ЛитМир - Электронная Библиотека

Ощущение погружения в то состояние - "Юля-душа-нараспашку" - было таким реальным, что я машинально открыла глаза: убедиться, что я все еще сижу в королевском дворце на кровати тревожно спящего полуэльфа.

В следующий момент мир стремительно опрокинулся и что-то больно ударило меня по затылку. Из глаз посыпались искры, в голове зазвенело. Когда ко мне вернулась способность соображать, я обнаружила, что лежу на полу, а Вереск нависает сверху, прижимая к ковру мои запястья.

Глаза у него безумные, с нереально огромными темными зрачками. Покрытые испариной плечи влажно блестят в лунном свете. На шее бешено пульсирует голубая жилка. Спутанные черные волосы падают мне на лицо. (Судорожно втягиваю носом воздух, пытаясь поймать ускользающий аромат лесного вереска.) Дыхание, все еще тяжелое и прерывистое, почти обжигает мою щеку - кошмар неохотно отпускает свою жертву…

Сознание разделилось на две части: одна часть, разумная, трепетала от ужаса в ожидании развязки (кто знает, что взбредет в голову вытащенному из кошмара воину?), вторая - очевидно, не имеющая с разумом ничего общего, - с откровенным интересом разглядывала губы полуэльфа. Очень… гм… соблазнительные губы. Должно быть, он восхитительно целуется.

"Юля, ну о чем ты думаешь в такой момент," - укоризненно заметил внутренний голос.

А о чем я, интересно, могу думать, когда на мне лежит полуобнаженный мужчина с телосложением античного бога и внешностью героя романтической легенды?

"Ты, помнится, говорила, что он не в твоем вкусе!"

"Молодая была, глупая."

"Как давно ты повзрослела и поумнела, позволь спросить?"

"Боюсь ошибиться в подсчетах… что-то около четырех секунд назад."

- Вам удобно? Или, может, перейдем на кровать? - я хотела вложить в эти слова иронию, но голос предательски сорвался.

Кажется, Вереск смутился, осознав двусмысленность ситуации. Впрочем, это никак не отразилось на его поведении: он методично обшарил глазами каждый сантиметр пола вокруг меня (искал оружие?) и только после этого с мягкой кошачьей грацией поднялся и протянул мне руку.

- В следующий раз, когда надумаете оттачивать на мне свое чувство юмора, вспомните, что я могу понять вас буквально, - хрипло сказал он.

Я нервно облизнула пересохшие губы. Пожалуй, не стоит объяснять ему, что охватившие меня чувства весьма далеки от чувства юмора.

Оглядевшись, я заметила в изголовье кровати два меча в темных ножнах, закрепленные так, чтобы их можно было без труда выхватить из положения лежа.

- Вы сильно рисковали, - подтвердил Вереск, перехватив мой взгляд. - Обычно я пускаю их в дело, не раздумывая.

Вопрос, почему же он не сделал этого сейчас, застрял в горле.

Не глядя на меня, Вереск накинул рубашку и включил ночник. Он казался вполне спокойным, только слипшиеся на висках волосы напоминали о пережитом стрессе. Меня же, напротив, начало колотить. Зубы выбивали барабанную дробь. Я обхватила руками плечи, но это мало помогло - крупная дрожь сотрясала все тело.

Вереск достал из бара бутылку с янтарной жидкостью - местным аналогом виски, плеснул в стакан и молча протянул мне. Я так же молча выпила, не почувствовав вкуса. По телу разлилось приятное тепло, дрожь поутихла.

- Присаживайтесь, - Вереск кивнул на кресло рядом с журнальным столиком, сам сел напротив. - И потрудитесь, пожалуйста, изложить правдоподобную причину, которая заставила вас влезть в мою комнату через окно в три часа ночи. Помимо упражнений в остроумии, само собой.

Не вдаваясь в лишние подробности, я изложила свой сон и последовавшие за ним события. С каждым словом полуэльф все больше мрачнел. По окончании рассказа повисла тяжелая пауза. Вереск поднялся, снова подошел к бару, достал ту же бутылку (я, наконец, вспомнила, как называется напиток - стайн) и еще один стакан.

- Вам налить?

Я отрицательно покачала головой. Он налил себе стайна на два пальца и залпом выпил. Вернулся в кресло, прихватив с собой бутылку.

- Я должен извиниться, Юлия. Похоже, вы опять меня спасли. Не от смерти, но от чего-то крайне неприятного.

Вереск снова налил себе стайна. Помолчал несколько секунд, согревая бокал в ладонях, пригубил янтарную жидкость и продолжил.

- Я тоже был в той комнате. Видел человека, который собирался убить меня. И - ничего не мог сделать. В конце я почувствовал, как моя рука сдвинулась и зачем-то нажала на кнопку, но я точно знал, что не моя воля движет ею. Это было… странно. - Вереск сделал еще глоток. - Мне иногда снятся такие сны. Я уже видел эту комнату, раз пять или шесть. Обычно она пуста. Только однажды мне удалось увидеть там человека, в таком же зеленом костюме, как сегодня, но он ничего не делал - просто посмотрел на меня, на эти пищащие ящики справа, что-то записал в блокнот и ушел. Иногда я вижу компьютеры, улицы, полные автомобилей, людей в непонятных одеждах…

Слова "компьютеры" и "автомобилей" он произнес с акцентом, словно они были ему непривычны. Мои брови медленно поползли вверх.

- Вы сказали - "компьютеры"? Или мне послышалось?

- Женя объяснил, что так называются эти штуки со значками на кнопках. Сны появились вскоре после моего знакомства с ним. Не знаю… - Вереск выглядел почти растерянным. Я никогда не видела его таким. - Может быть, я просто вижу то, о чем он мне рассказывает?

- И часто вам снятся такие сны?

- Не очень. Сны про автомобили, компьютеры и другие непонятные вещи - они немного другие. Размытые, что ли… Скорее похожи на воспоминания о том, чего не было. Но эта комната… она всегда слишком реальна. И моя смерть… там, в лесу, помните?

Я кивнула.

- Ее я тоже видел несколько раз.

Это должно быть ужасно - раз за разом переживать собственную смерть и не иметь возможности ничего изменить. Мне отчаянно хотелось прикоснуться к его руке - невинный знак дружеской поддержки. Но Вереск не нуждался в моем сочувствии.

- Вам страшно?

- Я не боюсь смерти. Я опасаюсь за Женю. У меня ощущение, что это как-то связано с ним.

- Вам не кажется, что вы преувеличиваете угрожающую ему опасность? Или, возможно, недооцениваете его самого? Он уже несколько лет в Эртане, и до сих пор ничего страшного с ним не случилось.

- Женя невероятно удачлив. Он безрассудно суется в самые опасные места и выбирается из них исключительно за счет везения. Но однажды удача может отвернуться от него… Юлия, он ведь вам нравится? - неожиданно спросил Вереск.

- Очень. Но это уже не важно…

Полуэльф посмотрел на меня долгим взглядом, словно хотел что-то сказать, но так и не решился.

- А вы не пробовали посоветоваться с магистром Астэри? - спросила я, чтобы заполнить неловкую паузу.

- Нет. И вас очень прошу не рассказывать о том, что услышали сегодня. Кстати, как продвигаются ваши занятия с ним?

- Ужасно, - с отчаяньем призналась я. - Кажется, он хочет, чтобы я научилась собирать Силу, но у меня совсем-совсем ничего не получается.

Вереск отставил в сторону бокал.

- Расскажите подробнее.

Я поведала ему неутешительную историю своих практических занятий.

- Главное, он же сам говорил, что мое тело не приспособлено для управления Силой! Стихийная магия - не для меня, это очевидно. Не понимаю, зачем он меня мучает и сам мучается.

- Магистр Астэри ничего не делает просто так, - произнес Вереск, задумчиво потирая подбородок. - Юлия, вы не возражаете, если я завтра приду к вам на занятие?

- Да нет, - я пожала плечами. - Если вам доставляет удовольствие смотреть на девицу, которая со средним интервалом раз в десять минут хлопается в обморок, - смотрите на здоровье.

В разговоре снова возникла пауза, и мой взгляд невольно пустился в путешествие по комнате. В ней царил почти идеальный порядок, какой редко встретишь в помещении, где обитают двое мужчин. Вторая - невостребованная Женей - кровать была аккуратно застелена. Бумаги и книги сложены на письменном столе ровными стопками, неиспользуемая одежда убрана в гардероб. На обеденном столе - ничего лишнего, только графин с водой и стакан. Из общей картины выбивались измятая постель и гитара, небрежно прислоненная к стене… Гитара?!! Почему я не замечала ее раньше?

70
{"b":"191593","o":1}