ЛитМир - Электронная Библиотека

- А что мы такого сделали? - оскорбилась я.

Эльф выпрямился.

- "Что мы такого сделали"! - зло передразнил он (видно было, что для него это наболевший вопрос). - Просто уму непостижимо. Каждый раз, когда белль Канто появляется здесь, Зингар встает на уши. Два года назад, когда его привел Хилл Фар-Танаис, белль Канто обаял командира одного из отрядов, эти паршивцы самовольно покинули город и учинили разгром в замке какого-то лиркского министра. Нет, я понимаю, что держать в плену несовершеннолетнего вампира, да еще и производить над ним эксперименты - это жестоко и негуманно, но такие вещи решаются через Эльфийский Совет, а не силами десятка сопляков, которые едва вышли из возраста ученичества. В прошлый раз белль Канто притащил с собой эту извращенку Аль-Канаро, которая, извини меня, затрахала тут всех в самом прямом смысле…

- Ой, а что, Нимроэль - дочь Архимагистра Аль-Канаро? - не удержалась я от любопытного возгласа.

- Племянница. Внучатая. Но от этого ее поведение не становится менее возмутительным. Не успел Зингар придти в себя, белль Канто появляется с новым сюрпризом. К твоему счастью, ты не видела лица Фар-Зингаро, после того, как отключилась. Он ведь в самом деле не простил бы себе, если бы по его вине с тобой что-то стряслось.

Я виновато отвела взгляд.

- И, как будто этого мало, - сердито продолжил врач, - твой полукровка подрался с Джанисом. Теперь один ходит с гематомой в полщеки, второй - со сломанной рукой.

- А что они не поделили? - с деланным равнодушием поинтересовалась я, пытаясь понять, чего же я боюсь больше: услышать, что они подрались из-за меня или, напротив, узнать, что я тут совсем даже ни при чем.

- Не знаю, что они не поделили, - буркнул эльф, - и знать не хочу. Но лечить не буду ни одного, ни второго. Пусть так покрасуются, может, хоть чуточку поумнеют… Ладно, мне некогда с тобой болтать. Надо еще Руста навестить.

Я с запозданием осознала, что даже не поинтересовалась состоянием мальчика, уверенная почему-то, что с ним все в порядке. Эльф предупредил мой вопрос:

- Он все еще без сознания, но опасности для жизни уже нет.

Уже в дверях он обернулся и с самым свирепым видом погрозил мне пальцем:

- Из постели - ни ногой. Чтобы не было соблазна, я запретил отдавать тебе одежду.

Я раздернула шторки, отворила окно и с тоской выглянула на улицу. В комнату ворвался полуденный зной: воздух снаружи оказался ощутимо теплее, чем внутри.

Жизнь в городе била ключом: звенел детский смех, позвякивали ведра у колодца, молодые женские голоса перекрикивались в отдалении, с другого конца поселка доносились удары молота по наковальне, лаяли собаки. Но тот кусок улицы, который обозревался из моего окна, был пустынен.

- Доброе утро, - произнес приятный, чуть хрипловатый женский голос у меня над ухом.

От неожиданности я обернулась слишком резко и едва не потеряла равновесие. Возле кровати стояла девушка с подносом, полным дымящихся тарелок. Лицо у девушки было почти человеческое - вполне миловидное, но на фоне утонченных вампиров казалось грубоватым. Поначалу я вообще приняла ее за человека, но потом заметила ярко-голубые радужки, выдававшие в девушке носительницу стандартного для вампиров Дара Воздуха. И словно для того, чтоб окончательно развеять мои сомнения, девушка улыбнулась, застенчиво и чуть виновато, - под верхней губой блеснули аккуратные клычки.

- Я тебя напугала? Прости. Никак не могу привыкнуть, что вы, люди, не слышите наших шагов.

- Все в порядке, - смутилась я и зачем-то пояснила, - я просто в окно смотрела.

Девушка дождалась, пока я усядусь нормально, и поставила на одеяло поднос на невысоких ножках-скобочках.

- Доктор Эль-Ристафаль велел накормить тебя, даже если ты будешь сопротивляться.

- Я не буду сопротивляться, - пообещала я, с вожделением косясь на огромную - не меньше пяти яиц - яичницу с прожилками чего-то мясного. - Я так хочу есть, что и доктора Эль-Ристафаля сожру, если он появится не вовремя.

Девушка в притворном ужасе округлила глаза:

- Ты что, не ешь его! Он же ядовитый!

- Ага, я заметила.

- Лесси, я все слышал! - раздался под окном возмущенный голос эльфа.

Вампирка рассмеялась, нимало не смущенная его недружелюбным тоном.

- Подожди, я тебе сейчас еще одну подушку принесу, чтобы сидеть удобнее было!

Но мой рот уже наполнился вязкой голодной слюной, а пальцы сами собой вцепились в вилку - ждать такой мелочи, как подушка, не было никакой возможности…

Когда тарелки опустели и животные инстинкты, удовлетворившись яичницей, залегли обратно в подсознание, во мне проснулась совесть.

- Слушай, мне так неловко, - пробормотала я, когда Лесси пришла, чтобы забрать поднос. - Я ведь не лежачая больная, я вполне могу сама за собой поухаживать. Только мне стыдно разгуливать по чужому дому в ночной рубашке.

- Да ну, брось, - отмахнулась она. - Мне не сложно. Это такая ерунда по сравнению с тем, что ты сделала.

- Да что я такого сделала-то? Донорство - обычное дело.

- Обычное дело?!! - вампирка вытаращилась на меня с таким изумлением, что я всерьез испугалась за судьбу подноса с посудой.

"Ты еще добавь - "у нас, в Реале", скромница, - мрачно посоветовал Умник. - И сразу найдется тема для разговора."

- Ну, я хотела сказать, что мне ведь это ничем не грозило, - выкрутилась я. - Подумаешь, в обморок свалилась - и то, как выяснилось, исключительно по собственной дурости.

Девушка бросила на меня странный взгляд.

- Знаешь… ты спроси при случае у своих знакомых-людей - и эльфов, если есть, - кто из них согласится подставить руку под клыки вампира.

Я подумала, что единственная моя заслуга в том, что я родилась в другом мире и не успела еще заразиться местными предрассудками, но вслух, разумеется, ничего не сказала. На пороге Лесси обернулась и, придерживая дверь спиной, воскликнула:

- Да, чуть не забыла! Твои друзья уже спрашивали, когда к тебе можно зайти. Позвать?

- Спрашиваешь! Конечно, зови… Ой, нет, погоди! Как я выгляжу? Здесь зеркало есть?

- Зеркало есть, но оно в другой комнате. Выглядишь хорошо. Погоди-ка… - Лесси поставила поднос на пол, подошла ко мне и что-то сделала с волосами. - Так лучше. Бледновата немного, но тебе идет.

Первым навестить "больную" явился Женя - я опознала его по "предупредительному выстрелу" в дверь.

- Привет, жертва вампира, - бодро поздоровался он, плюхаясь на край кровати. - Как здоровье? Клыки уже прорезались?

- Подставляй шею - узнаешь, - зловеще ухмыльнулась я.

Женька окинул меня оценивающим взглядом.

- Выглядишь ничего. Фасончик тебе идет, хотя вырез можно было бы сделать и побольше.

- Пошляк! - я от души приложила его пяткой в бок - так, что Женька охнул и согнулся, не переставая, правда, нагло ржать над моим внешним видом. - Посмотрю я на тебя в больничной пижаме. Местный доктор - просто цербер какой-то, спрятал мою одежду, чтоб я не слиняла из лазарета.

- О! Кстати, как тебе Эль-Ристафаль? Колоритный персонаж, правда?

- Не то слово. Знаешь, не будь он мужчиной, я бы решила, что у него критические дни на носу. Ужасный характер.

- А, не обращай внимания. У него уже лет двести критические дни - с тех самых пор, как он появился в Зингаре. Это вообще анекдот! - Женька воровато выглянул в окно и, понизив голос, продолжил. - Мне Ним по секрету рассказала. Он попал сюда после Академии, по распределению. И с тех пор беспрерывно жалуется, как ему не повезло, как его задолбали вампиры, как он тут хиреет, чахнет и теряет квалификацию. И вот лет сто назад Академия его обрадовала: мы, говорят, нашли вам замену, можете возвращаться. Он сказал, что это замечательно и он очень рад, но вот прямо сейчас, извините, никак не может оставить пост: у него очень сложный пациент, надо бы закончить курс лечения. В следующий раз оказалось, что он взялся готовить себе двух помощниц и считает нецелесообразным прерывать обучение в середине. Потом он отмазался тем, что пишет трактат о лечебных травах Сумеречного Ущелья. И при этом - все с безукоризненной вежливостью, мол, спасибо, ценю вашу заботу, сейчас не могу, но в следующий раз - обязательно… Пока магистр Астэри не догадался, что это у него игра такая: на самом деле он не хочет покидать Зингар, но ему нравится думать, что он может это сделать в любой момент… Вообще-то, он душка. Ним была им совершенно очарована.

92
{"b":"191593","o":1}