ЛитМир - Электронная Библиотека

Вернувшись домой, он сразу же направился на кухню готовить обед. Достав из холодильника молоко и сыр, Сэм принялся за стряпню. В дверь позвонили, когда оставалось поджарить примерно половину сырных гренок.

Оказалось, в гости пожаловал Кевин Пирсон, которого Сэм не видел уже тыщу лет. На небольшом острове, хочешь не хочешь, но общения не избежать, так что они знали друг друга с самого детства, но друзьями никогда не были. Кевин всегда был симпатичным и популярным, увлекался спортом, и пока другие лишь мечтали о взрослой жизни, он уже встречался с первыми школьными красавицами.

Сэм же в подростковом возрасте, напротив, был тощим, нескладным бобовым стручком и вечно ходил, уткнув нос в очередной номер научно-популярного журнала или роман Толкиена. Он рос самым нелюбимым из сыновей отца – странненьким средним, с упоением отдававшим всего себя изучению двустворчатых моллюсков, рачков, креветок и всевозможных морских червей, которых после отлива можно было отыскать в Фолс-бей. Сэм был вполне способен посостязаться в спорте, но без радостной увлечённости Марка и без яростной одержимости Алекса.

Самое яркое воспоминание о Пирсоне было связано со школой. В седьмом классе им на пару поручили подготовить доклад на какую-нибудь медицинскую тематику, что означало побеседовать с местным фармацевтом, нарисовать плакат для мини-презентации работы и написать реферат по истории фармакологии. От Кевина проку не было, он ленился и срывал сроки, так что Сэму пришлось делать всё самому. За работу их команде поставили «отлично». Когда же Сэм возмущённо заявил Пирсону, что пятерка у приятеля липовая, так как он палец о палец не ударил, Кевин облил его презрением:

– Да просто отец не разрешил мне пойти к вам. Все знают, что твои предки – алкаши.

С чем ни поспорить, ни согласиться Сэм был не в силах.

– Так пригласил бы к себе, – угрюмо буркнул он. – Хоть плакат бы вместе нарисовали.

– Ты что, не понял? Тебя не пустили бы дальше порога. Кто ж захочет, чтоб их дети дружили с Ноланами.

Сэм и сам не мог придумать ни единой причины, из-за которой хоть кто-нибудь по своей воле захотел бы водиться с Ноланами. Его родители, Джессика и Алан, много лет вели войну без правил, без смысла и без стыда, вопя друг на друга перед своими детьми, перед соседями, да перед кем угодно. Без смущения выдавались денежные и постельные секреты, сколь угодно личные. Они грызлись, как голодные волки, не замечая, как уничтожают самих себя. Глядя на семейную жизнь родителей, сыновья хорошо уяснили одно: ничего подобного никто из них для себя не желает.

А вскоре после провального тандема с Кевином, когда до тринадцати оставалось всего ничего, Сэм потерял отца. Тот вышел в море, а лодка затонула. Семья вконец развалилась. Никто не следил за тем, когда дети едят, ложатся спать или как себя ведут. Через пять лет вдовства пьянство свело Джессику Нолан в могилу, но это никого не удивило. И не было чувства вины из-за того, что, горюя о смерти матери, сыновья приняли её уход с облегчением. Конец полуночным телефонным звонкам с требованием забрать напившуюся вдрызг мать из бара. Конец оскорбительным издёвкам от посторонних и не пойми откуда свалившимся неприятностям.

Спустя несколько лет, когда Сэм приобрёл в Фолс-бей землю под виноградник, первым делом потребовалось привлечь мощную сельхозтехнику. Вот так он и узнал, что Кевин открыл своё дело. Они посидели за кружечкой пива, перебросились парой шуток и даже вспомнили школу. Наверно, в память о тех годах Кевин тогда и согласился выполнить работы для Сэма со скидкой.

Теряясь в догадках, что могло понадобиться бывшему однокласснику, Сэм, тем не менее, крепко пожал гостю руку.

– Пирсон. Давненько не виделись.

– Здорόво, Нолан.

Мужчины обменялись короткими оценивающими взглядами. Сэм мысленно подивился изменчивости жизни: раньше его б даже на порог к Пирсонам не пустили, а вот надо же – Кевин по собственному почину заявился в гости. Впрочем, давно прошли те времена, когда школьный задира мог походя отмутузить худосочного Сэма или обозвать его отбросом. Теперь-то они с Кевином были на равных. Во всём.

Засунув руки в карманы шорт цвета хаки, Кевин шагнул внутрь и удивлённо окинул взглядом просторную прихожую.

– А неплохо тут стало.

– Да, пришлось потрудиться, – дружелюбно ответил Сэм.

– Слышал, вы с Марком взяли к себе племянницу. – Кевин замялся. – Жаль Вики. Отличная была девчонка.

«Несмотря на то, что из Ноланов», – мысленно закончил за него Сэм, а вслух сказал:

– Мы с Холли собирались перекусить. Присоединишься?

– Нет, спасибо, я ненадолго.

– Что ж, тогда, может, поговорим на кухне, пока я дожарю гренки?

– Давай. – Кевин двинулся за Сэмом. – Старик, тут такое дело. Хотел стребовать с тебя старый должок. Хотя как знать, может, ты мне потом ещё и «спасибо» скажешь.

Сэм поставил на огонь сковороду, дал разогреться, налил туда немного оливкового масла. Давно поняв, что Холли не сможет нормально развиваться на студенческой диете из пиццы и пива, Сэм освоил готовку. Нет, ему, конечно, ещё было чему поучиться, но достигнутый уровень вполне позволял не уморить голодом их небольшую семью.

Налив в посуду для микроволновки томатный суп, он спросил:

– Так чем я могу помочь?

– Пару месяцев назад, я расстался с подружкой. Даже не ожидал, что из-за этого возникнут такие сложности.

– Она тебя преследует, что ли?

– Да нет, наоборот. Она вообще нигде не показывается.

На раскалённой сковородке аппетитно зашипели сырные гренки.

– Ну, после разрыва это нормально.

– Да, но жизнь-то продолжается. Вот я и решил найти для неё кого-нибудь, чтобы снова начала бегать на свидания, развлеклась немного, повеселела. А ты, я слышал, сейчас как раз свободен… да?

Когда до Сэма дошёл смысл сказанного, у него сперва чуть глаза на лоб не вылезли, а потом разобрал смех:

– Меня твои объедки не привлекают. Так что даже не мечтай, «спасибо» от меня ты не дождёшься.

– Эй, ты не так понял, – запротестовал Кевин. – Она замечательная. И горячая штучка. Ну… не слишком, правда, горячая, но симпатичная. И милая. Очень милая.

– Если она так хороша, что ж ты с ней порвал?

– Да понимаешь… Я вроде как запал на её младшую сестрёнку.

Сэм молча уставился на Кевина.

Пирсон сразу же ушёл в глухую оборону:

– Старик, сердцу-то не прикажешь.

– Ну-ну. Повторяю, мне ни к чему твои «токсичные отходы».

– Токсичные? – насмешливо переспросил Кевин.

– У любой женщины после такого возникнут серьёзные проблемы. Да она наверняка насквозь радиоактивная. – Сэм ловко перевернул гренки.

– Да всё с ней нормально, и она готова к новым отношениям, просто пока ещё этого не поняла.

– Может, пусть сама решает, готова она или нет? С чего тебе так не терпится найти ей нового парня?

– Да… у них в семье из-за этого напряжёнка, а мы с Элис недавно обручились…

– Это младшенькая? Мои поздравления.

– Спасибо. Просто… её предки разозлились из-за этого дела. Не собираются совсем никак помогать со свадьбой: ни деньгами, ни с организацией, да ни с чем из всей этой чепухи! Вот Элис и хочет поскорее помириться со своими. Но не видать нам старых добрых семейных посиделок, пока её сестрица не переболеет мной и не начнёт с кем-то встречаться.

– Что ж, удачи!

– Нолан, ты мой должник.

С угрюмым видом Сэм поставил в микроволновку суп и настроил таймер.

– Вот ведь! – ругнулся он вполголоса. – Так и знал, что этим кончится.

– Да за всю ту грязную, тяжёлую работу, что я для тебя провернул, просьба-то пустяковая. Не говоря о той одичавшей лозе, которую пришлось пересаживать.

Что правда, то правда. Виноградная лоза без пересадки пала бы жертвой дорожного строительства. Процесс «переезда» был тяжёлым, кропотливым и требовал немалого терпения. Пирсон тогда и впрямь здорово помог, да к тому же предоставил Сэму небывалую скидку.

21
{"b":"191611","o":1}