ЛитМир - Электронная Библиотека

Слишком поздно Люси поняла, что все они из прихожан байкерской церкви, и что друг Джастины Дуэйн тоже среди них. И прежде чем Люси отвела взгляд, он посмотрел в её сторону и помахал рукой, через весь зал приглашая присоединиться к ним.

Люси отрицательно покачала головой и, прежде чем снова повернуться к стойке, тоже слегка помахала ему в ответ.

Однако громадный добросердечный байкер неуклюже пробрался к ней и по-дружески хлопнул по спине между лопатками.

– Как дела, гусёнок Люси? – спросил он.

– Вот, зашла пропустить стаканчик, – ответила Люси со слабой улыбкой. – А как ты, Дуэйн?

– Не жалуюсь. Пойдём, посидишь со мной и парнями. Мы все из Свинячьего Рая.

– Спасибо, Дуэйн, я ценю ваше приглашение. Но именно сейчас мне крайне необходимо побыть одной.

– Что случилось? – спросил Дуэйн, и, пока Люси пребывала в нерешительности, добавил: – Что бы тебя ни беспокоило, мы обо всём позаботимся, помнишь?

Люси вглядывалась в широкое лицо, наполовину скрытое слишком большими баками, и её улыбка становилась искренней.

– Да, я помню. Твои парни – это мои ангелы-хранители.

– Тогда расскажи мне о своих проблемах.

– Проблем две, – сказала Люси. – Во-первых, моя машина скончалась. Или, во всяком случае, впала в кому.

– Аккумулятор?

– Не думаю. Не знаю.

– Мы позаботимся об этом, – легко пообещал Дуэйн. – В чём вторая проблема?

– Знаешь, у меня будто сердце вырвали, скомкали, как ненужную газету, и выбросили в мусорное ведро.

Байкер посмотрел на неё с сочувствием:

– Джастина рассказывала мне о твоём парне. Хочешь, мы с ребятами намылим ему холку?

Люси удалось тихо рассмеяться:

– Мне не хотелось бы подталкивать вас к свершению смертного греха.

– О, мы всё время грешим, – ответил он радостно. – Потому и затеяли это дело с церковью. Судя по всему, твоему бывшему не помешал бы небольшой благочестивый пинок под задницу. Отплатить, так сказать, добром за зло, пробудив его совесть.

Дуэйн ухмыльнулся, расплывшись в улыбке от бакенбарда до бакенбарда, когда процитировал:

– Ибо, делая сие, ты собираешь горящие угли на голову его, и Господь воздаст тебе[24].

– Я согласна на отремонтированную машину, – сказала Люси. И, подталкиваемая Дуэйном, объяснила, где стоит автомобиль, и отдала ключи.

– Мы доставим её в «Приют художника» через денёк-другой, – пообещал Дуэйн, – в полном порядке и готовую к дороге.

– Спасибо, Дуэйн. Просто не нахожу слов, чтобы выразить свою признательность.

– Уверена, что не хочешь выпить с нами?

– Благодарю, но мне действительно не хочется.

– Ладно, но мы с парнями будем приглядывать за тобой.

Он махнул рукой в угол бара, где устроилась небольшая оживлённая компания:

– Дело идёт к тому, что скоро сюда набьётся много народу.

– Что-то намечается? – спросила Люси.

– День начала Войны из-за свиньи[25].

Её глаза расширились:

– Сегодня?

– Пятнадцатого июня, как и каждый год, – похлопав Люси по плечу, Дуэйн вернулся к своим друзьям.

– Придётся выбираться отсюда, – пробормотала она, получая свой второй коктейль и делая глоток. Её настроение не подходит для вечеринки в честь начала Войны из-за свиньи.

Традиция пошла от события, случившегося в 1859 году, когда свинья, принадлежащая британской фактории компании Гудзонова залива, забрела на картофельное поле американского фермера Лаймена Катлера. Увидев большую свинью[26], роющуюся на его поле и уничтожающую урожай, фермер её застрелил. Этот инцидент положил начало тринадцатилетней войне между британцами и американцами. Обе стороны развернули на острове военные лагеря. В итоге конец войне был положен третейским судом, притом, что права на владение островом перешли к Америке. Несмотря на длительное противостояние американских и британских воинских частей, единственной жертвой осталась свинья. А спустя почти полтора столетия начало Войны из-за свиньи отмечали жареной на вертеле свининой, с музыкой и пивом, которое лилось рекой – да так, что его хватило бы, чтоб целая флотилия высокомачтовых судов могла бы пройти по этой реке.

К тому времени, как Люси допила свой коктейль, уже играла живая музыка, в баре бесплатно подавали тарелки со свиными рёбрышками, и просто яблоку негде было упасть от шумных возбуждённых посетителей. Люси жестом показала, что хочет получить счёт, и барменша кивнула.

– Могу я заказать для вас ещё один коктейль? – спросил парень, сидящий на соседнем табурете.

– Благодарю, но мне хватит, – ответила Люси.

– Как насчёт этого? – и он попытался передать ей тарелку свиных рёбрышек.

– Я не голодна.

– Они бесплатные, – настаивал парень.

Люси неодобрительно посмотрела на настырного типа и узнала в нём одного из наёмных озеленителей Кевина. Она никак не могла припомнить имени... Может быть, Пол. Судя по остекленевшему взгляду и запаху перегара, он начал праздновать чуть ли не с утра.

– О, – произнёс он неловко, узнавая Люси, – вы подружка Пирсона.

– Уже нет, – ответила она.

– Правильно, вы старая.

– Старая? – взвилась Люси.

– Я имею в виду, старая подружка… э-э… возьмите пиво. От меня, – он схватил большой пластиковый стакан с подноса на стойке бара.

– Спасибо, но нет, – Люси отшатнулась, когда он подтолкнул к ней расплёскивающийся напиток.

– Это бесплатно. Берите.

– Я не хочу пива, – Люси отпихнула стакан, а парень попытался вручить его ей. В этот момент кто-то из теснящихся позади подтолкнул его под руку. И словно в замедленной съёмке Люси увидела, как полный стакан пива ударяется о её грудь и выливается на неё. Люси задохнулась от потрясения, когда ледяная жидкость просочилась сквозь её блузку и бюстгальтер.

То короткое мгновение, когда все окружающие обнаружили, что произошло, было ошеломляющим. Множество взглядов устремилось на девушку, некоторые – с сочувствием, другие – с равнодушием и неприязнью. Без сомнения, немало оказалось тех, кто предположил, что Люси сама опрокинула на себя пиво.

Оскорблённая и взбешённая, она теребила плотно облепившую её пропитанную пивом блузку.

Один взгляд на Люси – и барменша сразу же передала через стойку целый рулон бумажных полотенец. Люси принялась промокать свою блузку.

Тем временем к месту происшествия пробрались Дуэйн и остальные байкеры. Ухватив Пола за шиворот своей громадной лапищей, Дуэйн почти оторвал его от пола:

– Ты облил пивом нашу Люси? – сурово вопросил он. – Ты, дебил, за это заплатишь.

– Только не начинайте здесь драку! – немедленно вмешалась барменша.

– Я ничего не сделал, – сбивчиво залопотал незадачливый ухажёр, – она потянулась за пивом, и стакан выскользнул у меня из рук.

– Ни за чем я не тянулась, – возмутилась Люси.

Кто-то ещё протиснулся сквозь толпу, и ласковая рука опустилась на спину Люси. Люси напряглась и уже собралась было огрызнуться, однако слова замерли у неё губах, когда её взгляд встретился с парой зеленовато-голубых глаз.

Сэм Нолан.

Ну почему он должен был оказаться среди тех, кто увидел её в такой ситуации?

– Люси, – спокойно спросил Сэм, осматриваясь и быстро оценивая ситуацию, – кто-нибудь вас обидел?

Он метнул острый взгляд на съёжившегося Пола.

– Нет, – пробормотала Люси, скрещивая руки на груди. Ткань блузки стала липкой и почти прозрачной. – Просто я… промокла. И замёрзла.

– Позвольте увести вас отсюда, – он вручил Люси её сумку, лежавшую на стойке бара, и спросил через её голову: – Сколько с неё, Марти?

– Коктейли за счёт заведения, – ответила барменша.

– Спасибо.

Сэм взглянул на байкеров:

– Не калечь ребёнка, Дуэйн. Он слишком пьян, чтобы понимать, что происходит.

вернуться

24

Книга Притчей Соломоновых, 25, 21—22

вернуться

25

Из-за неточностей в тексте Орегонского договора между США и Канадой участок границы, проходящий через острова Сан-Хуан, был определён неоднозначно. Эта неоднозначность привела в 1859 г. к территориальному конфликту, также известному как Свиная война. Начался он из-за свиньи, застреленной в спорном районе на островах Сан-Хуан. Свинья осталась единственной жертвой конфликта, оказавшегося в целом бескровным.  

вернуться

26

Чёрную! История говорит, что свинья, к тому же, была чёрной!

Это было уже не в первый раз, и перевозбуждённый Катлэр застрелил свинью. Оказалось, что свинья принадлежала ирландцу Чарлзу Гриффину, управлявшему овцефермой Компании Гудзонова залива; у него было несколько свиней, и он им позволял свободно бродить где угодно. До этого инцидента обе стороны конфликта жили в мире. Катлер предложил Гриффину 10 долларов в качестве компенсации за свинью, но Гриффин потребовал 100. Тогда Катлер заявил, что вообще ничего не будет платить, так как свинья вторглась на его землю. Когда британские власти пригрозили арестовать Катлера, американский фермер обратился к своим властям за военной защитой.

16
{"b":"191611","o":1}