ЛитМир - Электронная Библиотека

- Ты будешь удивлен, полукровка, - вампир осклабился, обнажив белоснежные клыки, - мне это и так в высшей степени безразлично.

Вереск ударил - коротко и зло, без замаха. Джанис отклонился. Кулак скользнул по его подбородку, не оставив следа. Все произошло так быстро, что я осознала случившееся только пару секунд спустя, глядя, как вытягивается удивленно лицо вампира. Джанис недоверчиво потрогал место удара, словно сомневаясь, что там только что побывал чужой кулак.

- А ты совсем не плох, полукровка, - с безмерным изумлением проговорил он. - До сих пор никто из моих ребят не смог достать меня. Хотя, конечно, в спарринге я так позорно не открываюсь. Не хочешь ко мне в группу?

- Держи свои клыки подальше от Юлии, вампиреныш, - злобно прошипел Вереск.

- Ого, какая экспрессия! - воскликнул Джанис. - Человеческая кровь играет?

Лицо вампира выражало насмешливую дерзость. В глазах полуэльфа застыло обещание смерти. Они стояли друг напротив друга, как мальчишки, готовые в любой момент подраться, и воздух между ними искрился от напряжения.

Фар- Эстель вошел в избу, на секунду замер у порога, оценивая обстановку.

- Вы не могли выбрать более подходящий момент для своих разборок? - холодно поинтересовался он.

Вереск неохотно отвел взгляд.

- Он меня ударил! - тоном капризного королевича пожаловался молодой вампир.

- Скажи это вождю. Пусть передаст твою группу Сатару, - сухо посоветовал старший. - Если тебя бьет полукровка, тебе не место в командирах.

Джанис рассмеялся, ни на мгновение, кажется, не допуская серьезности этой угрозы.

- Ты готова? - спросил у меня Фар-Эстель. - Тогда идем. Белль Канто, ты и твой драчливый друг нам тоже понадобитесь - засвидетельствовать, что девушка пошла на это по собственному желанию.

На улице уже совсем стемнело. Погода испортилась: небо затянуло тучами, стал накрапывать мелкий дождик. Подул ветер, не сильный, но довольно прохладный. Я поежилась - не то от холода, не то от страха. Вообще-то, я доверяла вампирам - или, если точнее, доверяла Жене, который не находил в предстоящей процедуре ничего опасного. И даже поведение Вереска не поколебало моей уверенности: я видела, что полуэльфом движут предрассудки, а не реальный страх за мою жизнь. Но все равно было не по себе, как перед походом к зубному врачу.

Далеко идти не пришлось: нужный дом оказался на соседней улице. В сенях было темно, и, входя в дом, я споткнулась о высокий порог. Фар-Эстель подхватил меня под локоть и провел через темную горницу.

В задней комнате было свежо и прохладно, в воздухе витал едва заметный запах озона. Горела лампа: вероятно, ее принесли специально для нас. Вдоль стен стояли три кровати, две были аккуратно застелены, на третьей - в самом дальнем от двери углу - кто-то лежал. Я не могла разглядеть лица, потому что его заслоняла спина мужчины, сидящего на стуле возле кровати. Напротив него стоял второй стул. Я догадалась, что сидящий мужчина, должно быть, отец мальчика, а пустой стул предназначался для матери.

Не оборачиваясь, мужчина сделал приглашающий жест рукой. Фар-Эстель осторожно, но твердо подтолкнул меня в его сторону. Я подошла. Не в силах удержаться, бросила косой взгляд на мальчика. По человеческим меркам он выглядел лет на десять. Его лицо было белым и безмятежным, глаза закрыты.

- Садись, - глухо обронил вампир, показывая на свободный стул.

Я несмело опустилась на краешек сиденья. Меня охватила робость перед этим мужчиной, как ни перед кем еще в Эртане. Он был немолод: в отличие от обоих Архимагистров, он не пытался - не мог или не считал нужным? - скрывать свой возраст. Между бровей пролегла глубокая борозда, оставленная горем, уголки губ угрюмо провисали вниз. Волосы у него, как у большинства вампиров, были темные, но даже в тусклом свете лампы я заметила несколько седых прядей.

- Джанис, выйди, - приказал мужчина, не поворачивая головы.

- Но отец!…

- Выйди.

Я не осмеливалась поднять глаза к двери, но поняла, что Джанис ушел: через пару секунд его сердитое бормотание стихло в соседней комнате.

- Ты согласна дать кровь моему сыну.

Я не была уверена, что это вопрос, но на всякий случай выдавила едва слышно:

- Да…

Вампир проницательно посмотрел мне в глаза, и под его взором я почувствовала, как с меня последовательно спадает одежда, кожа, мышцы, рассыпаются в пыль кости, растворяется мозг, и все мои помыслы и стремления, все потаенные страхи и надежды - вся моя душа, если она, конечно, существует - предстают перед вампиром обнаженные и беззащитные. Магистр Астэри тоже умел так смотреть, но я всегда чувствовала, что это взгляд врача и учителя. Сейчас это был взгляд воина и убийцы. Я едва сдержалась, чтобы не закричать от страха.

- Я расскажу тебе о процедуре, чтобы ты понимала, на что идешь.

От его будничного тона мне стало немного легче, и я даже нашла в себе силы кивнуть.

- Я прокушу тебе вену на руке. Лучше бы, конечно, на шее, но это будет неудобно. Руст без сознания, он не сможет укусить сам. Запах крови приведет его в чувство и пробудит инстинкты, которые подскажут, что делать дальше. Укус будет болезненным, но безопасным. Не бойся.

Я невольно поежилась.

- А нельзя вскрыть вену ножом и сцедить в стакан?

- Нет. Магия крови разрушается от соприкосновения с холодным железом. Я буду следить, чтобы Руст не перешел границу, опасную для твоего здоровья. Потом Эль-Ристафаль сотворит кровеостанавливающее заклинание. Тебе все понятно?

- Да.

Мужчина снова сделал знак рукой, и Женя с Вереском встали у него за спиной. Оба были бледны, почти как умирающий мальчик.

- Повторяй за мной: "Осознанно и без принуждения отдаю часть крови, потеря которой не нанесет ущерба моему здоровью, Арустану Фар-Зингаро".

- Осознанно и без принуждения, - послушно повторила я, - отдаю часть крови, потеря которой не нанесет вреда моему здоровью, Ар… КОМУ?!!

- Моему сыну.

- ОЙ.

- Что такое? - спросил вампир с легким нетерпением. - Ты не знала, что это мой сын?

- Нет, я… я не знала, что вы король… то есть вождь. Простите. Я бы тогда поприветствовала вас, как полагается. Только я не знаю, как полагается… простите, - я окончательно смутилась и беспомощно опустила взгляд в пол.

Вампир до хруста сжал зубы. На мгновение я малодушно испугалась, что он сейчас вгрызется в мою шею без всяких церемоний. Но он быстро взял себя в руки и почти спокойно сказал:

- Если позволишь, о тонкостях вампирского этикета мы поговорим завтра. Продолжай, пожалуйста.

Я с самого начала почти без запинок выговорила ритуальную фразу. Фар-Зингаро удовлетворенно кивнул и обернулся к парням, двумя статуями застывшим за его спиной.

- Благодарю тебя, белль Канто, и тебя, полуэльф. Вы можете идти.

- Я остаюсь, - бестрепетно сообщил Вереск.

- Я сказал, вон отсюда! - рявкнул вождь так свирепо, что даже Фар-Эстель вздрогнул, а Женька автоматически отступил на шаг. - Ты на моей земле, полукровка, - изволь вести себя, как подобает гостю.

Вереск не шелохнулся, только еще больше побледнел.

- Я не только отец умирающего ребенка, но и вождь целого народа, - тоном ниже произнес вампир. - Если я буду строить счастье своей семьи на бедах других, от моей власти камня на камне не останется. Я не допущу, чтобы по вине моего сына или моей девушка пострадала. Поверь мне, мальчик.

Несколько долгих секунд Вереск смотрел в глаза Фар-Зингаро, затем молча развернулся и вышел. На меня он при этом даже не взглянул, словно бы речь шла вовсе и не обо мне.

Фар- Эстель, пропустив перед собой Женьку, тоже покинул комнату и плотно прикрыл дверь. Мы остались втроем. Фар-Зингаро взял мою руку, примерился и с силой вонзил клыки в вену на предплечье. Я зашипела от внезапной боли.

Он отстранился. Дождался, пока на коже вспухнут две темно-алые полусферы - слизнул. С видом заправского сомелье прислушался к ощущениям. Несмотря на драматизм ситуации, я едва удержалась от нервного смешка - так нелепо это выглядело.

90
{"b":"191593","o":1}