ЛитМир - Электронная Библиотека

Трудности возникают, когда не знаешь, что выбрать. Кирилл понимал, что нужно что-то менять. Знаешь ли ты, чего хочешь? Кирилл не знал. Та жизнь, что он вел перед самым отъездом, — тупик. Теперь нужно выбрать другую дорогу. Пора бы уж выбрать другую дорогу. Но это только слова. В голове полная каша, и куда идти, не понятно.

После обеда всей комнатой вновь пошли на пляж. Было жарко — конечно, уже не так как прежде, но после работы хотелось искупаться в прохладной реке. На этот раз Захарка был с ними.

На пляже уже было полно народу. Глеб приволок откуда-то несколько автомобильных камер и теперь накачивал их ножным насосом, делал своего рода спасательные круги. Усевшись в небольшие камеры, по реке плавали дети. Глеб накачивал воздухом большую камеру, от грузовика. Еще две большие ненакачанные неровными кольцами чернели на серой гальке пляжа.

Кирилл скинул одежду на расстеленное покрывало, разбежался и врезался в толщу воды. Мощными гребками погнал свое тело по поверхности воды. Река была широкой. Такую не каждый рискнет переплыть. Кирилл бы не рискнул. Метров пятьдесят, всего ничего по сравнению с шириной реки, а Кирилл уже сбился с дыхания, и пришлось лечь на спину, чтобы отдышаться. Теперь бы обратно доплыть.

Кирилл вышел на берег. Сердце жизнерадостно колотилось в груди, солнце ласкало теплом. Вера лежала на покрывале и смеялась, переговариваясь о чем-то с Мариной. Аркаша и Захарка уже одевались. Кирилл взял с покрывала свои шорты.

— Девушки, у вас сорок минут, — сказал Аркаша. — Встречаемся у школы.

Кирилл, Аркаша и Захарка шли по улице назад к школе.

— Я сегодня хотел с перегородкой и нарами успеть, — произнес Аркаша. — Плюс думал еще шторы на окна поискать. Что-то плотное, чтобы зимой от холодного воздуха защищали. Так что надо все в темпе делать.

На другом конце поселка, в одном из небольших складов община нашла запас досок. Так что, где взять доски они знали, а вот подходящую для штор ткань и в нужных количествах еще предстояло найти.

Они привезли доски со склада и как раз успели поднять их на второй этаж, когда с пляжа вернулись девушки. Аркадий и Захарка остались в школе, делали замеры и сбивали из досок нары. Остальные, разбившись на две группы, пошли в рейд по домам. Кирилл и Вера шли вдвоем. Дома вокруг школы были уже порядком обобраны, и Кирилл предложил отойти подальше.

Они заходили в дома, обходили комнаты одну за другой, проверяли шкафы, комоды, сундуки, брали то, что искали или что могло пригодиться. Большая спортивная сумка уже была полной.

Кирилл и Вера подошли к краю поселка. Между заборами был неширокий проулок, и Кирилл сквозь заросли полыни прошел за дома. Поселок здесь заканчивался, и дальше тянулись поля. Тишина плыла над головой куда-то вдаль. Ветер гнал волны по пожелтевшей подсохшей траве. Вдалеке виднелся лес. Были видны изгибы тянувшейся к лесу заросшей проселочной дороги. Горько и пряно пахло потревоженной полынью. Солнце приятно припекало.

— Красиво, — Вера встала рядом и смотрела на поля и лес вдали.

Кирилл кивнул. В чем-то Аркаша был прав. Самое важное не так-то и просто потерять.

Они перешли на соседнюю улицу и подошли к воротам очередного дома. Как назло, заперто. Кирилл скинул сумку с плеча на траву и облегченно потянулся. Как обычно, Кирилл был одет в шорты, футболка, сложенная в несколько раз, как большой погон лежала на плече, защищая кожу от узкого ремня сумки. Футболку Кирилл кинул поверх сумки.

— Тяжело ведь. Может, вернемся? — предложила Вера.

— Давай еще в этот дом заглянем и пойдем. Закрытые дома редко попадаются.

Вера кивнула. Кирилл подпрыгнул и ухватился за край забора. Уставшие руки никак не хотели поднимать тело вверх, наконец, Кирилл ухитрился оттолкнуться ногой и перекинуть себя во двор. Приземление вышло не особо удачным. Прямо под забором стояла собачья конура, одной ногой Кирилл встал на край крыши, та перевернулась и Кирилл полетел на землю, пребольно ударившись спиной. От удара дыхание перехватило. Черт, надо было возвращаться в школу, домом больше, домом меньше — какая разница!

— Ты там живой? — раздался голос Веры из-за забора.

— Да.

Кирилл встал и открыл калитку.

— На собачью конуру приземлился.

Вера переступила порог калитки.

— Красивый.

— Издеваешься? Я весь в грязи и поди со здоровенным синяком на всю спину.

— Прости, я не о тебе. Дом красивый.

Кирилл обернулся. Дом и вправду был какой-то особенный. Что-то казалось в нем смутно знакомым, хотя Кирилл точно знал, что никогда здесь не был. Синие стены, закрытые резные голубые ставни, уютное крыльцо с фигурными перилами. Чем-то очень родным веяло от дома, чем-то есенинским, тихим, милым, до боли знакомым. Было тихо, и лишь ветер нежно шуршал в листве разросшихся вишневых кустов.

Кирилл занес сумку в сени. С краю двора, ближе к крыльцу блестела на солнце колонка скважины. Вера с силой нажала на рычаг, несколько сухих вздохов, несколько ржавых плевков и чистая струя брызнула из крана, приглашая Кирилла смыть грязь. Вода была ледяной и приятно щипала кожу.

Дверь в дом была заперта. Кирилл обыскал сени, но безрезультатно. Слишком много разных вещей, ключ мог быть, где угодно. А может, ключа вообще здесь нет. Вдоль стен на гвоздиках висели пучки сушеной мяты, бессмертника и чистотела. Кирилл решил проверить под ними, и уже под пятым пучком заметил блеск металла. Кирилл снял ключ и вставил в замок. Подошло идеально. Дверь открылась, приглашая внутрь. Кирилл и Вера вошли в дом. Ставни были закрыты, и в комнатах царили полумрак и прохлада. В отличие от предыдущих домов, где висел сырой затхлый запах, здесь от стен сладко пахло старой сосной.

Дом был прибран, многих вещей не хватало, сервант на кухне и платяной шкаф стояли полупустые, но комнаты не выглядели разграбленными.

— Похоже, что после катастрофы здесь кто-то жил, — предположила Вера.

— Ага.

— Тут всюду такой порядок, видимо, хозяева просто ушли.

— И судя по ставням на окнах и закрытой входной двери, они еще надеялись вернуться.

— Интересно, куда они пошли?

— Не сложно предположить. Помнишь, первую зиму? Казалось, что дождь будет идти вечно. Почти год прошел после катастрофы, и в город с окрестных деревень стали приходить люди. Надеялись достать еды на городских складах. Может, то же и здесь было. Пока запас продуктов был, жили в доме. Потом в город ушли. Может, так. А может уже летом ушли, когда все эти отсыревшие и полусгнившие за зиму тела, разом начали разлагаться на сорокаградусной жаре.

— Да, до сих пор коробит, как вспомню первое лето. Чуть ветер изменится, и от города плыла такая невыносимая вонь. Ничего не помогало. Закроешь все окна и двери, заткнешь все щели, жарко, душно, сидишь, словно в бане, а вонь все равно рядом, будто преследует тебя.

В зале напротив дивана вдоль стены тянулся многосекционный шкаф-горка. В одном из нижних ящиков Кирилл нашел большую картонную коробку. В коробке лежали несколько разноцветных рулонов плотной ткани, то ли драпа, то ли сатина. То, что они и искали. Для штор как раз подойдет.

— Нужно за машиной сходить и на ней все вывезти, — предложил Кирилл.

Решили сначала проверить остальные комнаты. Потом Вера останется здесь, а Кирилл отправится в школу за пикапом и Аркашей с Захаркой в качестве грузчиков.

Кирилл отодвинул шторку, что служила дверью в дальнюю спальню, пропустил Веру вперед и вошел следом. В закрытые ставнями окна проникало совсем немного света, в тишине Кирилл слышал лишь свое дыхание и дыхание Веры. Стены были обклеены светлых тонов обоями, и в полумраке узор на них был почти не различим. Громоздкий платяной шкаф в углу, комод, накрытый белой, вязаной салфеткой, идеально заправленная большая двуспальная кровать с набором подушек в изголовье. На покрывале с цветочным орнаментом не было видно не единой морщинки.

Руки Веры оплели талию Кирилла. Рука Кирилла поднялась будто сама, и Кирилл обнял девушку.

18
{"b":"191616","o":1}