, где раньше стоял стол. Противником Вереска был смуглый брюнет лет тридцати пяти - сорока, вооруженный длинным и тяжелым даже на вид мечом. Мужчина был высоким - примерно одного роста с Вереском, но гораздо шире его в плечах. По сравнению с гибким и стремительным полуэльфом, он казался неповоротливым увальнем: скупыми, точно выверенными движениями блокировал удары, сдержанно, как будто нехотя, отклонялся с линии атаки - каждый раз острие клинка проходило в миллиметрах от его тела. И тем не менее, пробить брешь в его защите не удавалось. В мастерстве владения мечом соперник не уступал Вереску (а если судить по царапине, алеющей на левом предплечье полуэльфа, возможно, даже превосходил его).

После недолгой передышки Вереск снова пошел в атаку, такую яростную, что для меня оба клинка слились в стальной вихрь. Гостиная наполнилась ритмичным звоном, посыпались искры. Было заметно, что атака дается полуэльфу с некоторым трудом, и долго он не выдержит. Такая "вертолетная" техника явно не относилась к числу его любимых и часто используемых приемов. Однако она оказалась эффективной: противник не выдержал натиска и стал отступать назад, продолжая при этом уворачиваться и отбивать удары. В конце концов брюнет уперся лопатками в стену, и на какую-то долю секунды, когда острие одного из парных клинков почти уткнулось в его грудь, я поверила, что победа у нас в кармане. Как оказалось, напрасно. В последний момент брюнет мощным ударом ноги отбросил Вереска назад и одновременно ударил по мечу, который всего мгновение назад упирался ему в грудь. Полуэльф, чтобы не потерять равновесие, вынужден был сделать кувырок назад и немного в сторону, а клинок, выбитый из его руки, просвистел через гостиную и с жалобным стоном вонзился во входную дверь.

Брюнет осклабился. Вереск, как ни в чем не бывало, вскочил на ноги и принял защитную стойку с одним мечом. Он ничем не выдал своих чувств, но даже моих более чем скромных познаний в холодном оружии хватило, чтобы понять: с одной такой зубочисткой ему долго не выстоять. Надо срочно что-то делать.

Я с обреченным вздохом посмотрела на агрегат, из которого мне рекомендовал застрелиться гуманист белль Канто. Раньше мне не доводилось не только стрелять из арбалета, но даже видеть его вживую (кино и Интернет ведь не считаются, правда?). Но поскольку другого выхода нет, придется научиться. Это будут самые краткосрочные курсы стрельбы из арбалета в истории человечества.

Вопреки ожиданиям, зарядить оружие мне удалось очень быстро - в эксплуатации это чудо техники оказалось не сложнее открывашки для консервных банок. Зато вопрос "Куда стрелять?" поставил в тупик. Каким бы негодяем ни был этот непонятно откуда взявшийся брюнет, при мысли о том, что я должна его убить, у меня начали противно дрожать руки. Вместе с тем, я отлично понимала, что целиться в какую-нибудь из конечностей - так, чтобы только отвлечь и задержать его - при моей меткости весьма рискованно, уж лучше тогда вообще не стрелять.

"Кончай рефлексировать, тургеневская барышня! - прервал мои размышления внутренний голос. - Сейчас спасать некого будет!"

Я взглянула в окно и поняла, что времени на размышления действительно не осталось. Во-первых, пока я раздумывала, как бы мне спасти соратника и не отяготить карму, вышеозначенный соратник успел заработать рану на правой руке, причем куда более серьезную, чем на левой. Во-вторых, корчмарь закончил перевязывать рану на ноге сына, и парень весьма недвусмысленно потянулся за мечом.

Очевидно, небеса все-таки услышали мой безмолвный вопль о помощи: в комнату вошла Мира. Первым делом ее взгляд упал на побоище в центре комнаты.

- Господин Ринальдо… - в ужасе выдохнула девочка. Ассоциативная память услужливо вытолкнула на поверхность другую фразу, произнесенную тем же голосом: " А потом я пожаловалась доброму господину Ринальдо, и он сломал негодяю руку…" Надеюсь, поступок добрейшего господина Ринальдо был продиктован симпатией к девчонке, а не к процессу ломания рук. В противном случае то, что я собираюсь сделать, может оказаться последней глупостью в моей жизни.

Я вскочила на скамейку, очень удачно вкопанную под окном, вскинула арбалет и крикнула в комнату:

- Всем стоять, иначе я проделаю в вашей принцессе лишнюю дырку.

Пять пар глаз, как по команде, уставились на меня. Затем четыре из них, проследив за направлением стрелы, переместились на мишень. Курт глухо зарычал и сделал попытку подняться, но отец удержал его. Что ж, по крайней мере, в родительских чувствах я не просчиталась. Это радует.

- Девчонка блефует, - спокойно заметил Ринальдо. - Она и арбалет-то держать не умеет.

- Стреляю я и правда неважно, - согласилась я. - Но с пяти шагов куда-нибудь да попаду. Куда именно, мне безразлично. Стрела отравлена.

Подействовало! Ринальдо перевел взгляд с меня на застывшую в шоке Миру, потом обратно.

- Ты не сможешь! - в голосе мужчины проскользнули нотки беспокойства. - Убить человека не так просто, как ты думаешь. Тем более - безоружного ребенка.

Психологическая обработка не удалась.

- Вы меня не знаете. Ради него, - короткое движение подбородком в сторону Вереска, - я способна перегрызть глотку зубами. Кому угодно.

Надеюсь, ты простишь мне эту маленькую ложь, мой милый полуэльф.

Вереск, не отрывая взгляда от противника, попятился к двери, выдернул из нее свой клинок и исчез с поля боя. Ринальдо сделал осторожный шаг в мою сторону.

- Я сказала - не двигаться, - повторила я нервно, как и полагается истеричной барышне, обеспокоенной судьбой своего возлюбленного. - Я не хочу лишней крови. Просто дайте нам уйти, и никто не пострадает.

На лице брюнета отразились мучительные раздумья: мальчишку вряд ли удастся вернуть обратно, даже если снарядить погоню, а вот огрести неприятностей от этой психопатки можно прямо сейчас. Похоже, я была убедительна. И симпатичная девчонка с двумя тоненькими косичками, хвала небесам, оказалась в глазах господина Ринальдо достаточно ценным заложником. Острие меча неуверенно опустилось на несколько сантиметров.

33
{"b":"191593","o":1}