ЛитМир - Электронная Библиотека

— Такое ощущение будто оказалась у себя дома или в каком-то другом очень родном месте, — сказала Вера.

— Ага, что-то похожее.

— Знаешь, что я хочу?

— Лечь на кровать и поваляться чуток?

— Ага, — рассмеялась Вера. — Сходи, закрой дверь. Не хочу, чтобы кто-нибудь нарушил здешний покой.

Кирилл прошел вдоль по коридору, миновал кухню. Сумку из сеней он внес в дом и поставил возле обеденного стола. Ключ из замка вышел с первой попытки. Дверь, скрипнув, затворилась. Щелкнул замок. Кирилл опустил руку и затворил большую щеколду.

Кирилл вошел в спальню. Вера уже лежала в кровати. Кирилл сквозь полумрак комнаты подошел ближе. Плетеные сандалии жались друг к дружке на прикроватном коврике, на белой узорной салфетке, накрывающей комод, стопкой возвышалась одежда: шорты и майка. Вера, приглашая, откинула одеяло. Загорелое обнаженное тело темнело на белых простынях.

— Ты не представляешь, как это здорово — оказаться в нормальной постели, — улыбнулась Вера. — Ты скоро, или мне помочь снять твои шорты?

Кирилл скинул сандалии, стянул шорты и прыгнул к Вере под одеяло. Простыни приятно холодили тело. Тело Веры казалось обжигающе горячим, и от волос приятно и сладко пахло. Кирилл обнял Веру, притянул к себе и поцеловал в губы, тихо и нежно.

— Пора вставать, — сказал Кирилл. Вера лежала у него на груди, и он одной рукой гладил ей спину.

— Знаю.

— Тогда вставай.

— Не хочу.

— Я тоже не хочу вставать. Но Аркаша хотел закончить сегодня. Думаю, кровати он уже сколотил и теперь сидит ждет, когда мы принесем ему ткань для штор.

— Есть еще девчонки, они тоже должны были ткань принести. Не хочу никуда идти.

— Ты никуда и не пойдешь, я пойду.

— Не хочу, чтобы ты куда-то шел.

— Все равно придется идти.

— Знаю, но так приятно лежать и капризничать.

Вера легла на бок, и Кирилл встал с кровати, натянул шорты и сандалии.

— Постараюсь скоро вернуться, — Кирилл наклонился и поцеловал Веру.

— А знаешь, что? — окликнула его Вера, когда он уже приподнял шторку, закрывающую дверь в спальню. — Надо сделать этот дом нашим местом. Может, после ужина обратно сюда придем? На всю ночь?

— Точно, неплохая идея.

Кирилл вышел из спальни, прошел по коридору, щелкнули замок и щеколда. Кирилл вышел во двор. Солнце приятно пекло. В теле нежно пульсировало какое-то приятное расслабляющее чувство.

Близилось время ужина. Они перевезли найденные вещи в школу. В углу класса соорудили перегородку. Импровизированные кровати стояли вдоль стен. Окна были занавешены тканью, и в комнате растекся густой полумрак. Незадолго до ужина все было готово. Минут двадцать еще оставалось, можно было сходить на речку, искупаться.

Все уже вышли на улицу, в классе осталось только двое. Аркаша искал свое полотенце, и Кирилл ждал его, сидя на подлокотнике дивана.

— Хороший дом вы нашли, — сказал Аркаша, роясь в куче одеял. — Черт, куда я его мог засунуть? Застолби его, пока не поздно.

— Застолбить?

— А вон оно, нашел. Да, застолбить, занять, заявить права. Весной все начнут разъезжаться из школы, и матрасная война возобновится, только теперь бои за дома будут идти. А тот дом хороший, целый, ухоженный, видно, кто-то жил там уже после катастрофы. Хозяева вряд ли вернутся. Так что если ты не займешь, я займу.

— Я займу. Я понял. Только как это сделать?

— К дяде Мише сходи. Карта поселка уже есть, покажи этот дом и скажи, что хочешь весной в него переехать. Проверь, чтобы он на карте отметил, что дом твой, или где в другом месте записал. И не забудь, на самом доме надпись сделать. И постарайся шум не поднимать, а то все ринутся дома столбить, а я нам с Катькой еще ничего путного не приглядел. Ладно, пойдем.

Перед школой была шумиха, собралось порядочно народу, общинные возбужденно что-то обсуждали. Сквозь толпу протолкалась Катька, и, увидев Аркашу и Кирилла, помахала рукой. Катя улыбалась. Кирилл и Аркаша подошли к ней.

— Что случилось? — спросил Аркаша.

— Дядя Миша и Ярослав Викторович за рекой карту составляли и на людей наткнулись. Видимо, у нас будет пополнение.

— Так это здорово! Много их?

— Трое. Парень и две девушки. Дядя Миша на ужине все расскажет. Купаться идем? Девчонки и Захар уже ушли, уж больно вас долго не было.

— Да, идем. Новенькие? Черт, это же вообще здорово!

Ужин начался позже обычного. Уже стемнело. Они сидели в школьной столовой за столами. Пришлось включить бензогенератор, и теперь помещение заливал тусклый электрический свет.

Новенькие сидели за одним из столов и с аппетитом ели из тарелок. Видимо, питались они в основном консервами и горячей едой были не избалованы.

Дядя Миша рассказывал о случившимся. Как и вчера, они поехали за реку, изучать тот берег и составлять его карту. От реки они находились километрах в десяти-двенадцати, и скоро пора уже было возвращаться в школу. Проселочная дорога поворачивала за лесок, и Ярослав Викторович предложил посмотреть, что за поворотом, а потом потихоньку возвращаться, сверяя нарисованную карту с местностью.

За поворотом дорога все также тянулась вдоль леса. С одной стороны, лес подступал к дороге почти вплотную, с другой, деревья начинались в нескольких метрах, и то тут, то там виднелись прогалины. Три человека с большими туристическими рюкзаками за спиной перебежали дорогу и попытались скрыться в лесу. Дядя Миша выскочил из машины и стал кричать, предлагая троице вернуться и убеждая в своих добрых намерениях. Вскоре один из них, Стас, вернулся.

Дядя Миша вспомнил, что забыл представить новеньких.

— Стас, — дядя Миша указал на парня.

— Варя, — мэр направил руку на немного сконфуженную миниатюрную брюнетку.

— Алена, — русые волосы второй девушки были собраны в пучок на затылке.

Дядя Миша продолжил рассказ. Стас вышел из леса, готовый в любой миг кинуться под прикрытие деревьев. Дядя Миша сразу выложил все карты на стол. Поведал об общине и о планах на будущее. Предложил присоединиться, или хотя бы просто поужинать с ними. Стас посопротивлялся, позадавал вопросы, но скоро к нему из леса вышли девушки.

Жизни в мертвом разрушенном городе эти трое предпочитали кочевой быт. Зимовать, конечно, приходилось в городах, но только теплело, они снова отправлялись в путь. Родом они из небольшого сибирского городка в нескольких сот километрах восточнее, так что за два лета они уже успели пройти порядком. Стас, Варя и Алена приняли приглашение на ужин и сказали, что все равно ищут место зимовки, так что с радостью останутся в школе. О том, уйдут ли они весной или останутся, они предпочли промолчать, а дядя Миша не стал спрашивать.

— Так что пока Стас, Варя и Алена поживут вместе с нами, — подытожил дядя Миша, — а весной пусть сами решают. Понравиться жить с нами, мы с радостью их примем в наш круг. Захотят продолжить путешествие, мы давить на них не будем. Ну и от лица всех здесь присутствующих позвольте еще раз поприветствовать Стаса, Варю и Алену.

Раздались дружные аплодисменты. Новенькие — это еще один шаг вперед, новая ниточка, связывающая их с поселком. И все это чувствовали. Да, поселок приготовил им не слишком радушный прием, но в итоге они боролись, рисковали жизнями за право жить в этом поселке. И это стало их первой связью с этим местом. Потом был этот сумасшедший забег — на перегонки с сезоном дождей. И они финишировали с большим отрывом. Школа стала уютной, обустроенной, радовала глаз, а предстоящая зимовка обещала быть самой комфортной. Холодные упругие струи ливня хлещут в забитые фанерой и затянутые полиэтиленом окна, в тепле и сухе ты развалился на мягком диване, вокруг тебя твои друзья и просто общинные, кто-то играет на пианино увертюру Бетховена или подключенный к аккумулятору проигрыватель крутит заезженную пластинку «Машины времени». Согревая тебя своим теплом, прижимается к тебе твоя девушка. Ты передвигаешь пешку вперед, делаешь глоток вина и ждешь ответного хода Аркаши. Эх, не жизнь, а сказка!

19
{"b":"191616","o":1}