ЛитМир - Электронная Библиотека

– Вы меня преследовали, – выпалила Люси.

– Вовсе нет. Но так случилось, что эта тропа – единственная, ведущая обратно к дороге, а мне бы хотелось добраться до своего грузовика прежде, чем разразится гроза. Так что, если не возражаете, либо пошевеливайтесь, либо отойдите с дороги.

Люси посторонилась и изобразила сардонический жест, приглашавший его проследовать вперёд:

– Не позволяйте мне вас задерживать.

Взгляд незнакомца упал на её руки с пятнами крови, собравшейся на сгибах пальцев. Падая, она порезала верхнюю часть ладони о край камня. Он нахмурился:

– У меня есть аптечка скорой помощи в грузовике.

– Ерунда, – отмахнулась Люси, хотя порез нещадно пульсировал. Она вытерла капающую кровь о джинсы. – Я в порядке.

– Зажмите её другой рукой, – посоветовал мужчина. Оглядев её, он сжал губы. – Я провожу вас.

– Зачем?

– На случай, если вы снова упадёте.

– Я не собираюсь падать.

– Тропинка крутая. А судя по тому, что я только что видел, вы не особо твёрдо стоите на ногах.

Люси издала недоверчивый смешок.

– Вы самый... Я... Мы даже не знакомы.

– Сэм Нолан. Я живу у бухты Фолс-Бей. – Он замолчал, когда небеса разразились зловещим раскатом грома. – Пойдёмте.

– Вам бы не мешало поработать над своими навыками общения с людьми, – проворчала Люси. Но не стала возражать, когда он пошёл рядом с ней по неровной тропе.

– Не отставай, Рэнфилд, – крикнул Сэм бульдогу, который тащился следом, сопя и издавая апоплексические хрипы.

– Вы постоянно живёте на острове? – поинтересовалась Люси.

– Да. Родился и вырос здесь. А вы?

– Только последнюю пару лет. И может быть, скоро уеду, – мрачно добавила она.

– Новая работа?

– Нет. – Хотя не в привычках Люси было распространяться о своей лично жизни, некий безрассудный порыв побудил её пояснить: – Меня только что бросил парень.

Сэм покосился на неё.

– Сегодня?

– Около часа назад.

– Уверены, что всё кончено? Может, это просто ссора.

– Уверена, – откликнулась Люси. – Он меня обманывал.

– Значит, туда ему и дорога.

– Даже не станете его защищать? – цинично спросила Люси.

– Почему я должен защищать такого парня?

– Потому что он мужчина, а мужчины, очевидно, просто не могут не обманывать. Так уж вы устроены. Какой-то биологический императив.

– Чёрта с два. Настоящий мужчина не станет обманывать. Если хочешь уйти к другой, сперва нужно расстаться. И никаких исключений. – Не останавливаясь, они шли по тропе. Тяжёлые капли дождя забарабанили по земле со всё нарастающей силой. – Почти пришли, – проговорил Сэм. – Рука до сих пор кровоточит?

Люси осторожно ослабила давление пальцев и взглянула на сочащийся кровью порез.

– Уже меньше.

– Если вскоре не перестанет, пожалуй, потребуется пара швов. – От таких слов она запнулась, и ему пришлось схватить её за локоть, дабы не дать упасть. Заметив, что девушка побледнела, Сэм спросил:

– Вам никогда не накладывали швы?

– Нет, и я бы предпочла и сейчас без этого обойтись. У меня трипанофобия.

– И что же это? Боязнь иголок?

– Ха-ха. Вам ведь это кажется глупым?

Он покачал головой, губы его тронула слабая улыбка.

– У меня фобия похуже.

– Какая же?

– Строго секретная.

– Пауки? – предположила она. – Боязнь высоты? Боязнь клоунов?

Его улыбка стала шире, сверкнув краткой ослепительной вспышкой.

– Даже близко не то.

Они достигли поворота, и он убрал руку с её локтя и, подойдя к потрёпанному голубому пикапу, открыл дверцу и принялся рыться внутри. Бульдог неуклюже доплёлся до грузовичка и сел, следя за хозяином взглядом сквозь множество складок и морщин на морде.

Люси ждала неподалёку, исподтишка наблюдая за Сэмом. Сильное худощавое тело под поношенным выцветшим хлопком футболки, джинсы чуть свободно сидят на бёдрах. Обычный образ для мужчин этого края, в своём роде несгибаемых, твёрдых как скала. Северо-западное побережье Тихого океана прежде населяли исследователи, пионеры и солдаты, никогда не знавшие, когда придёт корабль с продовольствием. Они выживали на том, что могли добыть в океане и в горах. Только своеобразный сплав твёрдости и юмора помог тем мужчинам пережить голод, холод, болезни, нападения врагов и периоды почти смертной скуки. И до сих пор в их потомках видны черты тех людей, что жили в первую очередь по законам природы, а уж потом – по законам общества.

– Вы должны рассказать, – не отставала Люси. – Нельзя просто заявить, что ваша фобия хуже моей, а потом оставить меня ломать голову.

Он извлёк белую пластиковую коробочку с красным крестом. Достав из аптечки обеззараживающую салфетку, он зубам надорвал пакетик.

– Дайте руку, – велел он. Она замешкалась, но, в конце концов, подчинилась. Он осторожно сжимал руку Люси, посылая электрические разряды по её нервам, заставляя остро сознавать жар и силу находящегося так близко от неё мужского тела. У Люси перехватило дыхание, стоило ей заглянуть в эти ярко-голубые глаза. В некоторых мужчинах это просто есть, нечто необыкновенное, что запросто сбивает с ног, только дай ему волю.

– Будет жечь, – предупредил он и принялся осторожными движениями вытирать порез.

Дыхание с присвистом вырвалось через её стиснутые зубы, когда она почувствовала жжение от антисептика.

Люси тихонько ждала, гадая, зачем какому-то незнакомцу так беспокоиться о ней. Когда его голова склонилась над её ладонью, она заворожённо уставилась на густые каштановые пряди волос такого насыщенного каштанового оттенка, что они казались почти чёрными.

– Учитывая сложившиеся обстоятельства, вы неплохо держитесь, – донёсся до Люси ворчливый голос.

– Мы говорим о моей руке или о расставании?

– О расставании. Большинство женщин сейчас бы рыдали навзрыд.

– Просто я ещё не отошла от шока. Вот следующим этапом как раз будут рыдания и рассылка гневных сообщений всем знакомым. Затем мне захочется вновь и вновь обсуждать эти отношения, до тех пор, пока все мои друзья не начнут меня избегать. – Люси понимала, что трещит, как сорока, но ничего не могла с собой поделать. – И в заключение, я сделаю короткую стрижку, которая выставит меня далеко не в выгодном свете, и накуплю множество дорогущих туфель, которые в жизни не стану носить.

– У парней всё гораздо проще, – проговорил Сэм. – Мы просто напиваемся пива, ходим несколько дней небритыми и покупаем какую-нибудь приспособу.

– Имеете в виду... что-то, вроде тостера?

– Нет, что-нибудь неимоверно шумное. Наподобие пневмомашины для сдувания опавших листьев или бензопилы. Это так умиротворяет.

Его заявление вызвало у неё мимолетную, неохотную улыбку.

Ей нужно прийти домой и обдумать тот факт, что жизнь её теперь разительно отличается от того, чем она была, когда Люси проснулась сегодня утром. Как ей вернуться в дом, который они с Кевином так старательно создавали вместе? Она не сможет сидеть за кухонным столом на шатком стуле, который они пытались починить бессчетное количество раз, и слушать тиканье винтажных часов в форме чёрной кошки с хвостом-маятником, что Кевин подарил ей на двадцатипятилетие. Их кухонная утварь была беспорядочным собранием несочетавшихся друг с другом вилок, ложек и ножей, купленных в антикварных лавках. Кухонные принадлежности с чудесными именами. Как восторгались они каждому найденному сокровищу – вилке «Король Эдуард», ложке «Весенний вальс». Нынче же каждый предмет в этом доме превратился в очередное напоминание о неудавшихся отношениях. Как ей теперь взглянуть на это убийственное скопление вещей?

Сэм наложил ей на руку липкий пластырь.

– Думаю, о швах вам беспокоиться не придётся, – произнёс он. – Кровь почти остановилась. – Он удерживал её руку лишь на долю секунды дольше необходимого, прежде чем отпустить. – Как вас зовут?

Люси покачала головой, тень улыбки ещё не исчезла с её лица.

6
{"b":"191611","o":1}