ЛитМир - Электронная Библиотека

Лил дождь, уже несильный, и земля под ногами липла к кроссовкам, а в некоторых местах приходилось идти через глубокие лужи. Когда они вышли в берегу, Кирилл был мокрый насквозь, а вода хлюпала в кроссовках. Поселок тут почти заканчивался, дальше шел пустырь, а за ним кладбище сельской техники и ангар, где были спрятаны грузовики с горючим.

— Шагов двести нужно сделать вверх по течению, — сказал Богайчук. — Тогда точно на берег вылезешь уже под прикрытием тракторов.

— Хорошо, — ответил Кирилл.

— Все помнишь, что нужно сделать?

— Да.

— Дядя Миша, конечно, прав, что хочет их всех убить. Но нам главное сжечь ангар. Не будет грузовиков с горючим, мы будем в безопасности. Я расстреляю ангар от души, сделаю настоящий дуршлаг. Ты главное подожги его. Хорошо?

— Хорошо.

— Ну тогда удачи.

— И тебе.

Богайчук пожал Кириллу руку, и Кирилл подошел к краю обрыва. Берег был высокий, а выше по течению, куда и нужно будет идти Кириллу, он будет только возвышаться. Кирилл, цепляясь за землю и случайные ветки и пучки травы, стал спускаться в реку. Вода обожгла холодом. Вот он и внизу. Кирилл посмотрел наверх. Богайчук лег на берег и протянул вниз рюкзак. В рюкзаке были бутылки с зажигательной смесью. Кирилл перехватил лямки и надел рюкзак за спину. Богайчук шепотом пожелал удачи еще раз, и исчез за выступом берега. Кирилл остался один. Он повернулся вверх по течению и побрел почти по колено в воде.

Вода в реке была жутко холодной. Дождь стихал, и начинал сильнее чувствоваться обжигающий холодом ветер. Кирилл замерз, все тело била дрожь. Двести шагов, нужно пройти двести шагов. От движения вода в реке казалась еще холодней. Боль от холода все росла и уже казалась Кириллу невыносимой, ноги стали неметь, и вскоре Кирилл перестал их чувствовать и просто брел вперед беззвучно шевеля губами, отсчитывая каждый пройденный шаг.

Наконец, счет подошел к концу, значит, пустырь, что отделял поселок от ангара остался позади. Кирилл для верности сделал еще шагов двадцать, потом еще десять. Все, теперь нужно подниматься, скоро уже начнется атака, и он должен успеть пересечь кладбище сельской техники и добраться до ангара.

Кирилл проверил надежно ли висит рюкзак, и вздрогнул от неожиданного звука. Вдалеке раздался одиночный выстрел, и вслед за ним подали голос автоматные очереди. Прошло несколько секунд, но стрельба не прекратилась, а только усилилась. Что-то пошло не так, и бой начался раньше запланированного. Нужно было торопиться. У Кирилла теперь осталось только несколько минут, чтобы вылезти на берег и под прикрытием сельской техники добраться до ангара.

Кирилл лез вверх по обрыву. Обрыв был всего метра три в высоту, если бы не дождь, вскарабкаться наверх было бы проще простого. Сейчас же земля осыпалась под руками и ногами, скользила под дождем. Кирилл был уже почти наверху, когда уступ, куда он поставил ногу, расплылся под дождем, и Кирилл, потеряв опору, полетел вниз.

Холодная вода накрыла с головой, и Кирилл пребольно ударился спиной о дно реки. Кирилл вынырнул. Выстрелы стали чаще, и к ним присоединились звуки с другими тонами. Пулемет, решил Кирилл. Нужно было торопиться.

Кирилл прошел еще дальше вверх по течению. Было очень холодно, дождь уже чуть моросил, и в воздухе чувствовался острый запах бензина. Видимо, во время падения разбились бутылки в рюкзаке. Кирилл нашел нужное место, здесь из стены обрыва торчали коренья и камни, и Кирилл полез вверх. Взбираться приходилось осторожно, и один раз он чуть не упал, но вот наконец выбрался на берег и распластался на мокрой от дождя траве.

Было темно. Сквозь шум сбитого дыхания, слышались выстрелы. Стрельба шла во всю. Кирилл поднялся и осмотрелся. Впереди виднелись черные силуэты сельской техники: комбайнов и тракторов. За ними возвышался ангар. Было слышно, как пули пробивают металлические стены, Богайчук уже начал обстрел.

Кирилл побежал вперед, лавируя между остовами брошенной техники. Когда ангар был уже рядом, Кирилл перешел на шаг и прокрался мимо последнего комбайна как можно незаметнее. Возле ангара никого не было видно. Обстрел продолжался.

Кирилл забился под навес комбайна и вытащил из рюкзака пластиковый мешок с бутылками. Мешок был порван в нескольких местах, торчали осколки стекла, остро пахло бензином. Из семи взятых бутылок целыми были только две. Кирилл осторожно поставил их на землю под навесом. В пакете плескался бензин, и Кирилл намочил им хвосты бутылок.

Пока Кирилл их вытаскивал из мешка, он порезался и теперь кровь текла из ладошки. Рану щипало то ли от дождя, то ли от бензина.

Посматривая то на ангар, то по сторонам, Кирилл достал из кармана рюкзака еще один пластиковый мешок. В нем были завернуты зажигалки. Зажигалки оказались сухие и первая же услужливо выдала огонек. Кирилл поднес огонь к хвосту бутылки, но ткань не загорелась. Во время падения бутылки не только разбились, но и намокли. И теперь Кирилл не сможет их поджечь.

Стрельба продолжалась, бой шел жаркий, и если Кирилл не подожжет ангар, то все может оказаться впустую. Нужно было что-то делать. Вся одежда на Кирилле была мокрой, так что разорвать футболку или трусы, чтобы сделать из них хвосты бутылкам, не получится. Кирилл залез в кабину рядом стоящего трактора. За сиденьем он нашел то, что искал. В щель между сиденьем и внутренней стенкой кабины была заткнута грязная промасленная тряпка. Тряпка была сухой. Кирилл отделил от нее два куска нужного размера, вернулся под навес комбайна, и откупорил две целые бутылки. Промокшие тряпки полетели в сторону. Кирилл промочил бензином сухие, сделал из них бутылкам хвосты и заткнул горлышки обратно.

Обстрел ангара прекратился. Пулемет продолжал стрелять, но Богайчук, видно, вернулся к прежней цели — лагерю бандитов.

Хвост бутылки загорелся с первого же раза, и Кирилл метнул бутылку в сторону ангара. Бутылка прочертила в воздухе огненную дугу и ударилась об металл. Огонь вспыхнул и растекся по крыше Стало заметно светлее. Если на крыше ангара есть хоть малейшая щель, то горящий бензин проникнет внутрь и ангар взорвется. Огонь изо всех сил боролся с ослабевшим дождем. Но взрыва все не было.

Если бы бутылки не разбились, то Кирилл бы просто закидал ангар всеми семью штуками. Тогда бы огонь попал внутрь наверняка. Но теперь у него была только одна бутылка. И только один шанс. Языки пламени на крыше ангара уже почти не были видны, дождь сбил огонь.

Кирилл сидел под навесом, и на него накатило чувство нереальности происходящего. Он увидел себя словно со стороны, и все вокруг выглядело по-особому четко, только картинка была плоская. Плоский свод ночного, затянутого тучами неба над головой, плоское здание ангара, темные и плоские силуэты сельской техники вокруг, плоские дома поселка по ту сторону плоского пустыря, полностью плоский мир. И в самом центре — он, Кирилл, большое черное пятно, даже не плоский, просто пустота.

Был лишь один способ поджечь ангар наверняка. Подойти вплотную, оттянуть закрытую на цепь дверь и кинуть бутылку в щель. Взрыв скорее всего произойдет почти сразу, и Кирилл не то, чтобы отойти, а даже упасть не успеет. Одежда у него мокрая и есть шанс, что он отделается всего лишь ожогами. Остается только решиться на этот поступок.

Сколько лет уже прошло со дня катастрофы, но Кирилл до сих пор чувствовал себя каким-то ненужным. Все потеряно, нет ничего, что маячило бы там, вдалеке, и манило бы к себе. Все движется вперед, люди движутся, жизнь движется: лишь он словно застыл и боится хоть немного пошевелиться. Нет ничего, ради чего бы стоило начать путь. Жизнь проиграна. Это чувство, что жизнь проиграна. Оно сидит в груди Кирилла, как император на троне. Видимо, осталось только одно — уйти со сцены и дать место другим. Возможно, он даже не успеет почувствовать боли.

Стрельба не прекращалась, вдалеке со стороны лагеря бандитов было видно слабое зарево пожара. Нужно было действовать. Вполне возможно, бандиты отобьются, и тогда для общины будет только один шанс выжить — уничтожить запасы горючего. Без горючего Велес просто не сможет взять школу.

43
{"b":"191616","o":1}