ЛитМир - Электронная Библиотека

Вера поцеловала его. Поцелуй получился тихий, мягкий, наполненный нежностью.

— Люби меня. Люби меня, будто в последний раз.

Странный звук вырвал его из сна. Кирилл не сразу сообразил, что это сработал будильник на наручных часах. Кирилл нашел часы на стопке с одеждой и отключил сигнал. Наполовину полная бутылка вина стояла на полу неподалеку. Вторая, так и не откупоренная, примостилась рядом.

— Пора на дежурство? — спросила Вера.

— Да.

Он лег обратно, и Вера прильнула к нему. Приятно было чувствовать, как их голые тела соприкасаются.

— Ты вернешься?

— Это часа на три, может больше. Наверно, будет лучше, если я тебя вниз провожу.

— Хорошо. Только давай полежим еще минут пять, так хорошо вместе.

Кирилл чувствовал тепло ее тела, и слышал ее дыхание. В груди мерно билось сердце.

Он стал проваливаться в сон и вздрогнул. Посмотрел на часы, прошло почти пятнадцать минут.

— Нам пора, я уже почти опоздал.

Вера кивнула и стала одеваться. Можно было любоваться вечно на ее обнаженное тело в лунном свете.

— Засмотрелся. Сам одеваться не думаешь?

— Ага, точно.

Одеваться и уходить не хотелось. Кирилл вылез из-под одеяла, и ночной прохладный воздух погнал мурашки по его телу.

Возле кроссовера Вера поцеловала его, и Кирилл пожелал ей сладких снов. Когда она ушла, он убрал спальник, одеяло и бутылки с вином в багажник и переоделся в теплое. Хотелось пить, но он никак не мог найти воду. Кирилл старался не шуметь, чтобы не разбудить Катю и Аркашу, вернувшегося с караула.

Наконец он нашел пластиковую бутылку и пошел в школу. По темной лестнице он поднялся на третий этаж и вылез на крышу.

— А вот и он! — поприветствовал его кто-то из общинных.

Несколько теней сгрудилось по центру крыши у ограждения.

— Почему так долго?

— Пить искал, — Кирилл подошел ближе.

Всего на крыше было четыре человека. С Глебом ему выпало дежурить вместе. Двое парней, имен которых Кирилл не помнил, дежурили до них. Ярослав Викторович сидел на спальнике, он решил провести на крыше всю ночь, в надежде обнаружить бандитов.

— Ну мы пошли, — сказали парни. Ярослав Викторович кивнул.

Один из сменившихся передал автомат и бинокль Глебу, второй отдал свой калашников Кириллу. Ярослав Викторович напомнил, в чем состоит задача караула, сказал, чтобы в случае чего они будили бы его, не стесняясь, и, накрывшись спальником с головой, лег спать.

На крыше стало тихо. Было свежо, от хмеля в голове слегка шумело, в теле пульсировала приятная истома, а кожа еще помнила прикосновения Веры. Кирилл подошел к бетонному ограждению и взглянул вниз. Машины спали на площади. В нескольких местах мерцали красные огоньки сигарет — курил кто-то из общинных. Кирилл посмотрел вдаль. Черные силуэты домов тянулись от школы во все стороны. Поселок был большим и приютился в изгибе реки. Поверхность воды, широкой лентой огибающая поселок с двух сторон, блестела в ночном свете луны и звезд.

Глеб сидел на свернутом спальнике и, облокотившись локтями об ограждение крыши, осматривал поселок в бинокль. Они познакомились где-то через год после падения астероида и как-то быстро сошлись. Глеб тоже искал родных. Глеб был рубахой-парнем и любил отрываться по полной. Через пару месяцев к ним присоединился Тоха. Десятки ночей Кирилл, Глеб и Тоха провели, пьянствуя и развлекаясь.

О том, что Глеб тоже едет, Кирилл узнал только в день отъезда. Обрадованный Кирилл подошел к нему и спросил, едет ли Тоха. Глеб сделал вид, что не узнает его. Игнор со стороны Глеба длился все время их путешествия.

Кирилл наклонился и взял второй бинокль, что лежал на свернутом одеяле в ногах у Ярослава Викторовича. Приложил окуляры к глазам. Было черно. Глаза привыкли, и Кирилл различил темный дом, в центре зияло черное пятно, в лунном свете трудно было разобрать что-то, но Кирилл сообразил, что это у дома провалилась крыша и часть стены, печная труба вонзалась в небо осколками кирпичей.

Перед караульными стояло две задачи. С крыши школы наблюдать за лагерем, чтобы никто не напал на общину в темноте. Вторая — осматривать поселок и попытаться найти подонков, распявших парней на церкви. Конечно, они уже, скорее всего, уехали из поселка, но чем черт не шутит, может они еще здесь, и кто-нибудь также как и общинные выйдет ночью покурить.

Смена подходила к концу. Ночь была ясной, но ни силуэтов людей, ни красных точек сигарет, ни просто движения видно не было.

За последние два часа Кирилл успел осмотреть поселок несколько раз. Хотелось спать. Теперь Кирилл осматривал одну из дальних улиц. Луна сместилась, тени передвинулись, и теперь хорошо была видна проезжая часть. На дороге застыли несколько похожих друг на друга теней.

Одна из теней подняла голову и повела из стороны в сторону, будто осматриваясь. Собака. Собаки. Семь теней — семь собак. Наверно, те самые, что ужинали распятыми парнями. Община станет здесь жить, подойдет такая собачка и посмотрит своими глазами «дай косточку», а ты — «держи, дружок, изголодался без людей совсем». И лизнет тебя в руку, а на зубах еще частички плоти тех парней. Фу, мерзость! Собаки, конечно, не виноваты, одичали без людей, но все равно такую псину он к себе не подпустит.

Кирилла осенило. А почему эти собаки не спят возле церкви и не стерегут свой ужин? Догадка всплыла в голове, и Кирилл лихорадочно стал осматривать дома вокруг собак. Ничего. Еще раз. Спокойнее, не торопись. Вот дом, другой, еще один. Ага, вот оно!

— Ярослав Викторович, — позвал Кирилл срывающимся голосом. — Ярослав Викторович!

Кирилл положил бинокль и, подойдя к спящему, стал трясти его. Глеб наблюдал за ним. Ярослав Викторович наконец проснулся.

— Что?

— Ярослав Викторович, — сказал Кирилл. — Похоже, я нашел их.

Ярослав Викторович встал и взял бинокль.

— Дальний конец поселка, третья улица от реки, — указывал Кирилл. — Асфальт светлый, на нем несколько темных пятен.

— Ага, нашел. Это они?

— Это просто собаки, — сказал Глеб, рассматривая указанное место во второй бинокль. — Я их уже несколько раз видел.

— Ага, собаки, — подтвердил Кирилл. — Похоже, те самые. Чуть ближе к нам и чуть правее здание стоит, там еще вывеска какая-то, прочитать не смог, но видимо, это сельский магазин.

— Сельпо. Да, нашел, — сказал Ярослав Викторович. — Без окон и с плоской крышей. Как коробка?

— Ага, это оно. Они там.

— Кто-то выходил?

— Нет. Я собак увидел, — начал Кирилл.

— Ну я их тоже видел, — влез Глеб. — Это не те бандиты, которых мы ищем.

— Да подожди ты, Глеб, дай ему объяснить.

— В общем, я увидел собак и подумал, что они не на месте. Ужин у церкви, а собаки почему-то здесь. Потом сообразил, что где-то поблизости могут быть те бандиты. Собаки одичали, тут появляются люди и кормят их. Вот собаки поблагодарить их пришли или, может, за добавкой, или просто по живым соскучились. Тогда я стал осматривать все дома вокруг и заметил легкое движение на вывеске этого магазина, прямо над дверью.

— Движение? — спросил Ярослав Викторович. — Ничего не вижу. Стой. Ага, что-то есть. Да, точно. Не пойму. Будто воздух движется…

— Это сигаретный дым, — подсказал Кирилл. — Струится через щель над дверью.

Ярослав Викторович несколько секунд не отрывался от бинокля, наконец, убрал его и посмотрел на Кирилла.

— Ты прав. Ума не приложу, как ты углядел. Но в сельпо явно кто-то есть.

Ярослав Викторович вызвал по рации лагерь. Скоро на крыше появился Юра Богайчук, и Гиршин рассказал о находке. Кирилл вновь почувствовал прилив гордости, когда и Богайчук нашел здание магазина и увидел легкое, еле заметное движение дыма над дверью.

Пришла смена, двое заспанных парней. Услышав новость, оба стали осматривать указанное место. Ярослав Викторович сказал, что нужно организовать разведку, проверить, есть ли там внутри люди или просто что-то горит, и если есть люди, точно ли это те подонки, что распяли парней. Юра ответил, что сходит, без проблем, заодно и место разведает, чтобы план захвата наметить. Кирилл тоже вызвался в разведку, но Богайчук усмехнулся и сказал, что справится один.

10
{"b":"191616","o":1}