ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Морвид, что делать-то надо? – прокричала жрецу.

Тот поднялся и пошел ко мне. Остановившись за каменным кругом, он внимательно посмотрел на меня, нелепо держащуюся за посох, словно на неопытную стриптизершу, впервые увидевшую шест.

– Что чуешь? – устало спросил он.

– Ничего, – пожала я плечами.

– Тогда силу тяни. – Жрец сказал это с таким видом, словно пояснял простую и общеизвестную истину сопливому ребенку.

Чуть прикрыв глаза, попыталась в обратном направлении, так же, как отдавала, забрать обратно. Не вышло! Сложно что-либо в закрытый сосуд, то есть в меня, налить. Сила не желала входить. Я словно бы ее зачерпнула, а куда деть – не знала. Она буквально жгла, как если бы пришлось удерживать раскаленный уголек. Помучившись несколько мгновений, я выплеснула ее на землю. Тут же неожиданно вскрикнул Морвид и принялся сбивать с балахона возникшее неизвестно откуда пламя.

– Ты что творишь?! – закричал он, за считаные мгновения справившись с огнем. – Спятила?!

Я отпустила посох и отшатнулась от него. Ладони горели, словно мне пришлось разгребать раскаленные угли. А жрец тем временем, перешагнув через камни, приблизился ко мне и странными движениями рук, как бы ощупывая воздух вокруг посоха, пошел посолонь[35]. Только сделав три круга, он с усилием смог выдернуть его из земли.

– Знаешь что, девочка, – начал он, пристально глядя на меня. – Пока не научишься контролировать свои возможности, ты опасна и для самой себя, и для окружающих. Спасибо, конечно, что часть силы откачала. Но зачем за магический круг сливать?! Самое главное правило жреца или клирика – любая сила в свободном состоянии ищет ближайший объект приложения. Если б тут была нечисть, ту, конечно бы, пожгло от светлого огня Лемираен, и это было бы хорошо. А вот меня, служителя серых и туманных сил, неспособного в больших количествах принимать ваше чистое пламя, подпалило. Ты стояла в замагиченном круге. У Бриана способностей нет, у квартеронов зачатки своей эльфийской магии, вот мне все и досталось – я для нее своеобразным громоотводом стал. Думай в следующий раз, что делаешь, вспоминай основы, которым тебя в монастыре учили. А то если не сама выгоришь, так кого-нибудь сожжешь.

– Меня в монастыре такому не учили, – сконфуженно ответила я на вполне заслуженное негодование Морвида. – И Элионд про подобное не рассказывал.

– Еще бы он тебе рассказывал, – фыркнул жрец и, волоча посох по земле, словно тот был неподъемным, пошел обратно к месту нашей стоянки, я двинулась следом. – Несмотря на то что лечит он знатно, демир готовит замечательный и советы дает неплохие, силы в нем ровно на его занятия. Элионд уже не помнит, как контролировать объемы, которые ты интуитивно зачерпываешь. С его способностями не понять, сколько мне во второй раз пришло. Вроде как поднять двухсотфунтовую глыбу – пытаться может сколь угодно, а вот суметь – это вряд ли. – Морвид, обернувшись ко мне, поинтересовался: – А ты чего силу просто так вылила?

– Сложно налить что-либо в запечатанный кувшин, – пояснила я. – Не пожелала она возвращаться. Я ж сказала тебе, что кто-то мне плотину поставил, ограничив мои возможности. Мне Элионд это сказал. Так что теперь я могу только привидения по болотам гонять да чих лечить, – я повторила слова старика.

– Чих?! Привидений?! – казалось, удивлению Морвида не было предела. – Может быть, чахотку, а не чих? Ну-ка, давай садись к дереву, – мы как раз неспешно вернулись обратно. – Я хоть и не особо разбираюсь в путанице силовых потоков Лемираен, но опыт кой-какой есть.

Я послушно села, а жрец, опершись на посох, стал вглядываться. Прошла пара минут, прежде чем он пошевелился, крякнул и даже озадаченно почесал макушку.

– Все-таки нет равных старому пеньку в установке причин, – сказал он после небольшого раздумья. – Ничего толком разобрать не могу, но возможностей в тебе сейчас действительно только на хиленькое привидение. Однако если вспомнить про ту мощь, что ты мне выдала… Нет, Элионд был прав полностью. Ладно… – Он, обернувшись, крикнул: – Бриан, нашел что-нибудь похожее?!

Барон подошел к нам, вид у него был хмурый и тревожный одновременно. В ответ на вопрос Морвида он отрицательно качнул головой.

– Куча всего – от мелкого щебня до глыбы, но ключ-камень я не обнаружил. Похоже, здесь нет заговоренных камней.

Жрец стукнул своей палкой в землю от негодования.

– Тогда я вообще не понимаю, что здесь происходит! Если до этого у меня были предположения, то теперь вообще никаких! Бриан, ты еще раз можешь дословно пересказать, что тебе сказал комендант города?

Я насторожила ушки. Наконец при мне пошел разговор, который должен был прояснить суть этой нашей поездки и всего происходящего здесь.

– Ничего важного он не сообщил, – начал барон. – Сказал, что его дальний родственник давно вестей из маленькой деревеньки, что под Каменистой Горкой, не посылал. А на самой Горке странные вещи творятся, огни зеленоватые мелькают. Он отправил туда пару человек – они не вернулись, больше не рискнул и попросил нас заглянуть, денег предложил за это, как положено.

– А зачем коменданту города Лотерма из Ремила по просьбе дальней родни узнавать про жителей деревни из совсем другого государства Ваймер? – резонно удивился Лорил. Квартерон внимательно слушал разговор. Его брат, все такой же бледный, лежал на одеяле, закрыв глаза, но было заметно, что и он прислушивался к беседе.

– Скорее всего, там какие-то личные интересы вроде контрабанды или лихого товара примешаны, – пояснил Бриан. – Мне все равно, что у него, но если платит приличные деньги, то почему бы не съездить. Тем более Ольну нужно было проверить. Вот и проверили, кстати. – После этих слов я насупилась, но против ничего не сказала. – Суть не в этом, для нас теперь главное разобраться: почему здесь подобное происходит и отчего камни залетали.

– Это дыхание Бездны, – нараспев произнес квартерон, словно эти слова объясняли все.

– Еще скажи, отрыжка Чернобога, – фыркнул Морвид. – С каких это пор ваша Бездна задышала? Вернее, почему без чьей-либо помощи дышать начала? Нет, Эсе, тут дело не в вашей эльфийской магии. Здесь что-то другое, чего я раньше не встречал.

– И все же это дышит Бездна, – слабо качнул рукой Лиас. – Только она способна поднять камни, только Бездна способна на такое.

– Эль, я уважаю твой народ и мощь твоей магии, но поверь мне, здесь было совсем другое. Сила богов и эльфийская магия не смешиваются, как вода и масло. Бездна эльфов не может пить силу Благословенного Отца Ярана, как вино. Они попросту не заметят друг друга, пройдут, не задев… Не знаю, как еще тебе объяснить, но это так. Сила богов и магия эльфов различны. Все народы, кроме людей, ближе к стихийным силам, нежели к нашим богам. Вы, светлые, – воздушные, ши – больше вода, гномы с Духом гор или огнем общаются; кочевые шаманы за прочими, начиная от личей и до демиличей, бегают, во славу которых они служат и живут. Так вот, этот загадочный «кто-то» пил силу моего Бога, как пьяница с утра первый стакан вина. Лишь благодаря выплеску Ольны мне удалось сделать так, чтобы «кто-то» захлебнулся, причем одним лишь объемом. Мои заклинания на него не действуют, вернее, действуют, но наоборот: он набрасывается на них, как голодный зверь. Прежде я такого не встречал. И еще хоровод булыжников без ключ-камня, вдобавок перелетевших со своего места на приличное расстояние… Редко какой кочевой шаман способен на такое. Мне, чтобы поднять половину этой массы, пришлось бы силу пару недель копить, и то, скорее всего, пуп с натуги развязался бы. А тут с легкостью ребенка, играющего тряпичными куклами… Нет, это не ваша эльфийская мощь и не кочевой шаманизм, а что-то совершенно иное.

– Все равно нам необходимо найти того, кто это делает, – сурово произнес Бриан. – Нам за то деньги уплачены.

– Нас просили посмотреть, а не за неизвестным с булыжниками гоняться, – скептически возразил Морвид, а потом, взглянув на барона, махнул рукой: – И не делай такое суровое лицо! Все я прекрасно знаю! Мы команда, и должны… прочая, и прочая… Но то, что творится здесь, приводит меня в полную растерянность. Было бы чего искать, я б нашел. Любой пожравший мою силу, казалось бы, должен оставить след, и я бы по нему, как по путеводной нити, добрался бы до нужного места. Это непреложная истина, по-другому не бывает! А здесь пусто. Ничего нет, никаких следов. Возможно, они появятся или хозяин камней как-то себя проявит, но нужно ждать. Может, до завтра, а может, и месяц прокуковать придется. – И, неожиданно обратившись ко мне, жрец спросил: – Ольна, ты можешь дополнить?

вернуться

35

Посолонь (устар.) – повторяя круговое движение солнца на небе.

27
{"b":"191628","o":1}