ЛитМир - Электронная Библиотека

Сэнтар обвел сидящих за столом взглядом полководца, оценивающего диспозицию, задержался на моей кислой физиономии.

- Юлия, неужели разговоры о политике вызывают у вас такое отвращение?

- Я не люблю рассуждать на темы, в которых не разбираюсь, - честно призналась я. - К тому же политика, на мой вкус, вообще довольно скучный предмет.

- О, поверьте мне, это совсем не так! - с жаром возразил король. - Политика - это интереснейшее дело. И в ней, как и в любой другой сфере деятельности, есть немало забавных моментов. Вот, например, однажды, триста семьдесят три года назад один из моих предков поссорился с соседом, тогдашним правителем Диг-а-Нарра. Они не сошлись во мнениях, кому из них принадлежала бухта Лазурная, которая находилась в аккурат на границе владений обоих государств…

Сэнтар действительно оказался превосходным оратором, и через несколько минут я, позабыв о скуке и стеснении, уже вовсю хохотала над историей двух королей, которые на протяжении тридцати с лишним лет отнимали друг у друга несчастную бухту, как малыши, не поделившие совочек. Учебники истории представляли этот эпизод как борьбу за стратегически важный пункт побережья, по версии же Сэнтара идейными вдохновителями и организаторами потасовки были первые леди обоих государств - двоюродные сестры и закадычные соперницы - каждой из которых хотелось иметь в своем распоряжении такой шикарный курорт.

- Чем кончилось-то? - поинтересовалась я, вытирая выступившие от смеха слезы.

- Да ничем, - вздохнул Сэнтар, покосившись на магистра Астэри. - Пришли эльфы и всех разогнали.

Мы с Женькой хохотали так, что хрустальные бокалы отзывались жалобным стоном.

Вежливо дождавшись, пока я перестану истерически всхлипывать, его величество спросил, что нас так насмешило в этой невинной фразе. Пришлось рассказать анекдот про лесника. Лорд Дагерати почему-то живо заинтересовался этой неизвестной в Союзных Королевствах профессией, выслушал короткую лекцию о должностных обязанностях лесника и многозначительно произнес: "А это мысль." После чего погрузился в обдумывание этой мысли и надолго выпал из общего разговора. Нельзя сказать, что меня это очень расстроило: несмотря на то, что глава королевской СБ вел себя по отношению ко мне безупречно, под его взглядом хотелось признаться во всех прегрешениях оптом, начиная с фантика от жвачки, украденного из-под подушки у Тимура Таленкова двадцать лет назад.

Словом, ужин проходил "в теплой дружественной обстановке" и ни к чему не обязывающей светской болтовне. Уже принесли десерт, а о нашем будущем до сих пор не было сказано ни слова, и я почти поверила в то, что король действительно хотел всего лишь провести приятный вечер в интересной компании, тем более, что эта компания сыграла не последнюю роль в судьбе его дочери.

Наивная. Разве короли имеют право на "всего лишь"?

Как только за слугами, сервировавшими десерт, закрылась дверь, Сэнтар, веселый хозяин светской вечеринки, исчез, уступив место Его Королевскому Величеству Вильсенту II. Хотя нет, пожалуй, для полного титула ему не хватало пафоса и короны. Если бы мне пришлось давать подпись к картине, я бы назвала это выражение лица "Вильсент II за работой": серьезный, вдумчивый взгляд, плотно сжатые губы, слегка сдвинутые брови. В этой своей ипостаси Вильсент выглядел на все пятьдесят лет (на самом деле, как я из чистого любопытства выяснила, ему было сорок шесть, но мимика очень сильно влияла на его внешний возраст).

- Господин белль Канто, что вы и ваши друзья намерены делать дальше?

- Это зависит от того, какую степень свободы вы нам предоставите, ваше величество, - осторожно ответил Женя.

- Хорошо, допустим, я не стану ограничивать ваших действий.

- Тогда мы отправимся на поиски оставшихся Лучей.

- Предсказуемо. Ну а дальше что?

- В каком смысле?

- Белль Канто, не прикидывайся идиотом, - не выдержал лорд Дагерати. - Тебе все равно никто не поверит.

- Витторио, подожди, - король предостерегающе поднял руку. - Предположим, вы собрали все четыре Луча. Предположим также - хотя в это гораздо труднее поверить - что вы не попались людям президента Милославского. Как вы намерены поступить с артефактами? Вы придумали, как их уничтожить?

- Такой способ нам не известен, ваше величество.

- Тогда что? Хотите оставить себе?

- Нет, - Женя содрогнулся, - это было бы чистое безумие.

- Хорошо, что вы это понимаете, господин белль Канто. И все-таки вы не ответили на главный вопрос: что вы собираетесь делать с камнями?

- Мы… думаем над этим, ваше величество.

У меня медленно складывалось ощущение, что я принимаю участие в каком-то странном фарсе. С одной стороны, Женька почему-то упорно не заговаривает о поддержке со стороны короны, хотя эта тема неоднократно обсуждалась между ним и Вереском. С другой стороны, совершенно непонятно, чего пытается добиться король своими расспросами. И что ему мешает просто приказать прямым текстом?

- Ваше величество, - не выдержала я, - а вы знаете способ уничтожения Лучей?

- Увы, нет, Юлия. К сожалению, такой способ не известен даже эльфам. Иначе задача имела бы очевидное решение.

- Магистр, а почему эльфы не хотят хранить эти камни у себя? Скажем, тот же совет Архимагистров. Или Эльфийский Совет. Вряд ли кто-нибудь, включая Корпорацию, рискнет открыто бросить вызов эльфам.

- Никто, кроме самих эльфов, - печально улыбнулся магистр. - Мы не хотели вообще касаться этих камней - слишком большое искушение, особенно для молодых.

- Но вы не можете постоянно делать вид, что проблемы не существует! Возможно, раньше эта стратегия и срабатывала, но Корпорация слишком рьяно взялась за дело. А вдруг они нашли способ восстановить Звезду? На сей раз вам все-таки придется взять Лучи себе. Если вы так боитесь искушения, не оставляйте их в одних руках. Пусть у каждого Архимагистра будет один камень, причем с противоположной "полярностью" - у Архимагистра Огня - Луч Воды, у Архимагистра Воздуха - Луч Земли. Это поможет решить, по крайней мере, текущую кризисную ситуацию с Корпорацией. А потом уже можно будет подумать над более надежным решением.

Во время этого импровизированного спича я так воодушевилась, что не сразу заметила, как на меня смотрят собеседники. Так матерые физики-ядерщики могли бы смотреть на пятилетнего ребенка, увлеченно излагающего взрослым дядям принцип действия синхрофазотрона: магистр Астэри - с умилением, Женька и его величество - с недоумением и легкой досадой, лорд Дагерати - с одобрительной усмешкой. Только Вереск, как всегда, остался равнодушен.

- Я что, что-то не то сказала?

- Да нет, Юлия, вы все правильно сказали, - успокоил меня герцог. - Просто вы ломаете этим умникам их дурацкую игру в дипломатию, вот они и бесятся.

Едва заметная тень неудовольствия снова пробежала по лицу короля - впрочем, на сей раз досада относилась скорее к прямолинейности Дагерати, чем ко мне.

- Ну хорошо, обойдемся без околичностей и экивоков. Господин белль Канто, выступая как глава государства, я хочу сделать вам предложение, суть которого сводится к следующему: мы оказываем вам разноплановую поддержку в ваших поисках - финансовую, магическую, если потребуется - военную. Вы, в свою очередь, регулярно отчитываетесь перед нами о ходе поисков и найденные Лучи передаете нам.

- Совету Архимагистров, - быстро уточнил Женя. - Не вам и даже не магистру Астэри. Простите, магистр, я вас безмерно уважаю, но Лучи передам только Совету.

- Хорошо, Совету Архимагистров, - кивнул король. - Значит ли это, что вы согласны?

- В целом - да. Но у меня есть еще одно условие. Нам потребуется прикрытие от людей Корпорации.

- Не вижу проблем. Витторио?

- А я вижу, - сумрачно сказал герцог. - Эту проблему зовут "Женевьер белль Канто". Как можно охранять человека, который способен исчезнуть из-под носа у собственной охраны просто из спортивного интереса?

61
{"b":"191593","o":1}