ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Увы, через полчаса я поняла, что Разэнтьер оказался прав — откровенно дремал даже сам Эль-Тару. С открытыми глазами, и умудряясь сохранять на лице маску строгой суровости. Скучные отчеты о происшествиях за ночь во дворце и городе навевали тоску. Хотя сам начальник дворцовой и городской охраны, которого тоже с души воротило от каждодневной рутины, пробудил во мне настоящее а не показное любопытство.

Он был из Воладариан — черно-красный мундир, нашивка на рукаве в виде свернувшегося золотого дрейга, обязательная шпага в отделанных красной кожей ножнах на левом боку, хорошая бойцовская выправка, заработанная явно не на плацу. Но, во-первых, в отличие от большинства виденных мной Служащих Трону он был бескрыл, по крайней мере, внешне. А во-вторых, он уродился абсолютным, чистой воды альбиносом.

Белейшая кожа, бесцветные, схваченные в низкий хвост на затылке, волосы, ярко горящие рубиновые глаза на довольно жестком лице, выдававшем прожженного циника и забияку. По-своему он был даже красив, но от него хотелось держаться подальше.

— Таким образом три пьяных дебоша, учиненных ночью в приречных кварталах столицы, и одно разбойное нападение, устроенное бандой Кривого гвоздя… Хильден побери, для кого я тут птицей сиф каркаю?!

Присутствующие зашушукались, а Волк заметно оживился, сбросив с себя скучающее оцепенение.

— Мэйрис, — ласково ухмыльнулся он. — Во-первых, порядок есть порядок, и негоже его нарушать. Поэтому все мы тут и собрались. Во-вторых, твои орлы разобрались? Устранили? Молодцы, вырази им благодарность от меня, и давай дальше. Избавь меня от ненужных подробностей.

Мэйрис фыркнул, всем своим видом давая понять, куда он хотел бы послать столь бесполезное времяпровождение вместе с двором и его правилами. Но отчет все-таки закончил, стараясь излишне не витийствовать и выражаться покороче. Дождавшись царственного взмаха лапой со слегка выпущенными от нетерпения когтями, белоголовый ифенху почти бегом ринулся из зала, на ходу что-то бурча себе под нос. Я его понимала — дела в любом случае важнее стояния здесь.

Следом чередой прошли главы гильдий — кто с прошением, кто с докладом. Это были как ифенху, так и люди, последние иногда весьма почтенного возраста, лет за двести. Эль-Тару в разговоре с ними ограничивался короткими замечаниями, изредка — двумя-тремя фразами. Главы Кланов являлись пред государевы очи с недельными отчетами, во время которых Ваэрден перестал откровенно грезить и навострил уши. Я при этом честно старалась вслушиваться в отчеты, потому что беглую гортанную речь десмодцев, разбавленную еще и разными диалектами, понять было сложно.

К моему изумлению некоторые из них оказались еще и Хранителями. И как я накануне не почуяла? Наверное, от усталости. Моему знакомцу Фицгерну явно благоволил Юдар, Рахабьеру Найкамару — Дух воды Акуис. Как тихонько пояснил мне в голову Разэнтьер, Кланмастер был главой всего флота Ифенху-Тариет. Правда, при нелюбви к воде, только формальным главой, но зеркальное совпадение с нашими Рамарэнами меня позабавило. Интересно, он случаем не скрывает под высоким воротником жабры?..

Дум-ар-Тар Тевар, олицетворявший собой высшее армейское командование, тоже походил на кхаэлей, в особенности дядьку Димхольда, и не зря — его Стихией, как оказалось, была Земля. В самом Разэнтьере под конец я уловила предрасположенность к Огню… Надо же, можно сказать, напарник.

Меня отвлек его негромкий полушепот. На сей раз, словесный:

— Ваша Светлость, вам слово.

Я встрепенулась и подошла к Волку, еще раз поклонившись. Он благосклонно взирал на меня и мысленно подбадривал.

«Ну давай же, ты прекрасно справишься»

Справлюсь, куда я денусь.

— Мой государь, — начала я. — По условиям договора, подписанного вами и моим отцом в год пять тысяч тридцать шестой от Начала Царствия в месяц спокойной воды, четыре из шести кхаэльских Кланов готовы отправить к вам на службу по пять сотен воинов в знак союза между нашими народами. Они будут подчиняться приказам вашего командования и участвовать в боевых заданиях точно так же, как ваши собственные воины при условии, что им позволят сохранить их собственные родовые гербы. Согласно договору срок их службы вам равен полувеку, но может быть продлен по их желанию.

Выдохнула незаметно. И умолкла, ожидая его ответа.

— Две тысячи бойцов, — кивнул Эль-Тару. — Что ж, согласно договору Кланы Служащих Войне, Броненосцев и Хранящих Покой отошлют на Хэйву равное число воинов сроком на полвека на тех же условиях. Для обсуждения деталей я жду вас у себя в полдень, ваша Светлость Илленн-эрхан.

— Как пожелаете, Эль-Тару, — отозвалась я, еще раз поклонилась и, медленно отступив на три шага, вернулась на свое место в строю придворных. От предстоящего разговора помимо упомянутых Волком «деталей» можно было ожидать чего угодно.

До полудня меня галантно развлекал все тот же Фицгерн, не иначе, по высочайшему приказу. Мы гуляли по дворцу — напоминающему маленькую крепость в крепости четырехугольному зданию с башенками по углам и просторным внутренним двором, — по самой цитадели, куда более огромной и внушительной, чем само Волчье логово. Я своими глазами увидела знаменитый симбиоз ифенху и людей: смертных в замке было куда больше, чем Темных, и многие из них носили Клановую форму подобающих цветов. Зло взяло на своих — почему люди заставляют нас прятаться в укрепленных городах и замках вместо того, чтобы понять? Почему мы боимся их? Да, мы, хотя могли бы…

Я отбросила незваные мысли. Мне следует научиться у Темных жизни среди людей и научить этому сородичей а не лелеять старые обиды.

Интересно, что скрывается в Тореадриме за старинным фасадом? Дома мало того, что работали все вемпарийские Арки, так еще и благодаря любезному допуску Яноса-эрхе в библиотеку Мунейро-ви-Иллес многие старые технологии были подняты из небытия. Под Ареи-Калэн, например, скрывается древний Храм Душ а при нем лаборатории, где по рассказам учителя Тиреля можно запросто вырастить или собрать любое живое существо или машину. На Десмоде с виду не ушли дальше мечей, конно-воловьей тяги и доспехов. Но кто знает, что Ваэрден решил утаить от людей ради их же спокойствия?..

Я спросила об этом Фицгерна.

— Мы освоили луну, — ответил он. — Чем мы хуже хильден? Нашли когда-то птичий портал, а он оказался рабочим. Наши Умники из Клана Вопрошающих туда, разумеется, первыми полезли. Там оказались целые катакомбы внутри! Теперь Умники оттуда почти не вылезают, науку двигают.

— А почему люди ничего об этом не знают? Вы не приносите им открытия?

— Зачем? — пожал плечами Айвар. — Кто хочет — в академии поступает, учится, мы же не запрещаем. Медицину и магическую, и обычную, поддерживаем в обязательном порядке, всякие там словесные науки. Механику, оптику, алхимию… да много чего! Но дай им в руки что-то посерьезнее меча, щита и кирасы — княжна, вы представляете, во что они способны ввергнуть Десмод при их постоянном стремлении воевать? Мы хоть в драках молодняк учим, а они делают это неизвестно зачем. Так что, Мелкаэн и его Вопрошающие Вещего держат всю науку только под своим крылом. Надо будет — им решать, что дать людям в пользование.

Я не нашлась, что ответить на такое. На Хэйве войн и потрясений не было уже очень давно, а сами люди просто не стремились менять привычный уклад жизни. Жажда знаний укладывалась большей частью, в магическое русло, а это отменяло необходимость что-то слишком сильно менять в повседневном быте. Тайные же знания оставались тайными, не предназначенными для обычной жизни и обычных дел.

При виде здешних лошадей я искренне удивилась. Хрупкие очень, тонконогие, но красивые. Я бы не рискнула на таких ездить — неровен час, загонишь ненароком, и что потом? Нет, выносливые грельвы привычнее.

В полдень за мной явился лично Разэнтьер. Чем дальше, тем сильнее казалось, что меня взялись опекать не больше не меньше — ближайшие соратники Волка, не доверяя этого никому другому. Делать им больше нечего! Но не лезть же в чужой дом со своим уставом… мне оставалось только следовать за провожатым, про себя гадая, что же может сулить разговор с Эль-Тару.

17
{"b":"191620","o":1}