ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Элионд обрадовался им, как родным. Потащил прямо с порога в обеденную комнату, велев послушнику немедленно накрывать стол для дорогих гостей. Я же осталась в стороне простым наблюдателем, встала у стеночки и старалась не мешать. Пришедшие мне были никто, и с моей стороны было бы глупостью бросаться к ним с объятиями или устраивать ненужную суету. Когда все с почестями были рассажены по лавкам у стола, а я собралась подняться к себе наверх, старец указал на меня широким жестом и торжественно заявил:

– Вот вам обещанный наемный клирик. – И тут же гордо поинтересовался: – Ну как, хороша? Между прочим, для вашего дела именно такая и нужна. Подходит по всему, прямо как и сказано… Кх-гм… Как у меня в письме указано.

Я замерла на первой ступеньке и с удивлением посмотрела на Элионда, а потом перевела взгляд на его гостей. Лицо Бриана ничего не выражало, близнецы тоже никак не прореагировали, а вот Морвид, откинув капюшон, скривился, будто ящик недозрелых лимонов разом съел.

– Баба, – сказал он односложно и посмотрел на барона, как бы ища у него поддержки.

Я вспыхнула. Ну ничего себе?! И здесь дискриминация по половому признаку?! Стиснув зубы, чтоб не наговорить гадостей, – гости же, смерила всех тяжелым взглядом и поднялась на второй этаж, а уж там, замерев, стала подслушать. Какие-то странные дела старый клирик затевает, темнит, крутит, но мне ничего не говорит.

Едва я скрылась с глаз сидящих за столом, как их разговор потек в интересном направлении.

– В прошлый раз был юнец, который еще и бороду не брил, – начал выговаривать жрец Элионду. – Ты говорил, что он абсолютно подходил под… под наше задание. Оказалось, что промашка вышла. А теперь девица, причем такая, что глянешь – перетрусишь. Нет, я понимаю, что с ее лицом и фигурой только нечисть распугивать, но нам-то от этого не легче. Ты пообещал нам наемного клирика лучшего из лучших, расхвалил на все лады, заверял, что на этот раз все будет замечательно. А что в итоге? Баба? – Старик виновато покряхтел, а Морвид продолжал: – Я не удивлюсь, если сейчас окажется, что ты опять ее перехвалил, и она не обладает даже половиной нужных нам качеств.

Клирик попытался отвертеться.

– Не совсем чтобы, – начал выкручиваться он. – Сейчас у нее по силе не самый удачный период, но скоро все выправится. Тем более что задатки у нее недюжинные, возможности большие, правда, пока она ими в полной мере воспользоваться не может. Но пройдет пара месяцев, и… А в остальном – полное соответствие.

– Я так и знал! – раздался возглас Морвида, перекрыв последние слова Элионда.

А красивый и чистый, как горный ручей, голос произнес:

– Почтенный Элионд, мы из-за обещанного вами клирика тащились за тридевять земель, и что в итоге? Вы снова подсовываете нам совсем не то, что нужно? – Похоже, это заговорил кто-то из квартеронов. – Дариэн был хорошим мальчиком, да будет милостива к нему Лемираен, с огромной силой, но в ответственный момент он растерялся и не справился. И теперь нам требуется новый наемный клирик. Я подчеркиваю, новый, очень опытный и сильный наемный клирик с определенными качествами, а не многообещающий, но на данный момент совершенно неподходящий, вернее неподходящая.

– Я согласен с братом, – раздался второй, столь же красивый голос, но на тональность ниже. – Мы не можем позволить себе рисковать жизнью не только нового участника команды, но и своими жизнями тоже. Бриан планировал очень сложный и опасный рейд, вы это знаете. А клирик, который не может в полном объеме воспользоваться своими возможностями, ставит всех под удар.

– Не беспокойтесь вы так, – принялся заверять их Элионд. – Ольна – девочка умная, а главное, сильная и выносливая. Она подойдет вам как нельзя лучше!

Стоя наверху и слушая их разговор, в котором обсуждали меня, словно бы корову покупали, я все больше и больше мрачнела. Мне совершенно не понравилось упоминание некого Дариана в прошедшем времени, да и слова «сложный и опасный», уж извиняюсь за тавтологию, вызывали сильное опасение.

Меж тем первый из братьев заговорил вновь:

– Мы не можем позволить себе потерпеть неудачу. Мне все равно, кто она – мужчина или женщина, красавица или нет, но провал недопустим. Надеюсь, вы поймете нас и предложите другого клирика, более подходящего нашим потребностям.

Было слышно, как Элионд завозился в кресле, устраиваясь поудобнее. Он тяжко повздыхал, словно в нерешительности постучал посохом об пол, а потом выдал:

– Так нету никого больше. Нету. И требуемого лет двадцать может еще не быть, а то и больше. Вы ж знаете положение по всему предгорью от Восточного хребта до Северных отрогов, от побережья Эльвиона, где сидхе сдерживают натиск морского народа, до лесов Таурелина. Про то, что творится на границе со степью в Салисии и Лисене, я вообще умолчу… Откуда вам – команде всего лишь из четырех участников – я возьму опытного и сильного наемника? Тем более соответствующего всем пунктам пред… К-хм… Вашим запросам. Бриан, я тебе как старому знакомому в сотый раз повторяю: увеличь свою команду хотя бы до пятнадцати, а лучше двадцати боевых единиц, тогда первейшие клирики Бельнориона будут твои. Ты известен среди них как опытный лидер, всегда выполняющий обещанное. Они пойдут к тебе.

– И тогда я превращусь из лидера команды в кастеляна, заведующего организацией жизни при большом отряде, – заговорил Бриан в первый раз. Голос у него был глубокий, чуть севший, как если бы он долго кричал или громко приказывал. – Мы хороши тем, что малым числом можем проникнуть в любую труднодоступную область Роалина или Догонда, добраться до любого чернознатца и, выполнив свое дело, уйти без шума.

– Тогда чего ты от меня хочешь? – немного саркастически спросил старец. – До тех пор, пока ты отказываешься набрать большее количество участников, у тебя нет шансов заполучить к себе приличного клирика. И тогда я не дам гарантии, что этот клирик справится. А то, что я предлагаю взять к себе Ольну, – большая удача, я бы даже сказал, огромная. Надеюсь, ты меня понимаешь?.. – И, тут же сменив тон, как опытный продавец, который пытается сбыть с рук залежалый товар, продолжил: – Хотя, если ты отказываешься, я отправлю ее к Хаодеру, он тоже подыскивает замену старику Турану. Тому уже трудно скакать по горам и долам, как прежде, – как-никак пятую сотню разменял. – А потом грозно отрезал: – Больше в ближайшее время никого не предвидится. Комета по-прежнему властвует на небосклоне. Тебе очень трудно будет найти клирика, подходящего по всем статьям. Забудь, что было двадцать лет назад, – благие годы ушли, и неизвестно, скоро ли настанут… Сейчас все более или менее опытные клирики со своими командами, что боевые, что посвященные, – сидят на границе со степью или сдерживают нечисть, которая лезет из необъятных болот Догонда. Эти топи покусились уже и на священные леса эльфов Таурелина, оттяпав у них приличный кусок земли. Присания захлебывается от поднятых тварей. Роалин – некогда свободная и богатая страна – ныне вымершая пустыня, куда смеют наведываться лишь бесприютные скитальцы, бандитские шайки да отчаянные сорвиголовы. Даже империя Эльвора, веками не берущая в руки оружия и надеющаяся только на своих светлых магов, начинает потихоньку вооружаться. Их уже не спасают ни мощь первородных, ни амулеты аватаров, что до этого охраняли границы. Даже черные Альвы обеспокоились. Поговаривают, что они пытаются заключить мировой договор с соседствующей Лисеной и гномами Медного кряжа, хотя до этого резали друг друга за здорово живешь. Последователи Сейворуса заполонили все кругом. Поговаривают, что это вовсе не последователи Чернобога, а слуги давно забытого Фемариора. Если ты еще помнишь старинные предания и легенды…

– Помню, – сухо подтвердил Бриан. – Но не стоит мне повторять эти старые детские сказки, а остальное, что ты рассказываешь, для меня не новость.

От этих слов Элионд чуть поморщился, но сказал:

– Если ты это знаешь, и я это знаю… Так чего же ты хочешь? Бери, что дают, и радуйся.

22
{"b":"191628","o":1}