ЛитМир - Электронная Библиотека

– Ну, хорошо, мне нравятся татуировки. Однако оставь свои опасения, у Сэма их нет ни одной. Даже пирсинга нет.

А когда Цое открыла рот, Джастина добавила:

– И бачков нет. – Она раздражённо фыркнула: – В подтверждение могу представить фотографию.

Джастина права, – Люси повернулась к Цое, – я встречала его, он и правда сексуален.

Все взгляды устремились к ней.

– Ты знакома с Сэмом и никогда о нём не упоминала? – удивилась Джастина.

– Я встретила его лишь однажды и мимолётом. Понятия не имела, что вы его знаете.

– Мы с Сэмом друзья навеки.

– А почему он никогда сюда не заходит? – спросила Цое.

– Вот уже несколько лет подряд, с тех пор, как стал владельцем виноградника, Сэм вкалывает, как сумасшедший. У него есть персонал, но он и сам выполняет массу работы, – внимание Джастины снова переключилось на Люси. – Расскажи мне, как ты с ним познакомилась.

Выставляя на буфет бокалы, Люси ответила:

– Я ехала на велосипеде и как бы… остановилась на минутку. Мы немного поговорили. Это не имеет никакого значения.

– А почему ты, Джастина, с ним не встречаешься? – спросила Цое.

– Встречалась, когда училась в средней школе, сразу после того, как наша семья переехала в Эверетт. Это было одно из летних увлечений. С началом занятий такие романы сходят на нет. С тех пор мы с Сэмом остаёмся друзьями, – Джастина помолчала. – Дело в том, что Сэм ни с кем не встречается долго. Он не ищет серьёзных отношений. Вольная птица. И вполне откровенен в своём нежелании когда-либо жениться, – ещё одна стратегическая пауза. – Спросите хоть у Дениз Раусман.

Люси узнала имя сногсшибательной блондинки-тележурналистки, недавно признанной самой привлекательной и сексуальной корреспонденткой Сиэтла.

– У него была с ней связь?

– Да. Ей принадлежит загородный дом около Рош-Харбора, и почти год дела у них с Сэмом шли прекрасно. Она была без ума от него. Однако не сумев связать его обещанием, в конце концов, отступилась. А потом была Лаура Делфранча.

– Кто это? – спросила Цое.

– Глава «Пасифик Маунтин Кэпитал»… Она вкладывает деньги во все эти начинающие компании в области высоких технологий и экологически чистых энергий. Стильная, утончённая и при деньгах. Ей тоже не удалось склонить Сэма к серьёзным отношениям.

– Не могу представить себе, что за женщины бегают за Сэмом Ноланом, – сказала Цое, – им приходится мириться со всеми его странностями.

– В защиту одержимых чудаков скажу, – вступилась Джастина, – что они очень хороши в постели. У них богатое воображение и много изобретательности, они ко всему подходят творчески. И любят играть с разными штучками.

Когда обе её слушательницы расхохотались, Джастина вручила им стаканы с вином:

– Вот, держите. Что бы вы ни говорили о Сэме, он делает фантастические вина.

– Это одно из них? – спросила Люси, раскручивая в своём стакане гранатового цвета дорогое марочное вино.

– Называется Килхол[18], – пояснила Джастина, – шираз-каберне[19].

Люси сделала глоток. Вкус был удивительно мягким, нетерпким, с сильным фруктовым ароматом, но бархатистым, с кофейным послевкусием.

– Хорошее, – сказала она, – стоило бы встречаться с ним хотя бы ради того, чтобы получать бутылки такого вина бесплатно.

– Ты дала Сэму свой номер? – спросила Джастина.

Люси покачала головой:

– Тогда Кевин как раз только-только бросил меня.

– Неважно. Теперь я могу свести вас с Сэмом. Конечно, если у Цое нет возражений.

– Ни одного, – решительно заявила Цое. – Не интересуюсь.

Джастина сердито хохотнула:

– Твоя потеря для Люси находка.

– Я тоже не интересуюсь, – сказала Люси, – после моего разрыва прошло всего два месяца. Как правило, следует подождать ровно половину того времени, которое длилась связь… значит, в моём случае, что-то около года.

– Это не для всех, – воскликнула Джастина. – Тебе нужно подождать только по одному месяцу на каждый прожитый с Кевином год.

– Думаю, все эти правила просто смешны, – снова заговорила Цое. – Ты, Люси, должна позволить своей интуиции вести тебя. Ты поймёшь, когда будешь снова готова.

– Да, но в том, что касается мужчин, я не доверяю своей интуиции. Это как в той статье о снижении популяции светлячков, которую я прочитала на днях. Одной из причин их исчезновения стало современное искусственное освещение. Светлячки не могут обнаружить сигналы своих партнёров, потому что их сильно отвлекают фонари у входов в дома и на улицах, светящиеся вывески и всё такое…

– Бедняжки, – сказала Цое.

– Точно, – продолжала Люси. – Вы думаете, что нашли идеального партнёра, устремляетесь к нему, мигая, как можно чаще, а затем обнаруживаете, что это реклама газовых зажигалок. Во второй раз я этого уже не перенесу.

Глядя на них двоих, Джастина медленно покачала головой:

– Жизнь – это банкет, а вы обе страдаете хроническим несварением желудка.

* * *

Когда с подготовкой вечера тихого чтения было закончено, и её помощь Хоффманам больше не требовалась, Люси ушла к себе и уселась с лэптопом на кровать, скрестив по-турецки ноги. Проверив электронную почту, она обнаружила сообщение от своего бывшего профессора и наставника доктора Алана Спеллмана. Недавно он был назначен координатором по художественным промыслам во всемирно известном нью-йоркском Центре искусств Митчелла.

Дорогая Люси!

Помните программу “Приглашённый художник”, о которой я упоминал, когда мы разговаривали в последний раз? Возможность целый год работать вместе с художниками из разных стран, при этом все расходы оплачиваются. Вы идеально подошли бы. Думаю, вам присуще уникальное чувство стекла в качестве средства выражения, в то время как очень уж многие современные художники смотрят свысока на его ирреальные возможности. Благодаря этому гранту вам выпадает счастливый случай поэкспериментировать с теми приёмами, которые почти – или, скорее всего, совсем – недоступны вам при ваших нынешних обстоятельствах.

Дайте мне знать, если решите попытаться. Бланк заявки прилагается. Я уже замолвил за вас словечко, и все болеют за вас.

Всего наилучшего,

Алан Спеллман

Такой случай выпадает лишь раз в жизни – год в Нью-Йорке, учиться и экспериментировать со стеклом.

Щёлкнув мышкой, Люси открыла ссылку внизу письма и взглянула на требования заявки – план-проспект на одной странице, сопроводительное письмо и двадцать изображений её работ в цифровом виде. Всего одно соблазнительно-волнующее мгновение Люси позволила себе помечтать.

Новое место… всё сначала.

Однако вероятность того, что её предпочтут всем остальным претендентам, была столь незначительна, что Люси даже удивилась, с чего она вообще забеспокоилась.

“Кто я такая, чтобы думать, будто у меня есть шанс?” – спросила она себя.

Но тут же другая мысль пришла ей в голову… Кто она такая, чтобы хотя бы не попытаться?

  Глава 7

– Мне нужно кое о чём рассказать тебе, Люси, – прозвучал из автоответчика голос матери. – Позвони мне, когда у тебя найдётся минутка, чтобы поговорить на личные темы. Не откладывай, пожалуйста. Это важно.

Несмотря на настойчивость в голосе матери, Люси до сих пор ей не перезвонила. Она не сомневалась, что сообщение как-нибудь связано с Элис, и хотела по крайней мере один день не думать и не говорить о своей младшей сестре. Вместо этого она посвятила послеобеденные часы тому, что упаковала самые последние завершённые работы и развезла их по магазинам Фрайдей-Харбора.

вернуться

18

Keelhaul – протаскивать под килем в наказание.

вернуться

19

 Шираз – В Европе этот сорт винограда носит название «сира» (Syrah), в странах Нового Света – «шираз» (Shiraz). Родина его – французская долина Роны, куда завезли его еще во времена римских императоров. Здесь из него делают знаменитые вина Hermitage и Cote-Rotie. Во Франции посадки этого винограда занимают незначительные площади – всего около 2% виноградников. Однако в Австралии 40% земель, отведенных под технический виноград, занято ширазом. Этому сорту посчастливилось стать визитной карточкой Австралии – здесь из него делают впечатляющие вина. Впрочем, территории распространения сира не ограничиваются лишь Францией и Австралией. Весьма успешно применяют сира (шираз) виноделы Аргентины, Калифорнии и Италии.

Сира отличается необычайно высокой плодовитостью. Для того чтобы сделать качественное вино, виноградари специально ограничивают урожайность. Шираз в разных странах дает вина, сильно отличающиеся по стилю и характеру. Для французских вин из сира характерна высокая танинность, присутствие нюансов перца, кожи и дыма. Вина Нового Света из шираза (австралийские, калифорнийские) отличаются яркими фруктовыми нотами. Австралийский шираз используется и для производства ординарных столовых вин, и для изготовления элитных вин. Здесь шираз также используют в купаже с каберне-совиньон. Вина Сира имеют высокий потенциал выдержки.

Основные тона вин из шираза: ежевика, слива, дым, кожа, пробка, перец, ваниль. Подавать к мясу, сырам, барбекю, а также к блюдам национальной кухни тех стран, где произведено вино.

14
{"b":"191611","o":1}